Среда обитания

России выгоден конфликт на Кавказе

Сейчас, когда Россия втянута в геополитическую войну на Украине, Кавказ для нас даже важней, чем Украина. Там ситуация зашла в тупик, но Кавказ — совсем другое пространство, здесь возможны резкие и решительные ходы. Напомню, что в ситуации украинской неразберихи именно через Кавказ идет единственный газовый путь, снабжающий Европу. И перекрытие кавказского транспортного пути из Средней Азии и Каспийского региона в Европу, дестабилизация на его пути, поставит ЕС в тяжелейшее положение.

Первого июня президент Абхазии согласился уйти в отставку. Александр Анкваб был в чем-то президентом консенсуса, мира и договоренностей. Он и его окружение были заинтересованы и в железной дороге, идущей в Грузию через Абхазию, и во многом другом, усливающем общекавказскую интеграцию. Очевидно, сейчас доминирует другая идея: конфронтация на Кавказе более в геополитических интересах России, чем мир и стабильность. Она есть самая серьезная угроза ЕС.

Все абхазы знают друг друга: в какой бы точке Абхазии не жил человек, у него есть родственник в любой другой точке республики или за границей. Абхазское общество уникально: оно имеет структуру народной демократии, и при небольшой численности населения — считая даже русских, армян и других, — владеет исключительно демократическими методами воздействия на власть. Народный сход, который собирает абхазский народ, является высшей формой проявления демократического чувства абхазов. Фактически президенту Анквабу было выражено недоверие.

Первая претензия оппозиции к Анквабу: в Абхазии выстроилось бюрократически-олигархическое государство, в котором довольно узкий круг чиновников и сотрудничающих с ними бизнесменов обладал абсолютной полнотой власти. В этом смысле Абхазия ничего оригинального не изобрела, просто скопировав Российскую Федерацию. Но то, что в масштабе 150-миллионной России вызывает лишь легкое ворчание части оппозиции, в крохотной Абхазии приводит к народному сходу.

Вторая претензия: отношения с Россией. Более прорусского президента, чем Анкваб, сложно было найти. Хотя его и упрекали в том, что он является «прогрузинским» — из-за его работы в МВД Грузинской ССР, из-за послаблений гальским мингрелам и кодорским сванам. Но многие из дел, что правительство Анкваба вело с Россией, шли, по-мнению абхазского общества, в закрытом режиме. Абхазы подозрительны, и сейчас они подозревают, что правительство решало какие-то свои вопросы в обход общества, без консультаций с ним.

Надо учитывать и национализм, свойственный той части абхазской оппозиции, которая опирается на ветеранов войны с Грузией 1992-1993 годов. Я внимательно изучил десятки интервью и статей на сайте «Кавказской политики», и во всех фигурирует одна и та же тема: Анкваб прогрузинский, он, якобы, содействовал продаже грузинам абхазских паспортов и прочая, прочая, прочая. Или, например, критика предложения строить (фактически возрождать) железную дорогу через Абхазию. Эта критика существенна, она повышает уровень конфронтации с Грузией, и в то же время эта критика коррелирует с российской позицией. Которая, как мы помним, направлена на повышение градуса напряженности в южно-кавказском регионе.

В Грузии тоже происходят процессы, которые могут привести если не к гражданской войне, то к серьезному внутреннему противостоянию. Идет резкая поляризация политических сил. Правительство демонстрирует беспомощность и растерянность перед любым, самым идиотским и антигрузинским предложением Зарада. Очевидно, что дестабилизация этого региона, втягивание Грузии в новый конфликт поставит транспортный коридор, идущий по Южному Кавказу, в очень непростую ситуацию. Он очень хрупок, доступен для перекрытия в ситуациях разного рода дестабилизаций.

События в Абхазии вообще невозможно понять без привязки к политике России в отношении к Грузии. Кто имеет Грузию своим союзником, тот владеет практически всем Кавказом — эта формула работала на протяжении трехсотлетних войн за Кавказ. Без Грузии нельзя контролировать весь Кавказский регион, а можно лишь вести кровопролитные арьергардные бои на его окраинах. Поэтому абхазская ситуация и приход к власти гораздо более радикальной группы людей с антигрузинскими публичными заявлениями приведет к резкому обострению ситуации на Южном Кавказе. И может считаться началом борьбы за Грузию, как фактора общемировой геполитической конфронтации.

Комментарии 0