Среда обитания

За что все это Юнус-Беку Евкурову?

Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров часто обижается, что в центральных и региональных изданиях республику «обливают грязью». Поэтому он так же регулярно предпринимает попытки оправдаться и доказать, что он самый лучший руководитель процветающей республики. Подробности об истории преступлений и оправданий в материале нашего обозревателя Тимура Измайлова.

На пресс-конференции, которую  Евкуров собрал 9 июля, глава Ингушетии заявил: «Страшно, что не критикуют, а обливают грязью республику».

Кто обливает, зачем, а главное, почему, Евкуров объяснять не стал. Наверное потому, что  не  все руководители  России имеют  дар писателя-фантаста. А иначе объяснить то, чего нет – просто невозможно. Ведь Ингушетию  никто не обливает грязью, но вот  ее  руководителя  и его окружение критикуют часто.  Но Евкуров сам довольно  регулярно дает  шикарные поводы для этой критики.

Да, за годы его правления было создано многое: построены дороги, курорты, школы, больницы и т.д. При двух предыдущих руководителях Ингушетии не было сделано и половины того, что построили при Евкурове. Но, как и его предшественники, Евкуров на дух не переносит никакой  критики и реагирует на нее очень болезненно. И даже агрессивно. Он называет себя падчахом (ингушская версия слова падишах), требует к себе  соответствующего уважения и, видимо, уверен, как и Людовик XIV, что государство – это он.

Те же, кто осмеливается сказать ему, что он не Людовик – оказываются в местах не столь отдаленных, или при большой удаче подаются в бега.

Башню снесло?

Так, пару дней назад, на  совещании в Магасе глава Ингушетии заявил: «Башни в горах Ингушетии – это исторические памятники федерального уровня. Они являются национальным достоянием, находятся под государственной охраной, и никто не может селиться в заповедной зоне, тем более пасти там скот, вести хозяйство». Казалось бы, ничего странного в этом завете  Евкурова нет. Но нужно знать реальную ситуацию  в горной Ингушетии.

Всего  рядом с башенными комплексами живет 13 семей. «Берегите горы, потеряете их – потеряете все», – гласит закон ингушей, передаваемый из поколения в поколение. И эти несчастные 13 семей, в отличие от государства, были хранителями этих средневековых замков. Пораженный  таким решением Евкурова,  блогер barhano задал главе Ингушетии два вопроса.

1.Если это памятники федерального уровня, находятся под охраной государства и не принадлежат фамилиям или родам, то почему в их реставрацию государство ничего не вкладывает?   И тогда на каком основании   глава  республики предлагает фамилиям/родам самим скидываться на реставрацию  башен?!

2. Если это заповедная зона,  то на каком основании  Евкуров  устраивает  там ежегодный шабаш под названием «Битва в горах», после которого все окружающие памятники становятся био-туалетами, а вся Таргимская котловина мусорной свалкой?!

Вряд ли Евкуров ответит на эти вопросы. «Битва в горах» – спортивный турнир по единоборствам, ежегодно проводимый под патронажем главы республики – стала настоящим бедствием для ингушских тейпов, возле чьих башен проходит этот турнир. Башенные комплексы  и  прилегающая к ним территория после нашествия болельщиков становятся свалкой и туалетом одновременно.

Каждый год власть обещает принять меры, но достаточно поискать в интернете фото после турнира, чтобы убедиться в том, что ничего толком не делается. Виноваты ли в этом 13 семей, которые власти собираются выселить с гор? И как быть с теми, кто восстановил свои башни? Теперь, когда выясняется, что у них больше нет родовых замков,  будут ли возмещены расходы на реставрацию, или опять, как в 1917-м, будет национализация, а вернее экспроприация?

А вместо статуй  будут  урны?

Ну а второго июля,  на пресс-конференции, отвечая на вопросы газеты «Коммерсант», Евкуров рассказывал о практически безнадежном положении с детскими садами:  «Мемориал славы нам нужен был один, и я его построил за восемь месяцев. А детских садиков нам нужно 250. Ни я, ни тот, кто будет после меня, все 250 не построит. Это процесс на долгие годы. Так мне что важнее? Построить Мемориал славы и хотя бы кого-то на нем воспитывать, или ждать, пока мы построим все детские сады?».

Мемориал, конечно  важнее, но кто туда будет приходить, если все будут  думать так, как  Евкуров? Хотя  в некотором смысле он прав,   еще несколько лет, и республике  необходимо будет не 250  детских садов, а всего 50.

Еще на пресс-конференции Евкуров сказал, что он договорился с муфтиятом, и несколько медресе в Ингушетии будут переоборудованы в… детские сады.

Последний раз (как думалось) с такой инициативой выступали большевики в 20-е годы. Они, правда, переоборудовали не только все медресе, но и мечети, а всех несогласных отправили на Соловки. Видимо, именно  по этой  причине  ингушское духовенство научилось вести диалог с властью, и на любые ее запросы отвечать по-военному коротко «Слушаюсь!»

Странно,  детсады вроде бы обязано строить государство на наши налоги, а медресе строят на  пожертвования.  Но это тоже пошло от большевиков -  путать частную собственность с государственной.

Кстати, сам Евкуров так  образно прокомментировал экспроприацию медресе: «Программа дошкольного обучения в медресе не должна ничем отличаться от образовательного процесса в детских садах». То есть… я не знаю, как это перевести на русский язык. Но будем надеяться, что глава республики  сам понял, что сказал.

В закрытый рот муха не залетит

Практически каждое его интервью  – скандал.

Говорят, что он не глупый человек, и даже меняет пресс-секретарей практически ежегодно…

Но  стоит показаться на горизонте человеку с микрофоном, и все! Как  говорил классик – Остапа понесло. После публикации текста интервью  в интернете поднимается буря негодования.

А он  - обижается.

Комментарии 0