Общество

Время не любить сменилось эпохой ненависти

Нет ничего печальнее вида погасшего огня. Ужасно выглядят влюбленные, от которых ушла любовь. Еще вчера они не могли жить друг без друга ни мгновенья, а сегодня даже мгновенье не могут быть рядом… Но куда страшнее вид братских народов, которые ранее разделяла лишь мифическая граница на карте, а сегодня это почти линия фронта. Еще не стреляют (по большому счету), пока «просто» обмениваются глаголами и существительными. Но я не знаю, что хуже. Поскольку Гаврило Принцип родом из таких вот словесных бурь.

Оккупант, фашист, недогосударство,  недонарод,  вас  всех надо сжечь,  они специально стреляют по школам и детским  садам, зато Крымнаш, вы жрете наш  хлеб,  мы кладем на ваши трубы – лексика, не предполагающая восстановления  человеческих отношений в обозримом будущем.  Как и всякая  ссора  между очень близкими  людьми,  идет жестокое соревнование, кто нанесет обиду  смертельнее, и кто соврет  подлее.

Разделенная  Россия

Понятно, что после  Крыма  основная  идеологическая задача  заключается в том, чтобы  ментально (проще – национально)  раздробить  Украину.  Призыв  – «наших бьют»  – наиболее эффективен в любой  обстановке, и после этого  сигнала в воздухе  уже летают не гневные слова, но кулаки. И пули…

Но проблема оказалась  сложнее. В  России (не знаю, к  сожалению или к счастью), тоже образовались  два лагеря – наши и не наши. В одном проклинают тех, кто на деньги Госдепа разрушает страну,  призывают власть    сажать  либерастов, прославляют Путина и благодарят Господа, что Он  в эту  трудную  минуту послал его России. Он непременно  разобьет  бандеровцев, киевскую  хунту и всех  фашистов,  и заставит Запад  уважать Россию.

В другом,  естественно, малочисленном лагере,  проклинают власть, погрязшую в коррупции, Путина, который смастерил себе  из всех  ветвей власти трон и царит на нем, кормя с рук свое окружение  силовиков. Конечно, переживают за  Киев, и полагают, что Запад, своими санкциями  способен обуздать ту  абсолютную власть, которая укрепилась в России.

Я тут несколько упрощаю ситуацию (может быть, даже доведя  это упрощение до  абсурда), но факт  есть факт – с тех пор  как Крым стал наш, на две  части разделилась не только  Украина, но  и…  сама Россия. Что это, как не реинкарнация  Берлинской  стены, которая разделила  один народ?

Конечно, нет  колючей   проволоки, и еще нет стрельбы на поражение, но стена  уже  есть. Причем невидимая пока  граница прошла между  вчерашними друзьями,  и даже между детьми и родителями. На встречах одноклассников  и однокурсников уже  ставят таблички «О  Крыме и Украине не говорим». Поредели записные  книжки, и  из френдов в социальных сетях  вычеркнуто  треть состава. Мы  еще  не враги, но  мы уже никогда не будем  друзьями.

«Серые гуси»  информационной  войны

Информационная  борьба – это бои  без правил. Особенно если эту  войну ведет государство. Подлог и ложь не наказуемы, и не осуждаемы. На войне – как на войне. В день выборов  президента Украины «Первый  канал» показал табличку, из которой  население страны с удивлением  узнало,  что лидирует (пока) Дмитрий Ярош – ну, типа,  мы ж предупреждали, что победит  фашизм.

…В интернете появилась  фотография восьмилетнего  мальчика, раненого «войсками киевской хунты»  в  Донецком  аэропорту. Но блоггеры быстренько  вычислили, что на  фото  вовсе не Донецк, а  сирийский  город Алеппо (снимок  сделан в  2013 году), когда  от снарядов правительственных войск  погибло  девять детей. Любопытно, что эта же фотография  появилась в интернете, как иллюстрация  к заметке, в которой  рассказывалось о ранении ребенка… в  Славянске.

Или вот такой пример.  Накануне выборов ВЦИОМ опубликовал любопытную информацию.  Согласно проведенному опросу,  о том, что в Украине  будут выбирать президента,  знало 88% россиян.  Но вот  о существовании Петра Порошенко подозревали  только 35%.  Почти  две трети опрошенных даже не представляли человека, который был бесспорным фаворитом! Зато про фашизм и про  украденный наш газ знали все.

Вообще,  в  интернете, особенно в  социальных  сетях,  появилось много персонажей, которые активно ведут информационную борьбу. Совершенно тупых  роботов выявить достаточно просто – они  прямолинейны и не  эмоциональны. Хуже, когда в этой  разрушительной  битве принимают участие профессионалы.

Я  вот обратил внимание  на одного  своего знакомого, который весьма  аккуратно стал  сообщать  в  сети информацию о фашиствующей украинской  власти.  Ранним  утром  я залезаю в Интернет, чтобы  посмотреть, как продолжается битва информаций. И непременно натыкаюсь на  свежие посты  своего знакомого. Который  уже на посту (а встаю я рано). Однажды,  встретив  его  на одной тусовке, сказал, что  если он пишет  сиё бесплатно, то надо срочно к  врачу. Он   улыбнулся  только губами.

Наш  бюджет, конечно, выдержит  оплату всех  многочисленных литературных бойцов, но  мысль о том, что на эти деньги можно  было построить школу или больницу – угнетает.

Крымнаш,  а  вы ненаши…

В операции «Референдум» есть один важный смысл, который сводится к парадоксальному: иногда, теряя, мы приобретаем. Референдум катализировал процесс разделения страны не по национальным признакам. На тех, у кого слово Крым вызывает непомерную Радость, и на тех, у кого оно вызывает непомерную Боль.

Одни – приобрели. Другие… потеряли.

Но  вот что странно: потерявшие смотрят на тех, кто приобрел, с грустью. А те, кто приобрел, смотрят на потерявших со злобой.

Спасибо, Крым, за границу между нами. За образовавшийся простор в наших телефонных книжках.

И, видимо, наравне с медалью «За освобождение Крыма и Севастополя» следует учредить медаль «За освобождение России». Но вот освободится она от Радости или от Боли?

…Взятие Крыма, это, по большому счету, вызов не Украине, но – Западу. Его двойным стандартам,  его праву решать, какая  нация имеет право на  самоопределение, а какая нет (у нас – понятно, какая, а у них -  все решает  Вашингтон).  Но  противостояние двух мировых  центров обычно приводит к ликвидации одного из них, либо к  появлению третьего. Так,  во второй  мировой войне,  в битве СССР  – Германия  сформировалась империя №1 ХХ века -  США.

И бросок Путина на Восток означает  его понимание, что победителем в этой битве станет… Китай?

Автор: Акрам Муртазаев

Комментарии 0