Среда обитания

«Коробки для мозгов» и Дар уль-Хикма

Что объединяет Багдад, периода Золотого века исламской цивилизации, и современный Вашингтон? Их объединяет не только то, что они, каждый в свое время, становились фактически интеллектуальными, военными и политическими столицами всего мира. Но и то, с помощью каких механизмов, это лидерство обеспечивалось. А именно – интеллектуальное обеспечение экономического, военного и политического могущества обеих держав.

Интеллектуальные центры и власть

Современным миром управляют даже не политики и не транснациональные корпорации. Миром управляет корпорация советников и консультантов из интеллектуальных центров, чьи доклады и рекомендации ложатся на стол президентов, министров обороны и руководителей ТНК. И этими интеллектуальными центрами являются, отнюдь, не университеты, академии наук или научно-исследовательские институты.

На самом деле, властям нет никакого дела до глубоких научных изысканий корпорации ученых, одержимых своими исследованиями. Власть интересуют не пространные и скучные академические повествования, а более конкретные и осязаемые вещи – реальные инструменты и механизмы увеличения могущества.

Этими инструментами являются готовые, детально разработанные и готовые к немедленному использованию пошаговые стратегии, алгоритмы, «дорожные карты» и рекомендации действий, которые властям следует предпринять в той или иной ситуации.

Разработкой этих военно-политических, экономических, социальных и иных стратегий и алгоритмов для властей в современном мире занимаются мощные интеллектуальные корпорации, которые на английском называются «think-tanks». На русский язык этот термин переводят по-разному – «мозговые тресты», «интеллектуальные центры» или «фабрики мысли».

Эти организации представляют собой мощнейшие и влиятельнейшие консалтинговые агентства, которые разрабатывают готовые стратегии и алгоритмы действия для ключевых фигур во власти. В США, например, существуют мозговые центры, которые напрямую работают с Белым домом, Пентагоном, Республиканской или Демократической партией.

В современном мире считается, что первые мозговые центры появились именно в США после Второй мировой войны. Их там долгое время продолжали называть слэнговым словечком, обозначающим голову человека – «brain-box», или «коробка для мозгов» (как наши выражения «башка», «котелок» и т.д.). Дело в том, что в начале мозговые центры представляли собой отдельные комнаты или помещения, где собирались лучшие умы, мозги и интеллектуалы всей страны для решения сложнейших задач.

Интеллектуальный центр Халифата

Однако, современный Запад, как обычно, приписывает себе изобретение и этого метода концентрации всего умственного потенциала нации для нужд государства, обороны и безопасности нации. Дело в том, что данные методы были освоены и с успехом использовались еще в исламском мире.

Учитывая тот факт, что современные мозговые центры, или фабрики мысли можно рассматривать в нескольких плоскостях, то и их историческое сравнение с достижениями и наработками мусульман следует проводить в этих плоскостях. Первый аспект, который следует отметить применительно к современным мозговым центрам, так это тот факт, что они, действительно, являются мощными интеллектуальными средоточиями всей современной научной мысли в сфере экономики, политологии, социологии, военного дела.

Что касается параллелей с миром Ислама, то исламская цивилизация в период своего наивысшего расцвета подарила миру такое явление, как «Дар уль-Хикма». Для многих немусульман, да и, к сожалению, многих мусульман также, это слово сегодня мало что говорит. А ведь некогда – это были мощнейшие интеллектуальные корпорации средневекового мира. Они были настолько ярким явлением в интеллектуальной истории всего человечества, что к даже современным интеллектуальным центрам не удается к ним приблизиться.

Термин «Дар уль-Хикма», или равноценный ему термин «Байт уль-Хикма», в буквальном переводе означает «Дом мудрости». Это явление возникло в 8 веке в самом развитом и крупном городе того периода – Багдаде, столице Аббасидского Халифата. Его появление связано с именем знаменитого багдадского халифа Харуна аль-Рашида, правившего на протяжении 23 лет в 786-809 годах.

