События

Шейх Сулейман: В Ираке происходит суннитская революция

В Ираке происходит революция – суннитское население выступает за свои права, требуя отставки премьер-министра и правительства. Но «Исламское государство Ирака и Леванта» не играет в этих событиях особой роли: его боевики составляют очень незначительную долю повстанцев, утверждает один из племенных лидеров провинции Анбар шейх Али Хатем аль-Сулейман. Власти страны намеренно запугивают мир террористической угрозой, заявил он в интервью телеканалу «Аль-Арабия».

– Действительно ли Ирак втягивается в межрелигиозную войну?

- Мы считаем, что с первого дня этой революции, которая на самом деле началась против несправедливости, и ведется за восстановление прав провинций, премьер аль-Малики вводил всех в заблуждение, называя эту революцию иностранной, хаотичной и неиракской. Но мы хотим успокоить иракцев, что это не «революция возмездия» и не межрелигиозная война, как ее пытается изобразить аль-Малики.

Те, кто встал на сторону Малики, утверждают, что  всем заправляет «Исламское государство Ирака и Леванта».  Но мы заверяем региональные страны и весь мир, что эта революция не имеет ничего общего с терроризмом.  Мы хотим удержать революцию на пути к той цели, ради которой она началась, и вовсе не стремимся  навредить иностранным интересам в Ираке, или утопить страну в море крови, как говорит премьер аль-Малики.

Наша первая и последняя цель – вернуть свои права, и мы сообщили  об этом коалициям, занимающимся сейчас созданием чрезвычайного правительства. Они должны убрать Малики с его поста, чтобы можно было достичь решения или соглашения, гарантирующего права всех сторон.

- Но будет ли это действительно решением, учитывая, кто контролирует различные территории в Ираке?

- Мы говорили с первого дня, что ответ будет жестким, и мы не остановимся. Аль-Малики начал войну,  но прекращение ее зависит теперь от повстанцев, а не от правительства. Влияет ли на это «Исламское государство Ирака и Леванта»?  Мы настаиваем, что решение находится в руках племенных повстанцев. ИГИЛ  – это понятие прошлого.  Мы достаточно пострадали от терроризма, и немало сделали заявлений об этом. Мы против этого проекта.

- Но объясните, шейх, почему все крутится вокруг ИГИЛ? Почему такая шумиха из-за этого названия? Если действительно происходит революция, как вы утверждаете, и речь идет о возвращении прав, почему нельзя было обойтись без этого движения?

- Мы сунниты, вышедшие на улицы. Все провинции восстали мирно, мы призывали всех придерживаться мирных средств и избегать вооруженных конфронтаций.

Аль-Малики понимал опасность мирных демонстраций, и начал войну в провинции Анбар.   В первые же дни армия потерпела поражение в Анбаре, особенно в городе Рамади, когда аль-Малики начал наступление на лагерь протеста на городской площади. После этого он заявил: мы завершили операцию, и выводим войска.  В ответ мы возразили, что ни один солдат не покинет Анбар, пока премьер-министр не будет привлечен к ответу. Аль-Малики выступил от имени иракского народа, и заявил, что это война между суннитами и шиитами.

- Но какова роль ИГИЛ во всем этом? Какой процент они составляют в этом движении?

- Очень незначительный. Это лишь единицы. Вот вам простой пример: могла ли крупнейшая провинция в Ираке попасть в руки ИГИЛ, особенно после того как эта провинция за три-четыре дня разбила регулярную армию? Их численность не превышает 5-7 процентов.  Нам известны эти элементы, места их подготовки и кто дает им деньги.

- Означает ли это, что остальные 95% – представители племен?

- Если аль-Малики отведет своих солдат, мы готовы полностью очистить наши территории. Мы способны сделать это, и уже делали в прошлом, но аль-Малики умело использует ИГИЛ во вред революции за права суннитов. Он пытается получить поддержку международного сообщества

Мы не имеем ничего общего  с ИГИЛ, это явление прошлого, созданное и подготовленное правительством.

- Но закончится ли эта война  со свержением аль-Малики. Многие опасаются за единство и территориальную целостность Ирака…

- Сказать честно, не существует никакого единства и целостности Ирака. То, что творят нынешние политики, и вся эта неразбериха, все варварство со стороны правительства по отношению к суннитам – такого не творили никакие преступники в мире. О каком единстве мы говорим? О парламенте, неспособном принять решения в защиту своего народа? О судебной системе, политизированной и контролируемой аль-Малики?

Но мы заверяем, что не имеем никакого намерения захватить Багдад, это неправда. И эти повстанцы, приехавшие на обычных машинах, и их оружие  не будут обращены против простого народа.

У нас конфликт с правительством и с аль-Малики,  но не с шиитами и не с курдами, и ни с одной из иракских общин. Мы требуем своих прав. И ради этого вышли на улицы.

Аль-Малики пытается запугать и привлечь на свою сторону народ, называя этих повстанцев террористами. Но противостояние длится уже полтора года, у нас  более 60 тысяч суннитов-заключенных, людей убивают, изгоняют из домов, они пропадают без вести. Судьи, тюрьмы и законы в его руках. Поэтому мы считаем себя вправе защищать таким образом свои права, хотя с самого начала не хотели брать в руки оружие.

Именно аль-Малики заставил жителей провинции Анбар взяться за оружие, и мы предупреждали его:  ответь на требования народа и не допусти превращения Ирака в эту опасную зону. Мы виним не только премьер-министра, но и поддерживающих его политиков. Ситуация стала крайне напряженной, но мы не варвары и не террористы, наша цель – не внутренние или внешние интересы, мы лишь требуем сменить аль-Малики и нынешнее правительство.

Комментарии 0