Общество

Объединить рязанских мусульман

Такую задачу ставит перед собой имам-мухтасиб Рашид Бултачеев.

Недавно Председатель Правительства России Владимир Путин, отвечая на вопросы чеченских журналистов, напомнил, что ислам – одна из четырех официальных религиозных конфессий страны. А потому россияне, исповедующие ислам, – это такие же, как и все, граждане нашей страны, и «другой родины у них нет».

Такие, казалось бы, очевидные напоминания являются отнюдь не лишними хотя бы только потому, что исламофобские настроения в обществе пока достаточно сильны. И статистика, согласно которой примерно каждый четвертый россиянин относится к представителям мусульманства отрицательно, только подтверждает этот факт. Рязанская область – регион в отношении ислама особенный, ведь на его территории насчитывается более десятка мест компактного проживания мусульман татарской национальности в Касимовском, Сасовском, Ермишинском районах. Среди тех, кто исповедуют ислам, велика и доля мигрантов. Испытывают ли мусульмане Рязанской области на себе силу общественных предрассудков, какие условия созданы, а какие пока нет для их религиозной жизни, нужно ли распространять достоверные сведения об исламе? Обо всем этом в эксклюзивном интервью корреспонденту «РВ» рассказал руководитель Централизованной организации мусульман Рязанской области, имам-мухтасиб Рашид Бултачеев.

Р.В. – Рашид Амирович, вы коренной касимовский татарин, единственный в регионе человек, имеющий классическое мусульманское религиозное образование, которое получили в крупнейшем исламском университете Аль-Азхар в Каире. Как вышло, что парень из рядовой касимовской семьи уехал в Египет изучать ислам?

Р.Б. – В Каир я отправился по специальной программе Исламского культурного центра, который направлял тогда молодых мусульман из России в Аль-Азхар на обучение, чтобы впоследствии они распространяли достоверные знания об исламе у себя на родине. Учился там на протяжении 12 лет. А вообще-то вначале собирался поступать в Рязанский радиотехнический институт, даже ходил в Касимове в радиотехнический кружок…

Р.В. – А почему обучение длилось так долго – 12 лет?

Р.Б. – Дело в том, что аттестат о светском полном образовании в Аль-Азхаре (а это целый исламский образовательный комплекс) не имеет никакой силы. Пришлось начинать все с азов, как с первого класса. Недостаток религиозных знаний поначалу остро чувствовался. Благо помогали освоиться российские ребята, которые приехали в Каир годом раньше. Да и осознание того, что мое будущее – это религиозная деятельность, пришло не сразу.

Р.В. – Возрождение мусульманской культуры нашего региона началось в 90-е годы. В местах компактного проживания татар, в частности, в Касимовском районе, открылись две возрожденные мечети – в Касимове и селе Подлипки. Несколько месяцев назад в Сасове появилась национально-культурная татарская автономия. Означает ли это, что внимания к представителям мусульманства в нашем регионе стало больше, что появилось больше возможностей для совершения религиозных обрядов?

Р.Б. – В Касимовском, Сасовском, Ермишинском районах, где веками татары и русские живут бок о бок, действуют мечети и церкви, люди по соседству всегда понимали друг друга. Но в Рязани, когда я объясняю окружающим, что являюсь представителем ислама, порой чувствую с их стороны настороженность. Но как только говорю, что сам родом из Касимова, она исчезает. А вообще мусульмане Рязани, а это не только татары, но еще и таджики, казахи, узбеки, азербайджанцы, чеченцы, достаточно разобщены между собой. Поэтому чтобы объединить мусульман региона вне зависимости от национальности, и была создана больше года назад Централизованная религиозная организация мусульман «Мухтасибат Рязанской области».

Р.В. – И какими конкретно возможностями обладает эта организация, которой вы руководите?

Р.Б. – Во-первых, теперь мы можем официально заниматься религиозной деятельностью на территории всей области. Представители нашей организации участвуют в работе общественного совета при Управлении Федеральной миграционной службы по Рязанской области. Мы взаимодействуем с Управлением Федеральной службы исполнения наказаний, посещаем колонии области, где отбывают срок осужденные мусульмане. И такие поездки мы уже организовывали. Но главное – теперь у мусульман Рязани есть помещение, хотя и арендуемое, на улице Некрасова, куда они могут прийти в любое время, чтобы совершить намаз, сделать омовение, обратиться к имаму. Правда, оно все равно не вмещает всех желающих – на пятничные намазы приходят порядка 220 рязанских мусульман, которые сидят буквально плечом к плечу в молельной комнате площадью всего 90 квадратных метров.

