События

Задушили «Арабскую весну» - получили гиперрадикализацию

Организация «Исламское государство Ирака и Шама (Леванта)» (ИГИШ) быстро взяла под контроль большую часть севера и северо-востока Ирака, включая один из трех миллионников страны – Мосул, а также родину Саддама Хусейна – Тикрит. Идет наступление на Багдад. Если ранее об этой структуре говорили в основном специалисты, то сегодня она в центре внимания мировых СМИ.

Свое мнение о событиях в Ираке и Сирии высказывает политолог Абдулла Ринат Мухаметов. По его мнению, в исламском мире началась новая фаза кризиса.

- Я хотел бы выделить несколько моментов в связи с феноменальным ростом активности и успехами ИГИШ в Ираке.

Первое. Фактически сразу после свержения Саддама сунниты Ирака попали под жесткое давление. У власти в стране находятся все это время представители шиитской общины, которые поделили страну с курдскими элитами.

Периодически, можно говорить, имел место настоящий геноцид – целенаправленное угнетение, дискриминация, резня и выдавливание суннитов. У всех на памяти бойня, учиненная суннитам «Армией Махди» в 2005-2006 гг.

Багдадский режим отстранили суннитов от какого-либо влияния на ситуацию в стране. Они де-факто оказались чужими на своей земле. Суннитов превратили во второсортное меньшинство. 

Такая политика не может вызывать приветствия у суннитов. Все десять лет не прекращается насилие, гремят взрывы, совершаются нападения и диверсии. Имел место ряд восстаний. Сегодня же мы наблюдаем крупнейшее и наиболее успешное из них. В нем участвует не только ИГИШ, но и бывшие баасисты (причем очень активно), муриды суфийских тарикатов (например, Армия последователей тариката Накшбандийа), племенное и клановое ополчение, салафиты, «ихваны» и проч.

Дочь Саддама Раджад прямо заявила, что радуется успехам ИГИШ и приветствует их революцию. В руки к иракским повстанцам попал судья Рауф Абдель-Рахман Рашид, сотрудничавший с оккупационной американской администрацией и вынесший смертный приговор президенту страны Хусейну.

ИГИШ в какой-то степени оседлала суннитскую волну. Эта организация оказалась в центре восстания, став его стержнем, но местами ее бойцы не составляют даже десятой доли от всех суннитских ополченцев и не являются решающей силой. Если раньше суннитские племена не принимали ИГИШ, давали ей отпор, не пускали в свои населенные пункты, сотрудничая в этом с властями, то сейчас, они уже больше не верят американцам, багдадскому правительству и вообще никому, что кто-то обеспечит их выживание. В результате политики Аль-Малики объединились все – от ИГИШ до светских баасистов.

Но не думаю, что успехи продлятся долго. И тем более я не уверен, что в итоге появится что-то действительно жизнеспособное. ИГИШ не та сила. Об этом говорит опыт соседней с Ираком страны. Скорее всего, через некоторое время после подавления восстания, оно вспыхнет с новой силой. И так будет продолжаться, пока не будут учтены интересы суннитов.

Второе. Есть масса информации, бросающей тень на ИГИШ. Сирийская оппозиция – Свободная армия - официально, Джабхат ан-Нусра - де-факто – периодически обвиняют эту организацию в сотрудничестве с режимом Башара Асада. Многие на Западе также исходят из того, что ИГИШ – проект Дамаска и Тегерана. 

По этой версии, ИГИШ поддерживается и частично контролируется Асадом в целях разжигания внутреннеповстанческой борьбы и дискредитации оппозиции перед мировым сообществом. Я не берусь говорить, так это или нет. Но не исключено, что Асад мог сговориться с ИГИШ о некоем разделе сфер влияния. 

Примерно также большевики договаривались с Махно и другими красно-зелеными атаманами, признавая их автономию и право строить на контролируемой территории все, что им вздумается, в обмен на помощь в войне с белыми. Только Ленин и Троцкий четко отдавали себе отчет, что это временный союз – как не стало белых, Москва уничтожила всех батек.

По факту за время своего существования ИГИШ в основном вела боевые действия не против правительственных сил, а против «Нусры» и других сирийских оппозиционных групп. Более того, действия членов этой организации не редко давали режиму Асада повод представлять перед всем миром его противников в качестве безумных террористов, бешеных экстремистов, вырезающих христиан, и проч. Надо сказать, что Дамаск в этом преуспел – желающих помогать сирийской оппозиции сегодня заметно поубавилось.

