Общество

Свидетели Путина

«Мы планируем провести съезд движения «Сеть» и его полномасштабную презентацию на молодежном слете «Таврида» в Крыму (15–24 августа. — The New Times). Что мы там покажем и расскажем — это еще в процессе планирования, но наше выступление, конечно, должно быть очень крутым. Мы же новая организация и должны всем понравиться. И еще там, возможно, будут представлены лидеры проекта», — рассказал корреспонденту The New Times источник в прокремлевском молодежном движении «Сеть», который просил не называть своего имени. Он же объяснил, что «ребята с барабанами», то есть движения типа «Наши» и «Молодой гвардии», уже «всем надоели». У власти и общества, мол, возникла необходимость в новой молодежной политике — нужны духовные лидеры, молодая путинская интеллигенция.

Движение «Сеть» появилось в публичном пространстве в апреле этого года: под объективами федеральных телеканалов его активисты открывают выставки, проводят модные показы, рисуют патриотические граффити и раздают георгиевские ленты. Отделения есть уже в 11 городах — Москве, Владивостоке, Волгограде, Екатеринбурге, Иркутске, Калининграде, Новосибирске, Ростове-на-Дону, Санкт-Петербурге, Ярославле и... Севастополе. В каждом — по 100–200 активистов.

Они называют себя «талантливой молодежью» и хотят стать «культурной элитой» страны. Они уверены, что спустя несколько лет будут представлять Россию на мировой арене.

Их манифест напоминает брошюру «Свидетелей Иеговы»: «Мы не боремся с властью отца — мы разделяем ее, учимся власти, осваиваем эту власть, вместе с отцом направляем ее энергию на наше настоящее и будущее».

Их «отец» — Владимир Путин.


Кураторы и финансы
Ссылки на странички движения в «ВКонтакте» стали появляться на региональных интернет-форумах и сайтах еще в январе 2012 года. Но по-настоящему об этой организации заговорили в конце 2013-го: блогеры и журналисты узнали, что никому неведомая раньше «Сеть» проводит слеты и собрания (в Калининграде и Санкт-Петербурге), формирует «фокус-группы» из студентов и ведет набор активистов. Наконец, появилось и имя лидера — бывший «нашист» Артур Омаров, который ранее руководил самым радикальным и агрессивным крылом «Наших» — движением «Сталь». Писали, что финансирование организации идет через администрацию президента — но это, собственно, давно уже не сенсация, когда речь идет о политических молодежных движениях. Во всех публикациях о «Сети» неизменно подчеркивалось, что организация очень закрытая, информации о ней мало, официального сайта нет. И вот теперь проект наконец вышел в паблик.
«Наша основная цель — за десять лет вывести на мировую арену десяток, может быть, больше лиц-брендов, которые будут пропагандистами нашего, русского образа жизни и ценностей», — сказал The New Times пресс-секретарь движения Глеб Самохвалов.
На недавно открывшемся сайте «Сети» перечислены основные принципы движения: 1) нравственный — «мы против однополых браков»; 2) религиозный — «защита традиционных для России религий» (православие, иудаизм, ислам, буддизм); 3) политический — «мы за Путина»; 4) экономический — «наши товары будут работать на Россию»; 5) культурный — «мы стремимся думать на русском языке» (так и написано).

„«Мы не боремся с властью отца — мы разделяем ее, учимся власти, осваиваем эту власть, вместе с отцом направляем ее энергию на наше настоящее и будущее». «Отец» — Владимир Путин” 

