Политика

"Ан-Нур" в Египте сталкиваются с возрастающей изоляцией

Будущему салафитской партии ан-Нур грозит неопределенность. 

Когда прошлым летом вооруженные силы Египта сместили Мухаммада Мурси, первого демократически избранного президента страны, партия ан-Нур рассматривалась как весьма влиятельная политическая сила, способная приводить к власти нужных ей лиц.

Ан-Нур, самая многочисленная салафитская политическая партия Египта, была единственной религиозной партией, поддержавшая военный переворот. Она также сыграла решающую роль в избрании первого временно исполняющего обязанности премьер-министра Египта, поскольку наложила вето на кандидатуру Мухаммада аль-Барадеи, лауреата Нобелевской премии, из-за его политических взглядов. Аль-Барадеи был позже назначен вице-президентом. На пост премьер-министра был назначен другой, более приемлемый для ан-Нур, кандидат – Хазем Беблави.

Представители ан-Нур составили также часть комитета, состоявшего из 50 членов, назначенного и.о. президента Адли Мансуром для рассмотрения поправок в конституцию. Партия провела кампанию за успешное голосование на январском конституционном референдуме и объявила в начале мая о своей поддержке бывшего министра обороны и кандидата в президенты Абд аль-Фаттаха ас-Сиси.

Все же, несмотря на такое высокое положение, партия, похоже, сталкивается с растущей политической изоляцией и неопределенностью своего будущего.

Похоже, что партию покидают не только противники переворота, включая многих салафитов, но и сторонники переворота, включая даже самого ас-Сиси.

“Большинство членов ад-Даава ас-Салафия (Салафитский призыв) полагало, что ас-Сиси удастся гарантировать безопасность в Египте в этот сложный период” – заявил Халид Адам ад-Дин, один из лидеров ад-Даава ас-Салафия и бывший советник президента Мурси, в интервью аль-Джазире. Оправдывая поддержку, оказанную его партией ас-Сиси на президентских выборах, он сказал: “Египет столкнулся с международным заговором. Мы опасаемся, как бы Египет не превратился в очередную Сирию или Ливию, что может произойти в случае коллапса государственных институтов власти. Ас-Сиси более всех остальных способен возглавить государство и убедить иностранные государства и впредь оказывать поддержку стране.

В заявлениях представителям СМИ официальные лица партии ан-Нур привели множество оснований для их поддержки ас-Сиси в ходе президентских выборов. В частности, Мухаммад Салах, член комитета партии по делам СМИ, заявил в интервью местному телеканалу, что ас-Сиси обладает тем преимуществом, что не принадлежит ни одной из политических партий и не представляет интересы какой-либо одной идеологии, что делает его кандидатуру наиболее приемлемой для многих египтян. По мнению Салаха, ас-Сиси также “лучше остальных понимает иностранные угрозы, стоящие перед Египтом”.

Юнис Махьюн, глава ан-Нур, заявил местным СМИ, что поддержка ас-Сиси, оказанная его партией, объясняется многими причинами, такими как “его стратегическое видение и административный опыт работы в вооруженных силах”. Махьюн также добавил, что ас-Сиси отличают “скромность, преданность идее, способность контролировать свои эмоции, отсутствие стремления произвести впечатление, умение логически излагать свои мысли и практичность”.

Однако среди специалистов есть и отличные мнения. Так, Хишам Джафар, обозреватель по вопросам египетских политических и религиозных движений, полагает, что решение ан-Нур поддержать ас-Сиси является достаточно странным. По его мнению, ан-Нур зашло слишком далеко в своей поддержке военного режима в Египте, тем более учитывая возрастающее недовольство ее действиями со стороны избирателей, голосовавших за нее из религиозных побуждений, которые выступают против переворота и продолжающихся нарушений прав человека в стране.

“Многие члены ан-Нур покинули партию”, ‒ продолжает Джафар. С его точки зрения, ан-Нур слишком озабочена политической конкуренцией с Братьями-мусульманами и попытками представить себя как альтернативу Братьям. “Ан-Нур страдает от глубоко укоренившейся салафитской интеллектуальной традиции, допускающей терпимость в отношении авторитарных правителей во избежание гнева с их стороны”, ‒ заявил Джафар аль-Джазире.

