Их нравы

Наша азбука – три буквы - КГБ

Депутат фракции ЛДПР в Госдуме РФ Андрей Луговой, приобретший немеркнущую славу своей радиоактивностью, высказал вполне логичную идею вернуть «в лоно священной церкви» славное имя КГБ. Не знаю, может быть, он таким вот образом хотел порадовать нашего президента, чья сознательная жизнь прошла в этих структурах. Или просто ход мыслей у него неожиданно оказался правильным… Но в его предложении есть свое вполне рациональное зерно.

Во всяком  случае, его  активно поддержал президент Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Сергей Гончаров,  который  заявил: «Я был за то, чтобы вернуть памятник Дзержинскому на Лубянку. Поэтому, если кто-то меня спросит, согласен ли я переименовать ФСБ в КГБ, я согласен, потому что аббревиатура КГБ – это символ лучшей спецслужбы мира». Хотя, по его мнению,  «современное общество это не воспримет». (Но кто его спрашивает? – я про общество, разумеется).

Птица Феликс  завтрашнего дня

Я бы  согласился  с  прославленными  ветеранами:  возвращение старого и доброго бренда  очень своевременно, и  вполне  соответствует нынешней  политической ситуации.  И переименовывать, на мой  взгляд,  обязательно надо.  Почему?

Во-первых,  такими брендами не разбрасываются. Все-таки, ребрендинг нам  явно не удался. На это  указывает то, что наши враги  за границей  и по сей день именуют самые важные органы России -  КГБ.  Да  и мы  ведь так и продолжаем называть их  чекистам и гэбистами.  Но самое главное, что  люди  трясутся  от букв КГБ, а не от  лирической ноты в  демократических  звуках  «фээсбэшник»…

Во-вторых,  название  Федеральная  служба  безопасности почти  не соответствует действительности,  поскольку оно (название, разумеется) не уточняет,  чьей безопасностью более всего озабочена  эта организация. А  вот в  имени – Комитетгосударственной безопасности – все предельно ясно:  наши органы  защищают именно государство, а не какое-нибудь гражданское  общество.  То  есть,  главное  внимание уделено  целости и сохранности рабов на галерах и  технической безопасности  судна, а вовсе не пассажирам.

В-третьих, наш  славный орган безопасности давно  уже преодолел  федеральный  уровень, и  неразумно  законодательно ограничивать его в  мероприятиях  по возрождению былой  славы. Разве это не  радостный  итог, что Крым был возвращен  этими  вежливыми человечками без единого  выстрела?

Теперь имя  России не сходит с первых  полос мировых СМИ. Сам Обама, при слове Россия, обливается не только холодным потом. Нас  теперь снова стали бояться – разве не об этом  мечтали многие поколения  советских и российских людей? И вот  сбылись  вековые чаянья нашего непростого народа.

Бабушка, зачем тебе длинные уши?

Одно, конечно, омрачает -  почему  в Крыму  они вежливые, а с нами  разговаривают грубо? За наши деньги подслушивают нас, и следят за нами. Вон даже депутата Гудкова прослушали.  Он, как  опытный  чекист,  позвонил и договорился  с Рыжковым и  быстренько(!) встретился с ним  в  кафе, чтобы его товарищи не успели  установить микрофоны (в людном месте  сложно  прослушивать, нужна специальная  аппаратура).

Но ведь успели! Суперпрофессионализм, конечно, но  как  подумаешь, что они  сканируют твой  компьютер, прослушивают телефоны, то как-то зябко становится на душе.

Ой, сразу предвижу  возражения-объяснения, мол,  так принято во всем  мире,  вон  даже госпожу Маркель прослушивали. Но чужих подслушивать – их профессия. А своих-то зачем, да еще без санкции прокурора? Хотя получить эту санкцию -  делов-то на семнадцать минут… У них, при жестком разделении ветвей  власти,  прокурор  работает, а  у нас служит (все там же).  Да и дело это государственное – ведь власти  куда важнее знать не то, о чем кричит народ, а то, о чем он шепчется.

Вот  когда президентом посадили Медведева, его что, не  прослушивали? Только он один так и думал. Кто ж без тотального контроля ему бы руль страны отдал? Он же, по либеральности  своей, мог отвинтить гайки. Конечно, он по началу чувствовал себя  президентом, говорил, что свобода лучше, чем не свобода.

Но  оказалось, что не свобода – надежней. Когда ты под  колпаком – чувствуешь себя  более уверенно.

Народ и органы  едины…

Если в ХХ  веке  народ страны жил  под партийными органами, то  в  ХХI – под компетентными. Мы не отменили 6-ю  поправку  Конституции, а просто  поменяли ее выгодоприобретателя (бенефициара).

Помните, когда  Путин  стал главой  кабинета министров, он первым делом пришел в родное здание на Лубянке и доложил своему Политбюро  -  мол, ваше задание выполнено! Остальное было делом  техники.

Кто осуществляет подбор и расстановку  кадров?  Понятно.  На самых  видных  постах расставлены  надежные люди в штатском. (У  нас, кажется, и гражданское  общество – это люди в штатском). Бывают, как и  у коммунистов, ошибки -  вот  во главе  министерства  обороны был поставлен гражданский,  мастер диванных дел Сердюков. Но кто знал, что зять  такого  уважаемого человека будет так себя вести?

Одно отличие  все же есть -  у  коммунистов не было  зарплат в  50  млн долларов  в год. Они не крышевали так нагло. Они управляли судом и прокуратурой, но не  стеснялись этого. Короче  -  эти органы  пошли дальше. И лучше.

Хочу  привести слова одного журналиста,  который очень хорошо знаком  с этой  организацией:

«Я все время думаю о том, что эти 14 лет у власти, и формирование этой крайне закрытой корпоративной системы сыграли с Путиным злую шутку. Это всегда было, и с генеральными секретарями так было. Они доверяли, особенно, когда они слабели и старели – и с Ельциным это было под конец его жизни – они начинали доверять, прежде всего, тем, кто подслушивает и подглядывает. Потому что они полагали, что так это их спасет от всяких заговоров и козней ближайшего окружения. Они всегда боятся, прежде всего, своего ближайшего окружения».

Мне тоже  кажется, что нынешнее  поколение российских людей никогда не сделает то, на что способно  Его окружение.

Комментарии 0