Политика

Под зеленым знаменем доллара

В начале июля находящийся в тюрьме Мухаммад Бадиа, верховный муршид «Братьев-мусульман» в Египте, был приговорен путчистами к пожизненному заключению. Ранее ему были вынесены два смертных приговора. Эти приговоры говорят о том ужасе, который вызывает у «новой власти» человек на восьмом десятке жизни!

Вместе с Бадиа к казням, пожизненным заключениям и длительным тюремным срокам  были приговорены сотни мусульман, многие из которых даже не являются членами движения «Братьев-мусульман».

Свирепость этих «судебных» решений (как и  полная  бездоказательность выдвинутых  обвинений)  ошеломила и вызвала возмущение всего мира.  Во многом скандальные решения египетских судов, которые ухитрялись за несколько часов приговаривать к смертной казни  сотни людей,  обуславливались жестоким, звериным характером главного путчиста.

Манекены ненавидят живых

Сиси стал так называемым президентом  Египта благодаря многочисленным  фальсификациям на выборах.  Но даже тотальная поддержка египетской коррупционной системы не привела к желаемому результату – абсолютное большинство египтян  ногами проголосовали против хунты, сознательно проигнорировав избирательные участки.

Сиси, который сам себе, не стесняясь, присвоил звание фельдмаршала,  своим кумиром считает Гамаля Абдель Насера – первого президента Египта.  Именно «Братья-мусульмане» стали для Насера самым главным внутренним врагом.

У талантливых диктаторов есть удивительное чутье – они за версту чуют те организации, те группы, тех людей, которые известны и популярны среди народа. И с маниакальной настойчивостью стремятся физически уничтожить своих противников.

Несмотря на то, что именно ихваны способствовали приходу к власти полковника Насера, они же и пострадали больше всего от этого мясника. Десятки тысяч  оказались в тюрьмах и концентрационных лагерях, сотни ихванов были повешены и расстреляны. Был казнен великий исламский интеллектуал Сейид Кутб, несмотря на то, что лидеры полутора десятков стран мира просили Насера отменить смертный приговор.

Но Гамалю Абдель Насеру так и не удалось, вплоть до своей странной смерти, превратить Египет в светскую страну.  Ислам оказался сильнее полковника-живодера.

Вот и сейчас судебные ефрейторы египетской военной хунты вынесли приговор Мухаммаду Бадиа – одному из самых авторитетных и уважаемых шейхов всей уммы.

Как плывут в революцию дальше?

С точки зрения диалектики, этот скандальный приговор является своего рода исторической  метафорой.  Я сделаю акцент только на нескольких важнейших аспектах этой глубинной символики.

Во-первых, жестокий и несправедливый приговор Бадиа – это водораздел между двумя этапами революции в арабском мире, своего рода веха, отмечающая начало нового революционного этапа. И речь идет, на самом деле, об усилении радикального компонента в этой революции. Не случайно ведь, что судебная расправа в Египте последовала на фоне сенсационных успехов ИГИЛ в Ираке.

С одной стороны, происходят массовые физические расправы над сторонниками умеренного исламского политического проекта, с другой – наиболее радикальные исламистские силы добиваются бесспорных военных успехов.

И, безусловно, если в Египте начнутся массовые казни ихванов, если не будут отменены чудовищные по своей лживости судебные приговоры, то спираль радикализации на Ближнем Востоке выйдет на новый качественный уровень.

Во-вторых, ихваны, несмотря на свою умеренность, часто, после свержения Мубарака, использовали в своей риторике слово «революция». Однако и по сути, и по форме они так и не стали настоящими  революционерами, знающими или изучающими великую науку революции.

Любая действительная революция – это, прежде всего, кардинальная трансформация экономических, социальных и политических скреп и структур не только данного режима, но и  данного общества. «Братья-мусульмане» оказались не готовыми  к решению этой задачи, тем более в кратчайшие в сроки.