Самохвалов объяснил, что «Сеть» до последнего времени действовала очень аккуратно и незаметно, потому что организаторы боялись, что не справятся с большим потоком людей.
Студентов из фокус-групп отбирали по двум основным критериям: во-первых, активист должен всецело поддерживать политику Владимира Путина, во-вторых, иметь творческие способности и желание создавать собственные проекты по следующим направлениям: дизайн, политический активизм, культура, искусство, кино, бизнес, религия, новые медиа. Активистам в «Сети» деньги не платят. Однако движение полностью оплачивает обучение, затраты на проекты (художникам покупают холсты и краски, модельерам — ткани и т. д.) и организовывает мероприятия: в мае в Калининграде прошла выставка художников движения, а в Севастополе — модный показ.
Артура Омарова называют «техническим директором проекта» (сам Омаров согласился дать The New Times интервью по переписке, но на отправленные ему вопросы так и не ответил). Пресс-секретарь также рассказал, что до последнего времени движение материально поддерживал «крупный и средний национально ориентированный бизнес», и добавил, что сейчас «Сеть» заключает договоры с околокремлевскими фондами — например, с Фондом развития гражданского общества Константина Костина.
The New Times связался с Костиным и спросил его мнение о движении. Бывший начальник управления по внутренней политике администрации президента (до мая 2012-го) сказал, что пока не видит запроса «на мобилизационную повестку для молодежи», но добавил, что государство, конечно, должно вовлекать молодежь в различные проекты. Вопрос о финансировании поставил руководитель Фонда развития гражданского общества в тупик. «Я об этом впервые слышу, — сказал Костин. — Мы принимаем грантовые заявки раз в полгода, сейчас отбор уже закончен, и движения «Сеть» у нас (в списках грантозаявителей) не было».

30_02.jpg

Показ одежды дизайнеров из «Сети» в Севастополе, 24 мая 2014 г. /фото: Андрей Кравцов/Geometria.ru


Дети «отца»
Активисты движения учатся не только профильным предметам. Для «общего развития», например, проводятся лекции по геополитике и технологиям манипуляций массовым сознанием. Источник журнала в движении так описал эти лекции: «Рассказываем, что Майдан сверг законную власть Украины. Еще рассказываем про Болотную, какие политтехнологии использовали лидеры оппозиции, чтобы увлечь людей. Все это для того, чтобы наших ребят никто не мог обмануть и увлечь ложными идеями». «А кто читает лекции про технологии манипулирования?» — поинтересовался The New Times. «Такие специалисты много где есть. И в МГИМО, и в академии ФСБ, — ответил источник. — Но нам не важна принадлежность лектора к какому-то крутому вузу, главное, чтобы это был хороший специалист».
Еще вопрос: «А можно у вас создавать произведения без идеологической подоплеки? Писать стихи не про вождя, а про любовь, например?» — «Можно. Но пока все ребята создают только патриотические проекты. Приходит человек и говорит: «Я хочу нарисовать Путина в латах у Кремля». Ну ок, рисуй. Или вот девочка-художница: «А я хочу рисовать комикс про Путина и Украину». Тут собеседник журнала показал свой iPhone с изображением Путина на чехле: «Вот, тоже наши ребята делают».
The New Times поговорил с активистами из Москвы, Санкт-Петербурга и Калининграда. Все как один говорят, что их родители и они сами поддерживают президента, что Россия за последние 15 лет «сильно изменилась в лучшую сторону», «вырос уровень жизни», «оппозиция ничего не предлагает и не делает, а только критикует», «революции проплачивает Америка», «у нашей страны свой путь». Это мы и раньше слышали от представителей других молодежнх движений типа «Наши». Голос у ребят звенит, только когда они рассказывают про свои перспективы.

„«А можно у вас создавать произведения без идеологической подоплеки? Писать стихи не про вождя, а про любовь, например?» — «Можно. Но пока все ребята создают только патриотические проекты. Приходит человек и говорит: «Я хочу нарисовать Путина в латах у Кремля». Ну ок, рисуй»” 

