Политика

Демократия в единственном числе

Бесконечно умиляет склонность нашего государства к изысканным методам проявления безусловного соблюдения конституционных норм. И к регулярной демонстрации тщательной приверженности к демократии. Как это почтительно звучит для незнакомого с реальной ситуацией уха: «…президент обратился к Совету Федерации с предложением отменить постановления об использовании армии на Украине». По сути, с просьбой...

А  помните,  1  марта  президент Путин получил разрешение (!) Совета  Федерации на ввод российских войск на территорию Украины. Ну,  не смешно?  Что это за орган такой – Совет Федерации, чтобы  сам Владимир Владимирович  просил у  него разрешение на ввод хоть  чего хоть куда? Да Путин только поднимет бровь, и весь  Совет  Федерации  мгновенно и добровольно поедет откапывать Беломорканал. Или  подобно бурлакам тащить  паромы в Крым-няш.

Наше  всё…

Никакие  разрешения и постановления Путину,  понятно, не нужны. Но  формально власть  всегда действует  строго по закону  и в рамках  Конституции (что это за рамки -  чуть ниже).  Все элементы и составляющие истинной  демократии в стране  – присутствуют! У  нас  есть парламент, сенат,  Верховный и Конституционный  суды. Есть даже частная  собственность,  разнообразные политические партии и абсолютно демократические  выборы.

А  демократии -  увы, как не было,  так и нет… Мы же знаем, что одно только присутствие  всех компонентов, допустим, в борще, еще не означает, что  он состоялся. И что он – настоящий. Так же готовится и «демократическое блюдо».

Нечто  подобное порой наблюдается в  изобразительном  искусстве. Находят, к примеру, картину  Ренуара. С виду  все  подлинное -  холст, краски, почерк мастера, подпись.  Но  когда к делу  подключается наука, специалисты, то… После  долгих и  мучительных исследований  они  выносят  вердикт: увы, эта картина – подделка.

Так и с нашей  картиной  истинной  демократии. Правда,  тут  не нужны ни спектральный, ни химический  анализы,  ни  кропотливые  социологические исследования. Все  всё  понимают.

И мы знаем, что они знают, что мы знаем.

Ведь все  мы понимаем, что «разрешение» на ввод войск можно получить секунд за  47, а войска  ввести в гражданской одежде  еще  за неделю до этого «разрешения». Такая  вертикаль, безусловно, повышает  эффективность государственного аппарата, но совершенно разлагающе действует на демократические институты. А разложение этих институтов приводит к тотальной коррупции  госаппарата.  И  бороться  с ней просто невозможно, поскольку это больше  напоминает государственный переворот… В России  коррупция  давно стала цементирующим элементом экономического строя.  И – политического.

Вот что произойдет,  если  мы  примем  американскую конституцию,  английскую, или бельгийскую  – любую?  Хоть что-нибудь изменится? Нет, поменяется только название  должности первого лица. Все остальное останется прежним. Поскольку истинной Конституцией в России  является Президент. И  что  соответствует Конституции (то есть ему самому), а что нет,  может решать только он сам…

И никто более.

Традициям  верны?

Приведу  мнение  главного редактора «Независимой газеты» К. Ремчукова: «…доминирующую роль в специфике той или иной страны играют неформальные институты – те, которые не закреплены законом. А вот есть неформальный институт в виде традиции. Традиция какая – президент страны у нас, как Генеральный секретарь. Генеральный секретарь – как царь. И эта пирамида принятия решений, где на вершине есть один человек – ну, его команда – она является традицией. А Конституция – чего угодно напиши про разделение властей, все равно законодательная власть будет жалким придатком власти исполнительной, на вершине которой президент».

Сложно не согласиться  с Ремчуковым, но он не уточнил главное, что мы продолжаем традиции  тем, что усугубляем их.

Царь никогда  не имел столь  сокрушительных полномочий, он даже послать  доктора  к  какому-то  зарвавшемуся предпринимателю не мог.  Напомню, что независимый царский  суд  оправдал  террористку Веру Засулич, между прочим, а тут ребят с Болотной за срывание погон упекли в каталажку. И вспомним, что  и некто  Распутин довольно  близко  подобрался  к самой  царице! Куда ж смотрела  царская охранка?

Кстати, историки пишут, что «Александр I мог позволить себе не только без свиты, но и без охраны прогуляться, к примеру, по Дворцовой набережной, заговорить со случайным прохожим». Причем, не под камеру.

В  советские времена  первые лица тоже  были не столь  могущественны. Были трения  в Политбюро,  и Генсек  вынужден был лавировать между  могущественным руководителем  МВД и председателем КГБ. А помните,  как долго готовилась операция  по снятию  Щелокова (сейчас хватит одного звонка). А как  скинули само первое лицо – Хрущева?  Представляете эту операцию сегодня, в  условиях  демократии?

То есть  мы стали свидетелями  парадокса – развитие демократии значительно укрепило тоталитарный режим в России. Партии стали игрушечными, оппозиция карманной, суды  подконтрольными,  служба безопасности – могущественнее.

Напрасно наш самый  прогрессивный  депутат  Луговой выдвигает идею  переименования  ФСБ  обратно  в  КГБ: фарш невозможно провернуть назад. Сегодня  былое КГБ может стать лишь неким  подотделом в  нынешней империи ФСБ.

Крылья  Родины

Я не уверен, что подобная  система  вредна для нынешней  России,  поскольку  то пространство, которое она сегодня имеет, невозможно  сохранить  иными средствами.  Ведь есть только три вещи, которые способны сохранить  страну в  ее нынешних границах: деньги,  сила,  идеология. Деньги кончаются, идеологии нет (кроме национализма, поэтому он торжествует), а  силушка, в виде органов,  пока  сохранилась. А пока  она  есть  -  нет  потребности вырабатывать идеологию, искать консенсус.

…Нынешняя технология  принятия решений (см. выше)  делает  выборы абсолютно ненужными, да и невозможными.

Но вот  надо помнить, что человек не летает не потому,  что у него нет крыльев… Все строго наоборот – у человека нет крыльев, потому, что он не летает.

Комментарии 0