Что это означает?  Жесткая социальная турбулентность во многих странах  Исламского мира может завершиться так же, как в Египте, если будут игнорироваться законы и принципы революции.

Например, Ленин доказывал, что «революция тогда только чего-либо стоит, когда умеет защищаться».  Это безусловный императив, на который ихваны в Египте не обратили никакого внимания, что стало важной причиной их временного поражения.

В-третьих, ихванов, помимо путчистов в Египте, обвиняют в терроризме Израиль, Соединенные Штаты, Европа.  Это абсолютный нонсенс.  С системной точки зрения, «Братья-мусульмане» в Египте не только не являлись террористической организацией, но и даже эффективной политической структурой их было трудно назвать.

Ихванов скорее можно назвать социальным ядром развивающейся египетской уммы, общенациональной социальной структурой, которая десятилетиями занималась самоорганизацией народа, каждодневной помощью обездоленным слоям населения, стремилась повысить образовательный уровень мусульман, консолидировать египетский народ на основе универсальных исламских нравственных принципов и т.д.

Но именно политический аспект у ихванов оставался где-то на задворках.  А ведь во время революции именно политика, как борьба за власть и удержание её, выходит на первый план. Увы, когда вдруг эта власть свалилась к ним, они растерялись в водовороте бурных революционных событий.

Отсюда политическая наивность движения «Братьев-мусульман», которое неожиданно для себя оказалось в авангарде очень сложного процесса, наивность людей, которые по сути отвергали главный компонент современного египетского общества  – классовые противоречия и классовую борьбу.  Поэтому Мурси так неожиданно приблизил к себе Сиси, хотя тот и фактически, и формально представлял совершенно иную классовую коалицию сил в стране, и естественно, в нужный момент предал законного президента Египта.

Политическая наивность – характерная черта практически всех настоящих революций.  В ноябре 1917 года революционные матросы арестовали  воевавшего с большевиками в Москве генерала Краснова.  Они попросили его дать честное генеральское слово больше не воевать с Советской властью и… отпустили.  Краснов уехал на Дон, и там начал новую войну с революционной Россией.  Правда, через два года его все равно расстреляли, поскольку революция беспощадно учит, как преодолевать политическую наивность.

В-четвертых, приговор Бадиа – это временное торжество тех классовых сил в Египте, которые хотели сохранить мубараковский режим без самого Мубарака.  А объединило эту коалицию знаменитое  «deep state» – «внутреннее государство», которое на самом деле является  общенациональной коррупционной системой Египта.

Именно этой системе нравственные ценности Ислама были абсолютно не нужны, именно она восприняла «Братьев» как главных врагов, которых надо беспощадно уничтожить. Именно эта коррупционная система (важнейшим компонентом которой всегда был египетский генералитет) породила военный путч и военную хунту.

Пилить можно  бюджеты, а баррикады – никогда

Приведу весьма примечательный пример. После прошлогоднего июльского отстранения Мурси от власти путчисты начали массовые аресты ихванов. Было брошено в тюрьмы свыше 14 тысяч «братьев».  Их обвиняли во всех смертных грехах, приписывали самые фантастические обвинения, но ни одного из «братьев» не осмелились обвинить в воровстве и коррупции.

Теперь, когда эта коррупционная система открыто взяла власть в свои руки,  ситуация в стране будет неуклонно ухудшаться.  А когда через некоторое время дотации от стран Залива сойдут на нет (одна из главных целей военного переворота как раз и заключалась в том, чтобы   приступить  к «распилу» этих миллиардов),  экономическая ситуация резко обострится, а вслед за ней и социально-политическое положение основных слоев египетского населения.

И вот тогда революция, которая сейчас ушла в глубины человеческих душ, вновь  бурно проявится на поверхности политического ландшафта Египта. И можно не сомневаться, что вновь в авангарде будут «Братья-мусульмане».

Никаким угнетателям не удастся уничтожить муджахедов, которые борются во имя Всевышнего и ради интересов Уммы!

Комментарии 0