Среда обитания

Иди на свой кибитка

На днях из Чечни были депортированы нелегальные мигранты, в основном граждане Вьетнама. Заурядная вроде бы новость стала одной из самых обсуждаемых в интернете, когда в сети появились видеоролики того, как это происходило. Подробности в материале нашего обозревателя Тимура Измайлова.

«Слушай, эй! Слушай! В эту сторону больше никто не едет! Кто вернется, того ждет тюрьма. Давай все прямо, туда пошли!» С такой  «речью» офицер Урус-Мартановского РОВД обратился к вьетнамцам, которых построили в колонну на границе с Ингушетией. Переводчика не было, но  вьетнамцы  по «красноречивым» жестам полицейского поняли,  что надо двигаться в сторону Ингушетии.

Ликвидаторы разрухи

Вьетнамцы, как и гастарбайтеры из Средней Азии и Грузии, появились в Чечне сразу после окончания активной фазы войны. Они были не только дешевой рабочей силой, но и в принципе единственными мужчинами, которые могли относительно свободно передвигаться по городам и селам Чечни, не привлекая к себе внимание федералов, видевших в каждом чеченце боевика.

Гастарбайтеры работали за гроши, и старались выполнить порученную работу в максимально короткий  срок, что было очень важно, учитывая местные традиции  и менталитет.  Чеченский строитель мог пропасть без вести, не придти на работу (похороны, свадьба, и т.д.), что, соответственно, «замораживало» строительство  на неопределенное время…

Но тогда гастарбайтеров было немного. Шла война, восстанавливали лишь жизненно важные объекты. Настоящее нашествие трудовых мигрантов из Вьетнама, Китая и Средней Азии началось несколько лет назад, когда Рамзан Кадыров объявил, что Чечня становится одной огромной стройкой.

Гастарбайтеры мгновенно заполонили все государственные и частные стройки, соглашаясь работать за убийственно низкую зарплату. Они практически полностью вытеснили местных рабочих из сферы строительства. Чеченцы были вынуждены, как и в советские времена, искать работу в соседних регионах, в том числе и на стройках России.

В обществе росло недовольство заезжими строителями. Однако все понимали, что они выгодны местному строительному бизнесу и, как утверждали злые языки, отдельным полицейским и сотрудникам УФМС. В сети появилась даже  информация о том, что в республике «вьетнамский вопрос» решала некая Лена – вьетнамка, владевшая русским языком и нашедшая общий язык с местными коррупционерами. Она якобы установила ставку за документы на одного вьетнамца: весна-осень 2000 рублей, а зимой 1000; если Лена помогала найти работу, то требовала 10% от заработанного.

Ничего с этим  сделать простые люди не могли, тем более в Чечне, где каждая стройка была ударной и под личным контролем сами знаете кого. Проверить достоверность этой информации в Чечне, естественно, невозможно в силу вполне понятных причин.

Чемодан, вокзал и топай

Чечня – маленькая республика, в которой любой слух распространяется буквально за считанные секунды. Пару месяцев назад по республике начали ходить слухи об отрубленной голове чеченца, не заплатившего вьетнамцам за работу, о приставании к десятилетней девочке, о воровстве вьетнамцами собак, которых они употребляют в пищу. И даже о каннибализме. Все это активно обсуждалось на улицах и в социальных сетях.

Потом в соцсетях появилось видео – неизвестные избивают в помещении 4 вьетнамцев, обвиняя их в приставании к женщинам и угрозах убивать чеченцев.  Слухов было так много, что вьетнамцы стали в глазах  чеченского общества буквально воплощением зла. Однако, нет ни одного уголовного дела, возбужденного в отношении вьетнамцев в Чечне. Есть официальные данные только об арестованных, оштрафованных, выдворенных за пределы республики гражданах Вьетнама.

Но есть и другая версия столь резко изменившегося отношения к вьетнамцам в Чечне. По словам местных жителей, не поддавшихся массовой истерии, все дело в том, что в Чечне упали темпы строительства, и самые громкие и большие объекты, типа Грозный-Сити, Аргун-Сити, завершены. Оставшиеся без средств к существованию вьетнамцы начали бродяжничать по Чечне в поисках работы.  Естественно это не понравилось ни местным жителям, ни органам власти, включая отдельных представителей  МВД и УФМС, которые потеряли интерес к оставшимся без денег гастарбайтерам.

Слава Богу, до «Варфоломеевской ночи» дело не дошло. Власти мгновенно бросили все силы на отлов и депортацию несчастных безработных. Однако, вьетнамцев депортируют не на историческую родину, а… в соседние регионы, что в итоге приводит к тому, что некоторые из них пытаются вернуться обратно в надежде найти работу через своих знакомых из числа местных жителей.

Комментарии 0