«Меня в «Сеть» позвала подруга. Мне сказали, что можно будет делать проекты, что будет образовательная программа. Я вообще человек по жизни очень активный, поэтому заинтересовалась», — говорит активистка движения в Москве Анна Крейденко. Ей 21 год, она учится в Британской школе дизайна. Ее семья во второй половине 1990-х переехала в Россию с Украины. Мама — домохозяйка, отец «работает в научно-химической отрасли»: «Когда я росла, для меня важную роль играло то, что Путин был у власти. Я, к примеру, в 2009 году получила грант президента за научно-исследовательскую работу. Те, кто хочет чего-то добиться в России, добиваются». Крейденко говорит, что рада присоединению Крыма, «все было сделано правильно». В «Сети» она открыла свой бренд одежды — «про Россию, про наши ценности и смыслы». Ее коллекция была показана в мае в Севастополе. На создание брендовой линейки Анну вдохновил «знак рубля»: «Если вы приложите лупу к денежной купюре, то поймете, что ее рисунок состоит из разных маленьких текстур. Я использовала эти текстуры при создании принтов». Крейденко говорит, что ее вещи уже продаются в одном московском магазинчике и в интернете, идут переговоры с другими городами.
Активист санкт-петербургского отделения 25-летний Роман Путанов в разговоре с The New Times сказал, что «Сеть» нельзя называть движением: «Движение — это что-то типа за пятихатку в Москву съездить и флагом помахать. А у нас проект». В «Сеть» он попал в конце прошлого года — через социальную сеть «ВКонтакте». Теперь с удовольствием посещает лекции приглашенных экспертов: например, к ним приезжал «человек-энциклопедия» Анатолий Вассерман и сооснователь «Профсоюза граждан России» Николай Стариков. Вместе с «сетевиками» из Москвы Путанов сейчас начал «небольшой бизнес-стартап по ландшафтному дизайну».
Студентка-первокурсница физмата Калининградского госуниверситета им. Канта Анастасия Захарова еще не имеет собственного проекта. Полгода назад, рассказывает, она «курила рядом с универом», к ней подошел один из функционеров «Сети» и пригласил в движение. С тех пор она участвует в акциях: «Однажды мы писали письма лидерам Майдана с ответами на оскорбления в адрес русской нации, и еще мы собирали книги жителям Донбасса. Ведь они лишены возможности читать произведения русских классиков в должной мере».

30_03.jpg

Для иркутских школьников ребята из «Сети» придумали «Вежливую азбуку» — очевидная аллюзия на «вежливых людей» в Крыму. Иркутск, 29 апреля 2014 г. /фото: проектсеть.рф


Новое старое
Опрошенные The New Times эксперты скептически отнеслись к новому движению. Марина Литвинович, руководитель сайта BesTToday, а в прошлом политтехнолог, напомнила что движение «Наши» на протяжении всей истории своего существования выдвигало проекты по «выявлению талантов». На каждом слете молодежных движений на «Селигере» молодым активистам обещали, что они станут новой элитой страны — политической, бизнесовой, национальной. К примеру, в 2005 году из прокремлевских активистов хотели создавать «класс национально ориентированных управленцев». А в 2011-м в программе лагеря уже значилось, что «Селигер» — это место встречи будущих экономических элит. Политолог Дмитрий Орешкин еще вспомнил кадровый резерв Дмитрия Медведева и добавил: «Уже столько раз заявлялись инициативы по замене существующих элит новыми, но это невозможно: чтобы одну элиту заменить другой, нужно старую просто физически уничтожить. Сколько говорили, что ОНФ заменит «Единую Россию», а партия все живет. В культуре тоже есть старые функционеры, и никуда они не денутся. А любая попытка создать комсомол, чем по сути и являются молодежные движения, обречена на провал».
Политтехнолог Станислав Белковский и вовсе уверен, что это очередной «распил»: «У Владислава Суркова были свои молодежные движения, а нынешнему замруководителя кремлевской администрации Вячеславу Володину и его команде, разумеется, понадобилось свое. В том числе, чтобы осваивать бюджетные деньги по этому направлению».
Активисты «Сети» же уверяют, что все, что было раньше в молодежной политике, сейчас бессмысленно вспоминать. После революции на Украине, после Крыма, после западных санкций Россия, мол, должна мощно взяться за молодежь. Как сказал руководитель калининградского отделения «Сети» Макар Вихлянцев в разговоре с The New Times: «Если с молодыми людьми никто не разговаривает, они начинают готовить «коктейли Молотова». Что ж, Кремль по-своему выучил уроки киевского Майдана. 

Комментарии 0