Среда обитания

Спасите меня, Владимир Владимирович

Депутат парламента Ингушетии Ахмед Белхороев (партия «Правое дело») прокомментировал в газете «Известия» материал о нападении боевиков на республиканскую больницу 6 июня с.г., резко раскритиковав руководство республики. После этой публикации он стал получать такие угрозы, что вынужден был срочно выехать в Москву и просить защиты у… Владимира Путина. С подробностями наш обозреватель Тимур Измайлов.

Ахмед Белхороев – один из самых молодых (28 лет), но при этом и один из самых известных депутатов ингушского парламента. Он и еще семь народных избранников не голосовали в 2009 году  за  закон о территориях и границах муниципальных образований республики, в который не были включены территории, отторгнутые от Ингушетии в 1944 году.

Нет-нет, Белхороев и его коллеги не пошли  открыто  против воли Кремля, который через этот закон хотел окончательно закрыть вопрос спорных территорий между Северной Осетией и Ингушетией. Эти депутаты  просто не пришли на голосование. Кстати, единственным депутатом, который проголосовал против этого закона, была  Дударова Люба.

О  том, как вредно прислушиваться  к голосу совести

Ну а 8 мая 2013 года Ахмед Белхароев оказался единственным депутатом, голосовавшим против отмены в Ингушетии всенародных выборов. Еще во время первого и второго обсуждения этого закона Ахмед щедро раздавал интервью российским СМИ, в которых позволял себе невиданное для Ингушетии вольнодумство.

«Почему я должен под кого-то подстраиваться и идти против собственной совести? Я считаю, что если жить по демократическим законам,  то нужно проводить прямые выборы. Я  вообще  считаю,  долг депутата  голосовать не по указке,   а так, как велит совесть и твои избиратели», – рассказывал журналистам Белхороев.

Властям тогда было не до него. Евкуров был настолько занят организацией «Съезда народа Ингушетии», который должен был поддержать решение  об отмене прямых выборов до официального голосования в парламенте, что ограничился лишь порицанием позиции несогласного с ним депутата.  Да и идти на конфликт с одним из самых влиятельных вирдов Ингушетии (Ахмед Белхороев принадлежит к семье устаза вирда (суфийский орден) Батал-Хаджи Белхороева)  Евкурову было явно не с руки.

Со времен образования республики власть тщательно проводила «отбор» народных избранников в местный парламент. Да, бывали случаи, когда кто-то из депутатов восставал против власти, но это случалось тогда, когда власть каким-то образом покушалась на бизнес народного избранника. Но чтобы кто-то из депутатов восстал против власти за права и свободы избравшего его народа, нет, такого до сих пор не было. В основном ингушский парламент оправдывал  данное ему в народе название – «театр теней».

А напоследок  я  скажу…

После бойни 6 июня в проходной ингушской республиканской больницы журналисты «Известий» взяли комментарий о ситуации в республике  у Белхороева. Ахмед обвинил главу Ингушетии, что вместо того, чтобы бороться с терроризмом, тот занимается преследованием политических противников. С  этим трудно поспорить: один из лидеров ингушской оппозиции Илес Татиев получил три года тюрьмы, а его соратники либо в бегах, либо были вынуждены публично отречься от своих убеждений.

Помимо этого он сказал, что республика погрязла в коррупции и что  «в Ингушетии не соблюдаются ни федеральные законы, ни Конституция. Хищение бюджетных средств — это норма. Население политическим руководством недовольно, но протест не разрешают выражать мирным путем — на митингах, шествиях. Недовольных много не только среди населения, но и в органах законодательной и исполнительной власти».

Таких оценок своей деятельности власть в Ингушетии никогда и никому не прощал, и не важно, кто в тот момент был ее руководителем. При Аушеве оппозиционеры старались не приезжать лишний раз в республику, при Зязикове людей, критиковавших власть, убивали и похищали. Официальный Магас немедленно ответил на критику Ахмеда «общественным негодованием». Местные СМИ брали интервью у депутатов, общественников, осуждавших подлую провокацию, направленную против руководства республики и «народа» Ингушетии.

Однако власти решили не ограничиваться одним лишь «народным» осуждением: Белхороеву позвонил начальник Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) МВД Ингушетии Тимур Хамроев и, по словам Ахмеда, начал ему угрожать из-за его комментария «Известиям».

По словам Белхороева, он не чувствует себя в безопасности в Ингушетии и, помня о судьбе убитых ингушских оппозиционеров Магомеда Евлоева и Макшарипа Аушева, выехал в Москву, чтобы искать защиты у президента России Владимира Путина. Белхароев написал ему письмо,  в котором просит политической защиты и убежища. Также опальный депутат обратился в Следственный комитет, где   подробно описал свои злоключения  и угрозы со стороны начальника ЦПЭ Ингушетии Тимура Хамхоева.

Помимо этого, Белхороев написал о трех случаях пыток людей в ЦПЭ республики, о которых ему известно. Но, несмотря на разразившийся скандал, вряд ли Кремль отправит в отставку Евкурова.  Он  на хорошем счету у федерального центра, и что не менее важно,  пользуется уважением и поддержкой силовиков, чье мнение всегда принимается в расчет, когда речь идет о назначении руководителей северокавказских республик.

Комментарии 0