Среда обитания

Амиров и Джапаров выступили в суде с последним словом: «Нет мотива, нет состава преступления»

В деле Саида Амирова, обвиняемого в совершении теракта, 27 июня закончились прения сторон. Главный обвиняемый отрицает свою вину, говорит о «паразитах в правоохранительной системе» и ждет от суда справедливого решения. Судья огласит приговор 9 июля.

Напомним, бывший мэр Махачкалы Саид Амиров и его племянник Юсуп Джапаров обвиняются в подготовке покушения на руководителя Пенсионного фонда Дагестана Сагида Муртазалиева. Самолет с Муртазалиевым на борту якобы должны были сбить по заказу Амирова из переносного зенитно-ракетного комплекса (ПЗРК) “Стрела-2М”. Но этого не произошло “по независящим от “заказчика” обстоятельствам".

 

Вкратце о главном

Едва ли не впервые за все время заседания в Северо-Кавказском военном окружном суде Ростова-на-Дону выступили адвокаты Юсупа Джапарова — Гульджанат Абасова и Екатерина Малиновская. Правда, одно из выступлений представляло собой биографическую справку. Г-жа Абасова привела положительные характеристики Джапарова, данные его коллегами по работе и другими знающими его людьми. Согласно ей, подзащитный вырос в хорошей семье, является честным и порядочным человеком. Не имеет нареканий в работе, не замечен в дурных историях. Исходя из всего этого, Джапаров не мог совершить инкриминируемые ему преступления, сделала вывод Гульджанат Абасова.

Выступление Екатерины Малиновской было посвящено пыткам, о которых неоднократно заходила речь во время судебных слушаний. Она отметила, что их применение осуждается европейским сообществом и считается одним из серьезнейших преступлений, особенно если насилие совершается над подсудимым или свидетелем.

Г-жа Малиновская напомнила о том, что на пытки жаловался главный свидетель обвинения — Магомед Абдулгалимов. Применялось насилие и в отношении Юсупа Джапарова — после задержания у него оказалась сломана нога, поврежден позвоночник. Были и другие следы побоев. 

Также выступили адвокаты Амирова — Геворк Баласян и Владимир Постанюк. Речь последнего длилась более трех часов и была посвящена нарушениям, допущенным во время следствия, а также многочисленным фальсификациям, имевшим место, по мнению защиты. Днем ранее об этом несколько часов говорил другой адвокат Амирова — Дмитрий Хорошилов. Пытки свидетелей, подлог экспертиз, логические несоответствия в обвинении — в той или иной степени защита Амирова говорит об этом в течение последних двух месяцев, и едва ли стоит повторяться, приводя подробности.

- Мы считаем, что привели достаточно доказательств того, что дело сфальсифицировано, – отметил Владимир Постанюк. – Надеемся, суд учтет наши замечания. Саид Амиров многих оппонентов не устраивал — недаром за долгую политическую карьеру он пережил полтора десятка покушений. Противникам Амирова не удалось устранить его физически, и они пошли другим путем. Нынешнее дело — результат деятельности тех, кто хотел бы устранить мэра с политической арены Дагестана.

 

Последнее выступление

Далее слово взял Саид Амиров.

- Уважаемый суд! Я очень рад, что мы наконец дождались фактического завершения судебного процесса, – заявил он. – Почти два месяца мы выслушивали показания свидетелей. Часть из их говорила правду, часть врала, боялись говорить в силу оказываемого на них давления. Другие набрались смелости и признали, что их пытают. И даже назвали тех, кто их пытает — следователь ФСБ Арбузов, следователь Романенко, Филиппов, Бузиков, различные сотрудники МВД... Ни Амиров, ни Джапаров не совершали преступления. Их совершали вышеуказанные работники правоохранительных органов. Они должны сидеть в СИЗО за то, что пытали людей и заставили их оговорить меня и моего племянника. Некоторые свидетели выучили показания хорошо, другие плохо. Следователей сложно назвать следователями. Это паразиты правоохранительной системы.

Экс-мэр Махачкалы также считает, что дело в отношении него сфальсифицировано политическими противниками. 

- Всю свою жизнь я боролся с уголовной преступностью, – продолжил Амиров. – А теперь то, что я делал годами, развернулось против меня. Меня, парализованного человека, обвинили в том, что я хотел совершить теракт.

По словам Амирова, все обвинение против него построено на слухах, циркулирующих в Дагестане. Бывшего главу Махачкалы обвиняли в том, что он финансировал политические партии, пытаясь влиять на процессы в республике. Но свидетели не смогли назвать ни названия конкретных партий, ни объемы предполагаемого финансирования, считает Амиров.

- Нас с Муртазалиевым прокуроры  называли оппонентами, но так и не объяснили, почему, – резюмировал Амиров. – Даже Муртазалиев об этом не знает. Он не смог назвать, какие выгоды я бы получил от его устранения. Нет мотива, нет состава преступления. Все построено на слухах.

По словам Саида Амирова, одно из главных доказательств его невиновности — это то, что он не знает Абдулгалимова. Он ни разу не приходил в администрацию Махачкалы, утверждает подсудимый. Администрация — режимный объект, и явиться в кабинет незамеченным, не предоставив паспорт и не получив пропуск, невозможно. Кроме того, Абдулгалимова не видел никто из работников или посетителей мэрии.

-  Свидетельница Канаева, которая работает моим помощником и записывает каждого, кто приходит в мой кабинет, никогда не видела Абдулгалимова, – продолжал Амиров. – Она его даже опознать не смогла во время следственных действий. О чем и заявила правоохранителям. А протокол опознания следователи потом уничтожили… Ну, и наконец посудите сами — это же бред! Как я могу поручить человеку, которого, по версии обвинения, вижу второй раз в жизни, купить ракету для теракта? Так ведь не бывает! – говорил подсудимый.

В конце своего выступления он отметил, что не сомневается в профессиональной «подкованности» суда.

- Уверен, что все обстоятельства фальсификации данного дела вам ясны. Надеюсь, что паразиты правоохранительной системы не окажут на вас влияние, – заключил Амиров.

Последнее слово Юсупа Джапарова длилось недолго. Он в очередной раз опроверг доводы обвинения и заявил о своей непричастности к преступлению.

- Меня обвиняют в подготовке теракта. Но оружие для него я видел два раза в жизни – один раз в следственном комитете, а другой – здесь, в суде. Вообще, из всего дела я понял одно — меня использовали, чтобы я дал показания на своего дядю, Саида Джапаровича. Меня с самого начала предупредили: «Если не оговоришь его, сам получишь пожизненное». Но я этого не сделал, и поэтому я здесь, – заявил Джапаров.

Оглашение приговора назначено судом на 9 июля. 

Автор: Тимур Сазонов

Комментарии 0