Эта точка зрения подтверждается сделанным ад-Дином заявлением: “Рационализм и реализм являются частью салафитского учения. Мы считаем, что во время кризиса мы можем выбрать плохое, чтобы избежать худшего.”

Тем не менее, несмотря на все перечисленное, ан-Нур, похоже, в настоящее время сталкивается с внутренним расколом и внешним давлением.

В приватных разговорах, ад-Дин признает, что “многие салафиты воздерживаются от участия в любой политической деятельности и от голосования. Они шокированы современным развитием политической ситуации. Некоторые из них находятся в гневе от политической позиции ан-Нур.”

Джафар полагает, что партия салафитов, как и многие другие партии подобного толка, появившиеся с начала «революции 25 января», становятся более «плюралистичными в политическом плане».

В начале 2013 года некоторые из ведущих членов ан-Нур вышли из партии, чтобы сформировать новую партию ‒ аль-Ватан. Известный религиозный лидер, популярный в среди салафитской молодежи, Хазем Салах Абу Исмаила основал новую партию под названием ар-Рая.

“Трудно оценить политический вес каждой салафитской партии, кроме как посредством свободных и справедливых выборов”, ‒ продолжает Джафар.
Мэхюн, лидер ан-Нур, заявил, что его партия с нетерпением ожидает участия в предстоящих парламентских выборах. “Мы выдвинем своих кандидатов и будем избираться во всех избирательных округах”, ‒ заявил он.
Ад-Дин выражается менее оптимистично. “Я ожидаю, что перед началом парламентских выборов, в СМИ начнется ожесточенная кампания против ан-Нур”, ‒ заявил он.

Но ряд экспертов, в число которых входит Джафар, полагают, что альянс между ас-Сиси и ан-Нур продлится еще некоторое время.

"Одна из стратегий, принятых нынешним режимом, состоит в лозунге «Исламисты без Братьев-Мусульман». Они будут нуждаться в ан-Нур на своей стороне, чтобы можно было говорить, что исламисты представлены в новом режиме”.

В результате, считает Джафар, ан-Нур удастся получить приличное количество мест в парламенте, хотя ей и не удастся достигнуть отметки 20%, в отличие от первых парламентских выборов в 2011 году, проведенных после революции.

Что делает будущее ан-Нур неопределенным, так это позиция ас-Сиси в отношении религиозных партий Египта. В недавнем телевизионном интервью ас-Сиси обрушился с жестокой критикой идеи на религиозно-политические группы страны, включая ан-Нур, расценив их риторику и идеи как устаревшие и угрожающие народному единству. Он даже пригрозил запретить религиозные партии с помощью новой конституции.

“Общество Египта за последние 40 лет так и не смогло окрепнуть, потому что некоторые люди выступают таким образом, что не соответствуют современным запросам общества”, ‒ заявил ас-Сиси. “Они считают себя другой категорией людей. Именно поэтому мы неспособны жить вместе. Есть новая конституция, в разработке которой они (ан-Нур) принимали участие. Новая конституция предписывает отсутствие всяких религиозных партий.”

В ответ на это лидеры ан-Нур без промедления заявили, что их партия “соответствует нормам конституции и закона о политических партиях.”

Эксперты, такие как, например, Мади, считают, что в ближайшем будущем вызовы, с которыми придется столкнуться партиям, подобным ан-Нур, станут еще более крупными, чем первоначально можно было ожидать.

“Мы не предвидим, что политические партии будут играть существенную роль в политической системе, которая установится после президентских выборов. Рано еще говорить о том, что мы являемся свидетелями зарождения плюралистической политической системы, в которой определенная роль отведена для политических партий. Ан-Нур думает, что ей удастся играть видную роль в будущем политическом раскладе. Некоторые из них даже говорят о том, что им удастся большинство мест в парламенте. Другие все же придерживаются той точки зрения, что исламистским группам не позволят политическое существование”, ‒ сказал Мэди.

Салафитские лидеры, как, например, ад-Дин, знают о том, с какими инсинуациями им придется вскоре столкнуться. “Мы не склонны видеть на горизонте что-либо, что внушало нам оптимизм.

Комментарии 0