Дар уль-Хикма одновременно представляла собой богатейшую библиотеку, научно-исследовательский институт, безостановочный переводческий центр, академический холдинг и мощную консалтинговую корпорацию. В Дар уль-Хикма постоянно кипела работа сотен специалистов - переводчиков, ученых, писателей, переписчиков, консультантов. Причем работа велась, как на арабском, так и на арамейском, ассирийском, греческом, латинском языках, фарси, санскрите и иврите.

Политический консалтинг и Насиха

Чтобы понять другой аспект деятельности современных мозговых центров, стоит отметить, что они принципиально не занимаются простыми научными исследованиями и аналитикой. Их основной продукт – это рекомендации и консультации, как поступить для решения той или иной проблемы. При этом эти рекомендации и консультации, несомненно, готовятся на основе глубокого научного анализа проблемы.

Но конечный продукт работы центра оформляется не в виде пространной научной монографии, а в виде краткого, предельно концентрированного текста, в котором за описанием проблемы обязательно следуют прогнозы развития ситуации и детальный, проработанный план рекомендаций, а иногда и готовая стратегия по разрешению проблемы.

Политический консалтинг в исламском мире на всем протяжении его истории был представлен огромной корпорацией ученых, которые предоставляли благочестивые советы и наставления («насиха») правителям. Халиф Умар (да будет доволен им Аллах) приветствовал и испрашивал у Аллаха милости для всякого, готового высказать свое несогласие или претензии: «Добро пожаловать наставляющему во все времена, добро пожаловать наставляющему утром и вечером… да помилует Аллах человека, который указал мне мои пороки!».

Таким образом, Умар (да будет доволен им Аллах) подбадривал и поддерживал всякого наставляющего или критикующего его и заложил практику наставлений мусульман правителю в основу праведного правления. Более того, в исламском мире политическое консультирование было уделом не только отдельных ученых, но и таких научных корпорация, как багдадский Дар уль-Хикма.

Сын халифа Харуна аль-Рашида, халиф аль-Мамун, который продолжил дело отца в развитии Дар уль-Хикма постоянно активно принимал участие в дискуссиях с учеными, обсуждал спорные вопросы и проблемы в управлении Халифатом. Причем вел он эти дискуссии, как на арабском, так и на фарси. Таким образом, социальные, политические, экономические и военные рекомендации корпуса исламских ученых доводились прямиком до правителя.

Делиберативный процесс и Шура

Современные мозговые центры не ограничиваются политическим консультированием правителей. После подготовки своего концентрированного интеллектуального продукта, мозговые центры начинают процесс его публичного продвижения. То есть гарантированного доведения его результатов, рекомендаций и консультаций до широкого круга конкретных чиновников, политиков, военных и иных «decision makers» - «принимателей ключевых решений».

Для этого мозговые центры проводят огромное количество семинаров, круглых столов, публичных дискуссий с ключевыми политическими и общественными фигурами для того, чтобы довести до них суть своих рекомендаций и предложений. Этот процесс, который называется делиберативным процессом (от англ. «deliberate» - «взвешивать, совещаться, обсуждать») – один из самых мощных инструментов продвижения разработанных стратегий и моделей развития современного общества.

В исламской теории и практике подобный совещательный инструмент называется «Шура». Один из основных смыслов и перевода этого слова, как раз, и означает – «консультации и обсуждение», в ходе которых ученые, политики и управленцы не только находят самые оптимальные стратегии развития, но продвигают их в политическую практику.

Естественно, что багдадский Дар уль-Хикма не был единственным интеллектуальным центром исламского мира. Подобные центры существовали и в Кордове, и в Каире, Мосуле, Дамаске и Басре. Однако с закатом исламской цивилизации многие из них были разграблены, опустошены и уничтожены вместе со своими богатейшими библиотеками и ценнейшими научными кадрами.

Однако не разграбление библиотек и академий является основной катастрофой, которая привела к полному параличу исламской интеллектуальной мысли и политической стратегии на протяжении долгих сотен лет. Основная разруха, которая заблокировала дальнейшее развитие и политическое лидерство исламского мира – скрывалась в сердцах мусульманских правителей и головах мусульманских ученых, которые начали все дальше отходить от истинных исламских принципов политической теории и практики.

Комментарии 0