Если версия о руке Тегерана и Дамаска в становлении и укреплении ИГИШ верна, то сегодня те, кого они считали почти своими марионетками, вышли из-под контроля. ИГИШ ударил по Багдаду, который также, как и режим Асада, находится под плотной опекой Ирана. Фактически шиитский режим Нури аль-Малики – протекторат Тегерана. Это общеизвестно.

Сейчас Иран активно помогает Багдаду. Речь идет даже о вводе войск. Естественно, это углубляет шиитско-суннитское противостояние в регионе, увеличивая угрозу перерастания ее в большую войну.

На стороне Аль-Малики и американцы. На почве борьбы с «исламским терроризмом» (читай, с суннитскими повстанцами), они нашли общий язык даже с аятоллами. Впрочем, все крупные державы мира, включая Россию, заняли схожую позицию. Разбираться в сути конфликта никто особо не стремится.

Теперь о самом ИГИШ. Информации об идеологии этой организации не так много. Вообще о происходящем сегодня в Сирии и Ираке с абсолютной ясностью вряд ли вообще кто-то может говорить.

Но есть все основания предполагать, что ИГИШ, по крайней мере, частично, заимствовала идеи и практику ранних хариджитов, наиболее жестких и непримиримых, тех, которые считали правыми и мусульманами только самих себя, даже в споре с халифом Али (да будет благословен его лик), и других аналогичных течений.

«Нусра» - это классические «джихадисты». Ее обвиняют в связях с «Аль-Каидой», хотя надо разобраться в том, что такое «Аль-Каида» и вообще феномен так называемого «исламского терроризма» конца XX - начала XXI века. ИГИШ в этом смысле – следующий этап, «посталькаидовский джихадизм». Мало изученный и сложнейший феномен. Похожие группы появились в Сомали – «Аш-Шабаб», в Нигерии – «Боко харам», в Афганистане и др. странах, в том числе, кстати, и у нас на Северном Кавказе.

Всегда «Нусра» считалась самой радикальной из радикальных организаций в Сирии. Но теперь выяснилось, что бывают еще более крайние. Перефразируя известное выражение, можно сказать: нет пределов радикализации. Учитывая исторический опыт того же хариджизма, предполагаю, что когда-то появится кто-то более жестко настроенный, чем даже ИГИШ.

Можно сравнить происходящее и с мировым левым движением. Тогда то, что называли «Аль-Каидой», или «Нусра» в частности, - это ранние большевики, а ИГИШ и проч. – что-то вроде «красных хмеров» бешеного Пол Пота, от которых отвернулась не только красная Москва, но коммунистические экстремисты всего мира. В этой логике «ихваны» - «братья-мусульмане» - будут умеренными европейскими социал-демократами.

Кризис повстанческого движения в Сирии, - результат неспособности различных сил договориться между собой на какой-то позитивной основе. А если нет единства, то углубляется фитна (смута, нестабильность). Есть все основания полагать, что оружие и средства, полученные тем же ИГИШ в Ираке, через какое-то время будут использоваться против оппозиции в Сирии.

Жестокий конфликт между ИГИШ и «Нусрой» перекинулся на другие страны, даже на Россию, на Северный Кавказ, где сторонники и симпатизирующие той или другой структуре ведут горячие споры. К счастью, пока это только на словах и в Интернете.

В самом же общем смысле «джихадизм» вообще и такие организации, как ИГИШ, - это свидетельство глубочайшего кризиса всей уммы. Из него питается кажущаяся бесконечной война всех со всеми в исламском мире.

Далее. ИГИШ, углубление кризиса в Сирии и Ираке, - это, безусловно, итог безответственной политики ведущих держав на Ближнем Востоке. Все они, без исключения, санкционировали военный переворот в Египте и самоустранились от «забытой войны» в Сирии или же открыто ее разжигают, продлевая дни преступного режима.

Те движения, которые могли бы запустить процессы созидания по турецкому примеру, жестко блокируются. Сегодня под ударом «ихваны» в Египте, Тунисе, Ливии. Запад и Восток совместными усилиями задушили «Арабскую весну». Испугались, что исламский мир, действительно, поднимется и, консолидировавшись, станет серьезным центром силы на планете. В результате получили обратный эффект – гиперрадикализацию, как в Ираке и Сирии. Возможно, скорое появление аналогичных групп в Египте и т.д.

К сожалению, на Большом Ближнем Востоке почва для гиперрадикализации более чем подготовлена. Несколько поколений выросли в условиях бесконечного беспредела, войн, диктатуры, нищеты, угнетения и коррупции.

Из выступления на «MiRadio» в программе «Высокое напряжение»

Комментарии 0