Среда обитания

КЧР лидирует по числу судебных решений, связанных с обвинением в подрыве государственного строя

Массовые процессы, удивительные, как по совокупности предъявленных обвинений, так и по их абсурдности, продолжают успешно пополнять судебную практику Верховного суда Карачаево-Черкесии.

Напомним, 19 июня Верховный суд Карачаево-Черкесии  приговорил к лишению свободы на сроки от 6 лет 10 месяцев до 12 лет тринадцать фигурантов дела о подготовке к насильственному захвату власти. Кроме прочего, обвинение настояло на предъявлении им обвинений в организации и участии в преступном сообществе, финансировании и содействии террористической деятельности, незаконном обороте оружия, умышленном повреждении или уничтожении имущества.

Дело о подготовке к насильственному захвату власти было передано в Верховный суд КЧР в марте 2012 года. По версии следствия, Руслан Кумуков, Ислам Батчаев, Руслан Чагаров, Артур Узденов, Телеген Магулаев, Арсен Эльканов, Казий Узденов, Руслан Семенов, Артур Исмаилов, Расул Гаппоев, Шамиль Гаджаев, Марат Бытдаев, Артур Батчаев в 2008-2011 годах объединились в две экстремистские религиозно-военизированные группы.

Родственники заявляют о фабрикации дела

Родственники осужденных утверждают, что весь уголовный процесс был сфабрикован, а суд вынес решение, не обращая внимание на фактические обстоятельства дела. По их словам, решение было вынесено еще на стадии судебного следствия, а суд закрепил своей подписью обвинительное заключение прокуратуры.

Роль защиты во всем этом процессе, фактически, сводилась лишь к фиксации нарушений, огромное множество которых отражено в апелляционной жалобе в Верховный суд Российской Федерации (ВС РФ). На данный момент защита всех тринадцати осужденных обжаловала приговор в вышестоящей судебной инстанции.

«Забавно, когда власть свергают крестьяне»

Обвинение в подрыве государственного строя настолько трудноусвояемо для восприятия адекватного человека, что даже эксперты на просьбу прокомментировать приговор, не сразу и понимают, о чем речь, чаще всего переспрашивают: «О захвате строительной организации «Госстрой»?». Не могут они и представить подобной ситуации в реалиях РФ и уж тем более Северного Кавказа. Максимум, что приходит им на ум, это ГКЧП или Ельцин с танками у Белого дома.

Однако прецедент был заложен куда ранее, да и человек, изобличивший коварный заговор автоматически должен был считаться героем страны, сохранителем ее целостности, что и вышло у бывшего генерального прокурора РФ Владимира Устинова, заявившего в начале нулевых о разоблачении глобального заговора о захвате власти.

«Против этого тогда активно возражали власти Карачаево-Черкесии во главе с Владимиром Семеновым. Тем не менее, прошли процессы, и обычно ту историю называют «делом Салпагарова – Гочияева – Харатокова», хотя, на самом деле, это дело было разбито на несколько более маленьких процессов, по которым пропускали группы по 6-15 человек», — рассказывает военный обозреватель Орхан Джемаль.

Тогда в 2002 году суд признал виновными в подготовке вооруженного мятежа в Карачаево-Черкесии трех жителей республики: Хызыра Салпагарова, Рамазана Гочияева и Эдуарда Харатокова.  Несмотря на требования обвинения приговорить всех троих к пожизненному заключению, суд назначил им от 15 до 23 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Известный журналист называет столь серьезные обвинения не имеющими ничего общего с реальностью. «Довольно забавно, когда свергают власть какие-то крестьяне», — сказал Орхан Джемаль.

Не нашли понимания в вопросах «длины усов и штанов»

Что касается нынешнего процесса по делу о подрыве власти, то все обвинительное заключение представляет из себя безапелляционные утверждения следствия, основанные в лучшем случае на показаниях самих же обвиняемых, выбитых, как утверждала защита, пытками электрическим током, а потому не имеющих доказательную силу.

Если говорить о предыстории проявленного интереса со стороны сотрудников полиции, можно упомянуть, что в религиозной общине, которую посещали обвиняемые, был конфликт между поколениями в правильном понимании ислама, и Карачаево-Черкесия, к сожалению, в этом вопросе не одинока.

Одним словом, верующие не могли найти общий язык в вопросах «длины усов и штанов». Рьяное отстаивание религиозных истин привлекло внимание силовиков. Информация об этом распространилась среди прихожан, потому группа молодых людей решила на некоторое время исчезнуть «с глаз долой», «схорониться». Благо практика «правоприменения» была столь обширна, что в достоверности слухов оснований сомневаться не было.

Так, в конце лета или начале осени 2010 года, (точную дату и время следствие установить не смогло – прим. А.М.), группа молодых людей, а именно Руслан Кумуков, Руслан Чагаров, Марат Бытдаев, Руслан Семенов, Шамиль Гаджаев и Артур Узденов поднялись в ущелье «Архыз», расположенное в горно-лесистой местности Зеленчукского района и провели там двое суток, где, как полагает следствие, «проверяли свои силы и возможности в тактике ведения военных и разведывательных действий в условиях различного типа местности, в том числе горно-лесистой, приемам конспирации…», — утверждалось в обвинительном заключении.

Родственники же обвиняемых предлагают имеющим сомнения на сей счет съездить летом в Архыз и попытаться там «законспирироваться на территории, где от отдыхающих яблоку негде упасть», — говорит мать одного из ребят.

От количества доводов приговор не меняется

Адвокат Светлана Авджаева, защищавшая Артура Исмаилова утверждает, что обвиняемые приняли решение выехать за пределы своих населенных пунктов, опасаясь репрессий со стороны силовых структур.

Она описывает всех проходящих по процессу, как придерживающихся религии, трудоустроенных молодых людей из благополучных семей, имеющих в большинстве своем хорошее образование, социально интегрированных в общество. Защита утверждает, что никакой попытки захвата власти не было, а было политически мотивированное дело.

«Исходя из задаваемых на процессе вопросов гособвинителями, создавалось впечатление, что для прокуратуры слово «намаз» — это экстремизм, слово «мечеть» — это банд-ячейка, потому что в таком ключе были заданы все вопросы. От имени гособвинителей не было ни одного вопроса о захвате власти, ни о создании НВФ, ни о приобретении оружия, что логично по таким статьям обвинения», — рассказала Авджаева.

У вас – права человека, у нас — госбезопасность

В какой-то момент все это напоминает расправу над объявленными врагами государства. Представитель республиканского Совбеза так и сказал мне: «Для вас – это права человека, а для нас – госбезопасность».

В настоящее время Верховный суд КЧР рассматривает дело еще 16 человек, обвиняемых в причастности к незаконному вооруженному формированию, которое возглавлял Ислам Узденов, убитый в ходе спецоперации в декабре 2011 года в селении Учкекен Малокарачаевского района КЧР. Дело находится в суде с августа прошлого года.

В ноябре 2011 года Верховный суд КЧР вынес приговор по уголовному делу в отношении 14 человек, обвиняемых в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов и участии в НВФ. 11 обвиняемых получили реальные сроки лишения свободы — от 2 до 16 лет. В феврале 2012 года ВС России оставил в силе этот приговор.

К этому списку, помимо упомянутого уже выше процесса Гочияева-Салпагарова, добавился теперь и этот с тринадцатью осужденными на алтарь госбезопасности. А сколько их будет еще дальше – вопрос интересный, но в значительной степени бессмысленный.

Комментарии 0