Среда обитания

За что в Чечне судят правозащитника Руслана Кутаева?

Северный Кавказ глазами блогеров" – совместный проект Русской службы Би-би-си и Интернет-СМИ "Кавказский узел".

Мурад Магомадов (псевдоним). Родился в 1985 году в Волгоградской области. Окончил ВУЗ. Живу и работаю в Подмосковье, периодически бываю в Грозном. Основное занятие – работа в частной кампании. Журналистикой увлекаюсь как хобби.

В Чечне судят Руслана Кутаева, правозащитника и общественного деятеля. Судят, как предполагают многие, за проведение в Грозном конференции по случаю 70-летия депортации чеченцев.

Официально Кутаев, которого широко знают и в российских, и в международных правозащитных и общественных кругах, объявлен наркоманом, у которого изъяли несколько граммов героина, но почему-то только спустя какое-то время после задержания.

В местных СМИ о деле Кутаева почти ничего не рассказывают. Только пару раз на местном канале был показан сюжет на эту тему, где сообщалось, что омбудсмен Чечни Нурди Нухажиев навестил Кутаева в изоляторе и убедился, что никакого насилия в отношении задержанного не применялось, подследственный находится в добром здравии и каких-либо претензий к силовикам не имеет.

Ни слова о конференции, организованной Кутаевым с участием широкого круга ученых и историков. Главное - что сидит в изоляторе временного содержания и что все у него вроде в порядке. Согласно версии обвинения, Кутаев тайно принимал наркотики, и самый справедливый в мире чеченский суд воздаст ему по заслугам.

А что такое суд в Чечне? Бывало и такое: судье Верховного суда звонит человек, представившийся главой республиканского МВД, и требует в обязательном порядке осудить человека, которого полицейские под пытками заставили себя оговорить. Когда же судья объявляет самоотвод, отказываясь от дальнейшего участия в этом фарсе, и это становится достоянием гласности, коллеги судьи, вместо того чтобы поддержать его, дружно обвиняют последнего в нарушении судебной этики и требуют незамедлительно уволить.

"Ручные" НПО

Руслана Кутаева в Чечне давно знают. Еще в 1993 году он возглавил созданную им Партию национальной независимости Чечни. ПНН противопоставила себя Дудаеву и одновременно с этим осуждала действия так называемой "антидудаевской оппозиции".

В годы правления Дудаева Кутаев являлся генеральным директором концерна "Кавказ", а после завершения первой военной кампании в Чечне занимал должность заместителя председателя правительства непризнанной Республики Ичкерия. Он был одним из учредителей общественной организации Общество русско-чеченской дружбы (ОРЧД), активно проявившей себя в первые годы "контртеррористической операции" на территории Чечни, а теперь возглавляет Ассамблею народов Кавказа.

История с его задержанием и судебный процесс стали предметом широкого обсуждения.

"Был такой хороший человек - Руслан Кутаев, который не побоялся сказать правду о нашем выселении и о том, что сегодня у нас тут творится, да и его теперь хотят в тюрьму посадить. Других, как он, уже не будет", - примерно в таком духе высказался отец моего хорошего знакомого, переживший и сталинскую депортацию, и две войны в Чечне.

Старик отчасти прав. Практически все правозащитные и общественные организации в республике уже давно стали "ручными", без согласования с властями и пальцем не шевельнут. В Чечне мало кто сомневается в том, что наркотики Кутаеву банальным образом подбросили. Но даже явно незаконный арест коллеги по надуманному поводу не сподвиг местные НПО хотя бы на совместное заявление.

Открыто в поддержку Кутаева выступил пока только бывший член Ассамблеи народов Кавказа Ибрагим Шуаепов, возмутившийся тем, как проходит процесс: "На суд сгоняют сотрудников полиции, а родственникам отказывают в связи с тем, что в зале нет места".

Представители общественных организаций республики намерены провести конференцию, на которой обсудят ситуацию по делу Кутаева. Пока только на словах.

Заявление о пытках

Это в первые годы КТО можно было писать гневные заявления по поводу массовых нарушений прав человека, проводить круглые столы и конференции, ругать федеральный центр и местную власть, а при нынешней "полной стабилизации" все это чревато... Руслан Кутаев это понимал.

Сделал ли он нечто сверхординарное? Просто в канун 70-летия депортации чеченцев желающие высказали свои точки зрения на тогдашние и сегодняшние события в республике. Вот и все. Но власть это страшно возмутило. Рамзан Кадыров, похоже, воспринял проведенную Кутаевым конференцию как подрыв устоев и неуважение к "хозяину". Вызов на ковер Кутаев проигнорировал, и тогда пришли к нему.

После задержания, по словам Кутаева, его лично избивали двое особо приближенных к Кадырову лиц, о чем он проинформировал судей на одном из заседаний по своему делу: "Эти высокопоставленные чиновники меня избивали в присутствии своей охраны. Но я не считаю, что они это сделали из-за личной неприязни ко мне, и это является далеко не основной причиной фабрикации уголовного дела и моего последующего уголовного преследования".

В Чечне это заявление Кутаева передают от человека к человеку. Как же он осмелился открыто назвать имена высокопоставленных лиц, которые его якобы пытали и избивали?! В сегодняшней Чечне это воспринимается как подвиг. Неизвестно ведь, как отреагируют на такие заявления данные товарищи.

"Критика местной власти - табу"

Говорить о зверствах федералов, убийствах, похищениях и пытках жителей Чечни, бомбардировках и артобстрелах населенных пунктов республики, кровавых зачистках, которые осуществляли федеральные силы, в Чечне разрешается.

А вот критиковать действующие в Чечне власти, подвергать сомнению какие-либо шаги Самого или его окружения, говорить о подмене понятий, о всеобъемлющем беспределе, кумовстве, засилье хоси-юртовцев во всех сферах, коррупции и взяточничестве - это в Чечне табу.

Единственным за последние годы человеком, кто посмел открыто подвергнуть критике местную власть за самовольный перенос даты траура по жертвам депортации 1944-го года, стал Кутаев.

Создается впечатление, что его судят в назидание всем остальным, как бы говоря: "Подумайте, что мы можем сделать с вами, если в наших силах отправить за решетку человека, за которого вступились даже известные международные организации".

Сигнал этот, безусловно, будет принят к сведению. После демонстративного убийства Натальи Эстемировой правозащитная деятельность в Чечне фактически сошла на нет, а теперь и деятельность общественных организаций может зачахнуть.

Суд над Кутаевым продолжается. И очень высока вероятность того, что несмотря на очевидную абсурдность выдвинутого обвинения, его действительно осудят.

Комментарии 0