Среда обитания

Жена Мурада Алиева заявила, что из ее мужа выбили показания на мэра и его племянника

В понедельник были допрошены еще четыре свидетеля защиты – экс-заместитель руководителя аппарата администрации города Махачкалы Абрек Алиев, бывший директор махачкалинского водоканала, депутат городского собрания трех созывов от партии «Единая Россия» Магомед Шабанов, экс-глава сначала Ленинского, а затем Советского района Махачкалы Шихахмед Омаров и работавшая ранее начальником финансового управления администрации Махачкалы Маржанат Исалова.

Как и на прошлом заседании, вопросы адвокатов касались особенностей интерьера кабинета Амирова, пропускной системы в администрации, взаимоотношений мэра с главой дагестанского отделения пенсионного фонда Сагидом Муртазалиевым. Такой акцент в вопросах защита делала намеренно, дабы опровергнуть показания главного свидетеля обвинения Магомеда Абдулгалимова и других свидетелей, утверждающих, что мотив устранения Муртазалиева мог возникнуть на почве политических разногласий между ним и мэром.

У Шихахмеда Омарова адвокаты поинтересовались о наличии задолженностей у городских предприятий перед пенсионным фондом. Напомним, что в своих показаниях Сагид Муртазалиев отмечал, что мэр города обращался к нему с просьбой списать задолженность ряда предприятий, на что глава пенсионного фонда ответил отказом. Омарову были продемонстрированы справки, приобщенные к материалам дела, в которых значилось наличие существенных долгов предприятий Советского и Ленинского районов перед ОПФ РФ по РД. Свидетель заявил, что они не соответствуют действительности. По его словам, если судить по представленным справкам, то выходит, что в каждом из районов не более 20 предприятий, хотя реально только в Советском районе их более трех тысяч. К тому же, отмечает свидетель, указанные в справках фирмы-должники не относятся к администрации города.

Аналогичный вопрос был задан Маржанат Исаловой. Свидетель заявила, что никакой миллиардной задолженности у муниципальных предприятий никогда не было. Ей также продемонстрировали справки, которые показывают наличие задолженности перед Пенсионным фондом махачкалинских предприятий. В перечне предприятий экс-начальник финуправления города выявила всего несколько муниципальных, указанные задолженности по ним она поставила под сомнение.

«Эта справка составлена некомпетентным исполнителем. Здесь указаны недоимки не по муниципальным предприятиям, к финансированию которых администрация Махачкалы имеет отношение, — заявила Исалова. — Это просто список разных организаций, работающих на территории Махачкалы, которые не имеют к мэрии никакого отношения. К тому же даже если бы теоретически все эти предприятия были муниципальными и имели недоимки, то обозначенная итоговая сумма задолженности в 60 миллионов рублей была бы неощутима для семимиллиардного бюджета администрации».

После обеда заседание суда продолжилось в закрытом режиме. На нем рассматривался вопрос о продлении срока содержания под стражей Амирова и Джапарова по уголовному делу об убийстве следователя Арсена Гаджибекова. Суд вынес решение продлить срок на 2 месяца 27 суток до 28 августа 2014 года включительно.

На следующий день выступили представитель казачества Кизлярского района Дагестана Михаил Горбунов, врач судмедэкспертизы Руслан Магомедов и супруга водителя Абдулгалимова Мурада Алиева, находящегося под стражей в СИЗО «Матросская тишина», Роза Алиева.

Судмедэксперт Руслан Магомедов, в марте 2013 года обследовавший главного свидетеля обвинения Магомеда Абдулгалимова и членов его группы, подтвердил, что зафиксировал на их телах следы побоев и пыток техническим электричеством. Магомедов подчеркнул, что, по словам задержанных, их пытали с целью получения ложных показаний на Саида Амирова. Следователи оказывали на него давление и просили переписать справки и минимизировать повреждения. Но, по словам Руслана Магомедова, он отказался это сделать. Судмедэксперт представил суду копии документов освидетельствования, которое он проводил.

Жена Мурада Алиева Роза Алиева заявила, что ее супруг обвинен в преступлениях, которые он не совершал, а также что он был вынужден оговорить Саида Амирова под жестокими пытками. Алиев обвиняется в покушении на убийство сотрудницы республиканской прокуратуры Натальи Мамедкеримовой 19 июля 2011 года. В суде 28 апреля 2014 года Алиев рассказал о том, что якобы слышал, как его шеф Магомед Абдулгалимов с кем-то из своих приближенных говорил, что племянник мэра Юсуп Джапаров просил его достать для каких-то целей ПЗРК.

«Муж сказал мне, что из него выбивают показания на Саида Амирова и Юсупа Джапарова, — говорит Алиева. — Его много раз избивали, пытали током. Он даже попросил меня не приносить в СИЗО еду, потому что ему все внутренности выжгли током и он не может кушать. Муж сказал, что состояние его здоровья настолько плохое, что он может не дожить до суда. Он боится за нас. Ему угрожали в СИЗО: “Твоих детей мы отправим на органы, а жену — в рабство”».

Роза Алиева предъявила суду личные письма мужа из «Матросской тишины», в которых тот пишет, что он «оговорил почетного мэра Саида Амирова под пытками, хотя он и Юсуп Джапаров ни в чем не виноваты». Кроме того, Алиев пишет, что в СИЗО «Лефортово» уничтожали все его письма, а отправлять их почтой стало возможным только из «Матросской тишины». Письма Розы Алиевой были приобщены к материалам дела.

Линия защиты настаивает на том, что показаниям, полученным под пытками, доверять нельзя. Это подтвердил в своем выступлении и профессор кафедры уголовного права Российской Академии правосудия доктор юридических наук Юрий Пудовочкин, который по запросу адвокатов Амирова и Джапарова подготовил правовую оценку ряда имеющихся в деле документов, в частности касающихся установленных фактов психологического и физического насилия в отношении свидетелей обвинения. Профессор резюмировал, что по закону доказательства, полученные с применением недозволенных методов следствия, в частности пыток, не могут быть положены в основу обвинительного приговора.

Допрос свидетелей продолжился и два последующих дня. 28 мая в суде выступил бывший начальник отделения управления охраны безопасности администрации Махачкалы Мурад Чурухов, который заявил, что помнит всех посетителей мэрии в лицо и никогда не видел среди них экс-помощника прокурора Кизляра Магомеда Абдулгалимова.

Затем адвокаты ходатайствовали о приобщении к материалам дела письменного доказательства, основанного на консультативном заключении профессора, доктора медицинских и психологических наук, руководителя психологической лаборатории ВНИИ общей и судебной психиатрии имени В.П. Сербского (Москва) Иосифа Кудрявцева. Таким образом, защита предложила оценить психологическое состояние ряда свидетелей со стороны обвинения, находящихся под следствием, которые давали показания против Амирова под воздействием пыток, среди которых и главный свидетель обвинения Абдулгалимов.

Прокурор заявил протест, сказав, что для этого нет причин. После почти двухчасовых споров между защитой и обвинением суд объявил перерыв для принятия решения. После перерыва председательствующий суда заявил, что отклоняет ходатайство, так как сторона защиты, заявившая его, не обосновала и не привела суду наименование конкретного процессуального действия, для участия в котором необходимо участие Кудрявцева в качестве специалиста.

Комментарии 0