Общество

Делегаты «Чрезвычайного съезда народов Дагестана» обратились к президенту России с просьбой освободить от занимаемой должности Абдулатипова

Антипрезидентские настроения на Кавказе, кажется, набирают силу. Вслед за Абхазией «революционную» эстафету подхватил Дагестан. Делегаты «Чрезвычайного съезда народов Дагестана», состоявшегося 31 мая в Махачкале, обратились к президенту России Владимиру Путину с просьбой освободить от занимаемой должности главу республики Рамазана Абдулатипова. Власти в ответ называют делегатов съезда самозванцами, а их инициативу - происками врагов Дагестана. Подробности в материале нашего обозревателя Тимура Измайлова.

Рамазан Абдулатипов – один из немногих кавказских политических долгожителей. Его карьера началась в те годы, когда спикером Верховного Совета России был Руслан Хасбулатов, а руководители северокавказских республик избирались, а не  ездили в Кремль  за ярлыком на княжение. Но, как говорится – иных уж нет, а те далече.  Кроме Абдулатипова.

Он смог дождаться своего звездного часа.  Поэтому, когда этот  час пробил,  он не в силах был  скрыть радость,  и гордо  объявил всему миру о своем назначении и.о. главы Дагестана за день до того, как Путин подписал указ.

Дагестан его ждал, но, к сожалению, не столько  Рамазана Абдулатипова – нового главу республики,  сколько  Абдулатипова-мессию, который должен был решить все проблемы Дагестана за максимально короткий срок.

Люди хотят не смены  власти, а перемен

Высочайший  уровень ожиданий  сыграл с ним  злую шутку –  чуда не случилось, и это многих разочаровало. Впрочем, даже  «не  чуда»  тоже не было. В республике практически ничего не изменилось.

Дагестан сегодняшний не сильно отличается от Дагестана прошлогоднего.  Новое заключается только в том, что  главной темой обсуждения в республики стала отставка Рамазана Гаджимурадовича. О ней говорят везде и каждый день. Возможно потому, что регулярно, появляется «достоверная информация» о жестком разговоре Путина  с Абдулатиповым, который  только полчаса назад состоялся в Кремле, о подписанном указе об отставке Абдулатипова и т.д.

Но Рамазана Гаджимуратовича эти разговоры мало волнуют.

Другое дело, когда начинают переходить от пустых разговоров к реальной политической активности. Так, первый раз оппозиционно настроенные граждане  решили провести съезд 19 апреля. Но директор кинотеатра «Россия», ранее заключивший договор с оргкомитетом съезда об аренде кинозала на два дня,  неожиданно  расторг контракт в день начала работы съезда. Через полчаса к «России» подъехала полиция и разогнала возмущенных делегатов.

Во второй раз наученные горьким опытом оппозиционеры провели свое мероприятие (под громким названием «Чрезвычайный съезд народов Дагестана») тайно.

По словам главы оргкомитета, председателя дагестанской региональной общественной организации «Союз защиты прав и свобод народов, человека и гражданина» Руслана Расулова, в работе съезда участвовал 271 представитель джамаатов из разных регионов республики и представители 15 общественных организаций. Участники съезда обратились к президенту РФ Владимиру Путину с предложением досрочно прекратить полномочия главы Республики Дагестан Абдулатипова Р.Г, а на его место просят назначить любого из трех предложенных ими кандидатов: лидера местного отделения «Справедливой России» Гаджимурада Омарова, сенатора Ильяса Умаханова или мэра Хасавюрта Сайгидпашу Умаханова.

Также съезд уже не просит, а даже  требует – признать единственно приемлемой формой государственного правления в Дагестане парламентско-президентскую, обеспечив представительство от каждого народа в парламенте и избрание от каждой народности поочередно президента на срок четыре года.

Вряд ли Кремль отреагирует на  эти призывы, тем более что дагестанцы, как и ингуши, осетины, кабардинцы и прочие, кроме чеченцев, отнесены, по определению Дмитрия Медведева,  к народам «с иной политической культурой», а следовательно, лишены права выбирать себе руководителя республики. Поэтому ждать чуда, то есть реакции Кремля, не стоит.

Однако Кремлю стоило бы обратить внимание на общественно-политическую ситуацию в Дагестане  раньше, чем станет поздно. Лишив дагестанцев права выбирать, Кремль не только оскорбил их, но и заставил искать выход из этой ситуации. Тем более что люди хотят  диалога, а не призывают уходить в леса.

Чужой  среди своих

Несмотря на колоссальную поддержку со стороны Кремля, Абдулатипов не смог заручиться серьезной поддержкой местных элит. Он так и остался для них чужим, московским функционером, который не слишком хорошо разбирается в хитросплетениях дагестанкой политической и экономической жизни. Москва, возможно, именно поэтому сделала ставку  на него, а не на местных аксакалов, так как понимала, что клановость и непотизм в республике достигли критического предела.

Однако поставленная перед ним задача – нормализовать жизнь республики – выполнима лишь в том случае, если у него будет не только московская, но и дагестанская поддержка. Абдулатипов не ставит на руководящие должности своих родственников, однако этого мало. Республику продолжают сотрясать коррупционные скандалы, власть обвиняют в назначении на высокие должности людей с темным прошлым, не говоря уже о продолжающейся войне с вооруженным подпольем.

Кредит доверия к Абдулатипову – а он был очень высок, его назначение одобряли едва ли не 90% жителей республики – тает на глазах.

Комментарии 0