События

Ирак: захваты городов и суннитское восстание

10 июня в Ираке случилось то, что и должно было произойти как результат американской оккупации этой страны и навязывания его народу американской модели демократии. Если курды еще раньше фактически отделились от остальной части Ирака, создав некое квази-государство в виде Курдского автономного района, имеющего многочисленные признаки государственности и суверенитета, то сунниты явно готовы сделать это сейчас.

На протяжении 8 лет оккупации США, а затем и 3-х лет правления проиранского шиитского правительства, которое узурпировало власть в руках одной конфессии, сунниты, бывшие правящей элитой со времен отделения от Османской империи в 1918 году и вплоть до падения режима С.Хусейна в 2003 году, не раз поднимали восстания, которые жестоко подавлялись. А в декабре 2013 года в западной провинции Ирака аль-Анбар, населенной практически полностью суннитами, было поднято восстание против режима премьер-министра Н.аль-Малики, к которому примкнули не только исламистские группировки, но и бывшие баасисты – бойцы движения сопротивления, взяв под свой контроль города Рамади и Феллуджа. Одновременно резко усилилась террористическая активность в Багдаде, Мосуле, Киркуке и других крупных городах страны. Бросив на подавление восстания армию, силы безопасности, авиацию, танки и тяжелую артиллерию, Н.аль-Малики за 7 месяцев боев так и не смог восстановить там свой контроль, а иракские «силовики» понесли огромные потери. На это наложилась и война в соседней Сирии, поскольку часть вооруженных формирований антиасадовской оппозиции перешла на иракскую территорию, взяв под свой контроль часть иракских районов, прилегающих к сирийской границе. Прежде всего, это были боевики «Аль-Каиды» и экстремистской организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), финансово поддерживаемой Катаром и Саудовской Аравией. Их численность быстро росла за счет того, что помимо сирийцев и иракцев, в ряды ИГИЛ влились многочисленные наемники из других арабских и исламских стран, недобитые террористы из российского Северного Кавказа и даже афганские и пакистанские талибы, мусульмане из стран Евросоюза.

Несмотря на парламентские выборы в стране 30 апреля с.г., где большинство мест вновь получили представители шиитских партий, спокойствия это не прибавило. Н.аль-Малики упорно уходил от любых попыток наладить отношения с умеренными суннитскими партиями и организациями. И тогда сразу же возобновились разговоры о том, что Ирак необходимо расколоть на три анклава – шиитский, суннитский и курдский, которые будут жить либо как независимые государства, либо объединятся в некую формальную федерацию или конфедерацию. Появились даже названия – Шиитстан и Суннитстан по аналогу с Курдистаном.

К сожалению, политика сопредельных стран, прежде всего Саудовской Аравии, Кувейта, Катара и Ирана не способствовала нормализации ситуации в Ираке, который все дальше скатывался в состояние хаоса и гражданской войны. Тегеран хотел превратить Ирак в свою шиитскую вотчину, а аравийские монархии стремились этого не допустить. Спецслужбы КСА и Катара, добровольцы из стран ССАГПЗ, богатые финансовые ресурсы арабских монархий были брошены на поддержку суннитов, будь то радикальные исламистские группировки, или же светские баасисты и бывшие офицеры саддамовской армии. Режим Н. аль-Малики уже в мае с.г. стал трещать по швам. И количество, в конечном счете, перешло в качество.

10 июня вся провинция Найнава на севере Ирака, где большинство населения составляют сунниты и где много христиан, была практически мгновенно захвачена боевиками, прежде всего ИГИЛ. А утром того же дня они захватили административный центр провинции, город Мосул, второй по величине в стране с населением св. 1 млн.чел. Это произошло всего на четвертый день активных боев с правительственными войсками в пригородах Мосула. В момент штурма администрации города там находился губернатор провинции Атил Нуджаифи, однако в последний момент, пока полицейские сдерживали нападающих, он сумел бежать. Боевики уничтожили все военные лагеря с иракскими частями, хотя они были хорошо укреплены и вооружены. Взята тюрьма, из которой исламисты освободили более 3 тыс.заключенных, в основном попавших туда за причастность к терроризму. Из города за сутки бежало, по различным оценкам, от 150 до 300 тыс.жителей, в основном в сторону соседнего Курдистана.

Дальнейшее стало все более напоминать реальное суннитское восстание. Не остановившись на Мосуле, члены вооруженных формирований сразу же двинулись на юг по направлению к Багдаду. К утру 11 июня они подошли к г.Байджи – в 240 км от иракской столицы, по пути захватив значительное число армейских складов , в том числе с бронетехникой. Еще одно направление их удара – крупный город Киркук на северо-востоке Ирака, крупнейший центр нефтедобычи, находящийся в 220 км от Багдада. Отряды ИГИЛ подошли к утру 11 июня на расстояние 70 км юго-западнее Киркука. Там началась паника.

Но главное – это Тикрит, родина С.Хусейна, административный центр провинции Салах эд-Дин, населенной исключительно суннитами. Через нее наступающие боевики, если их не остановят правительственные войска, смогут в ближайшее время соединиться с суннитскими повстанцами провинции аль-Анбар, и тогда все непокорные суннитские провинции станут единым целым, тем самым создав предпосылки для провозглашения Суннитстана. И угроза падения нависнет уже над Багдадом, где полвина населения – это сунниты, которые практически все недовольны шиитским насилием, и который исторически всегда был суннитским городом, пока во время ирано-иракской войны 1980-88 г.г. туда не прибыло св.1 млн.шиитских беженцев с юга страны.

Все нынешние события означают одно – полный провал политики США по навязыванию западной демократии там, где она неприемлема. Если Ирак будет расколот, а сунниты получат собственный анклав, будет нанесен сильнейший удар и по политике США на Украине, где Юго-Восток также добивается федерализации или выхода из состава украинского государства. Катастрофа в Ираке неизбежно отвлечет внимание Вашингтона от Украины, учитывая огромную роль этого мощного арабского государства, располагающего вторыми в мире запасами нефти, и находящегося на пересечении зоны противостояния шиитов и суннитов. Ведь под угрозой окажется безопасность всего Персидского залива. А этот регион – 65% всей добываемой в мире нефти. Тут уж не до Украины будет, если под вопросом окажется стабильность нефтяных поставок на Запад.

Ждать осталось недолго, учитывая стремительность продвижения суннитских боевиков на юг и юго-запад Ирака

Автор: Александр Орлов, политолог, эксперт-востоковед

Комментарии 4