Р.В. – В одном из недавних интервью вы как раз говорили о необходимости создания в Рязани исламского культурного центра. Вы имели в виду строительство мечети?

Р.Б. – И строительство мечети в том числе. Участок для этого был выделен еще пять лет назад, однако само строительство требует больших материальных затрат. Идея строительства мечети прорабатывается, лоббируется, им занимается городская религиозная организация «Нур», которой руководит Фяриха Ситдикова. Речь идет именно о культурном центре, потому что там должны не только совершаться богослужения, но и вестись просветительская работа, организовываться праздники, как это происходит в касимовской мечети.

Р.В. – В умах значительного числа россиян из-за преступлений экстремистского характера одна из традиционных религий ассоциируется с так называемой исламской угрозой и зачастую вызывает негативную реакцию. Как Рязанский Мухтасибат борется с подобного рода предрассудками?

Р.Б. – Стараемся использовать все, какие только возможно, ресурсы, чтобы показать людям – мы не стремимся обособиться, мы не какие-то бандиты, которые подпольно неизвестно чем занимаются. У нас действует постоянно обновляющийся сайт о работе Мухтасибата. На улицах Рязани устанавливаются призматроны – большие щиты, на которых мы размещаем поздравления мусульман с религиозными праздниками. Один такой призматрон с изображением касимовской ханской мечети – древнейшего мусульманского сооружения в центральной России – размещен на Первомайском проспекте. И пусть пока в Рязани нет своей мечети, но люди должны привыкать к тому, что мусульмане живут рядом, понять, что они тоже российские граждане, которые хотят стабильности и правопорядка. Распространять достоверные знания об исламе и содействовать правильному пониманию образа мусульманина призвана и открытая на базе Мухтасибата специальная воскресная школа – мактаб. Сюда приходят взрослые, приводят своих детей, посещает занятия в мактабе и молодежь. Обучение идет по специальной программе, официально утвержденной в Духовном управлении мусульман Европейской части России. И уже есть первые успехи – на пятом конкурсе чтецов Корана, прошедшем недавно в Иваново, наш участник Аслиддин Сатаров победил в одной из номинаций.

Р.В. – Рашид Амирович, как вы считаете, почему экстремисты часто прикрывают именно исламом свою террористическую деятельность?

Р.Б. – На самом деле, cилы, пытающиеся деcтабилизировать обстановку в стране, подкупают именно тех мусульман, у которых из-за недостатка религиозного образования сужено мировоззрение. Чтобы этого не было, мы как раз и создали воскресную школу – мактаб.

Р.В. – На недавнем Всероссийском мусульманском совещании «Россия – наш общий дом» муфтий Чечни сказал, что большинство бед российского мусульманского сообщества происходит по вине самих мусульман и их неподобающего поведения. Совсем свежий, широко обсуждавшийся в СМИ случай, когда дагестанский борец Мирзаев нанес смертельный удар московскому студенту. Насколько справедливо мнение муфтия?

Р.Б. – Справедливо отчасти. Дело в том, что средства массовой информации, когда рассказывают о преступлениях, совершаемых, скажем, выходцами с Кавказа или Средней Азии, делают акцент на исламе. В обществе, к сожалению, культивируется образ мусульманина-преступника. Но ведь мусульмане тоже разные бывают, да и среди представителей других национальностей – преступников не меньше. Хотя, конечно, есть мусульмане (особенно много таких среди приезжих), которые чувствуют в России определенную свободу, приобретают пагубные привычки и порой совершают правонарушения.

Р.В. – Рашид Амирович, известно, что вы отлично владеете арабским языком и даже преподаете его в Рязанском государственном университете имени С. А. Есенина. Как вам работается на педагогическом поприще?

Р.Б. – Действительно, знаю арабский достаточно хорошо, потому что в двенадцать лет жил в этой языковой среде. Но, когда вернулся в Россию, понял, что без языковой практики рискую просто потерять владение арабским. Преподавание помогает не забыть язык, заставляет самому совершенствоваться в нем. Как педагога меня особенно радует, что после первого года обучения мои студенты уже могут выражать свои некоторые мысли на арабском.

Р.В. – Спасибо за содержательный разговор. Успехов вам во всех ваших благих начинаниях. 

Автор: Людмила Иванова

Комментарии 0