Политика

5 вещей, которых вы уже не встретите в Египте

«Наша страна уже никогда не станет прежней» - пишут египтяне в социальных сетях, обсуждая проходящие в стране президентские выборы, которые официально начались сегодня. Мы постарались проанализировать изменения, происходящие в стране, и нашли 5 вещей, которые вы не сможете сегодня увидеть в Египте.

«Выборы Сиси начались» - самый, пожалуй, распространённый пост у египетских пользователей Twitter и Facebook. Несмотря на то, что голосование идёт всего первый из двух предусмотренных дней, главным кандидатом на место в президентском дворце уже назван вдохновитель военного переворота, бывший генерал и настоящий фельдмаршал Абдул Фатах Ас Сиси.

Хотя, по мнению многих аналитиков, результат голосования был известен задолго до объявления даты выборов. Ещё 16 мая американский Центр Картера выразил озабоченность по поводу "ограничения политических и правовых свобод, сопровождающих избирательный процесс в Египте, отсутствие подлинно конкурентной кампании и глубокой политической поляризации, которая угрожает свободным трансформациям в стране".

Тем не менее, на данный момент дебаты, касающиеся выборов, развиваются в одном направлении – сколько процентов голосов получит Ас Сиси, больше 90 или немного меньше. Потому что результат очевиден для всех.

1. Свободные выборы

Сказать, что выбирать особо не из кого, не сказать ничего. Потому как выбор – это альтернатива. А её как раз у египтян в данном случае нет. И Хамден Сабахи, и Абдул Фаттах Ас Сиси являются сторонниками военного переворота 30 июня 2013 года и, не смотря на видимые различия в политической принадлежности (Сабахи представляет левые силы, Сиси же выступает как самовыдвиженец вообще с не до конца понятным политическим курсом – прим. автора), они по сути являются представителями одной и то же идеологии. Более того, Хамдена Сабахи большинство египтян называют «техническим кандидатом», чьё участие в выборах призвано соблюсти хоть какую-то иллюзию демократичности.

В президентских выборах 2012 года, тех, которые состоялись после революции 25 января, участвовали аж 6 кандидатов на совершенно равных условиях. Я имею ввиду, что ни одна партия не была запрещена, политические лидеры и гражданские активисты не сидели в тюрьмах. Да и сами выборы были признаны мировым сообществом, как первые свободные, демократические и легитимные выборы в истории страны.

Потому что во времена Хосни Мубарака выборы, если и назывались таковыми, то фактически представляли собой безальтернативное голосование в отсутствие конкуренции, наблюдателей и прочих составляющих демократического избирательного процесса.

Что, по большому счёту, повторяется и сегодня. Чего стоит история с аккредитацией наблюдателей от Европейского Союза, которые изначально должны были быть представлены лишь «группами по оценке выборов», потому как не получили аккредитации. Потом аккредитацию всё же получили за неделю до голосования, но не на всех представителей, желающих принять участие в наблюдениях. Одним словом опять же, одна видимость и стойкое ощущение фарса.

Проще говоря, свободные выборы – это одна из вещей, о которых египтянам предстоит забыть на весьма неопределённый срок. Потому как уж исторически сложилось, что диктатура в Египте живуча и долгосрочна. А потому, как есть – так есть.

2. Благотворительность

Кроме таких фундаментальных вопросов, как свобода выбора, кардинальные изменения наблюдаются практически во всех сферах жизни североафриканской республики. Например благотворительность.

Казалось бы, что может быть благодарнее и благороднее, чем помогать ближнему своему. Тем более в таком социально сложном регионе. Тем более в среде мусульман, где благотворительность, согласно исламским правилам, должна ставиться едва ли не на первый план, всячески поддерживаться и поощряться.

Только вот нынешнее египетское руководство так не считает. Уже в январе текущего года по какому-то крайне тайному распоряжению временного правительства, которое так и не появилось в СМИ, в стране была прекращена деятельность нескольких десятков незарегистрированных благотворительных объединений. Более того, любая деятельность без специального разрешения полиции была объявлена вне закона.

То есть проще говоря, любая мечеть или молодёжная организация, которая решила сделать доброе дело и собрать одежду, еду или денежные средства в помощь нуждающимся, но не имела на это разрешения, могла быть арестована в полном составе за ведение несанкционированной деятельности.

Признаться, сначала такой подход к благотворительности немного шокирует. Но при детальном рассмотрении вопроса становится ясно, что причиной тому непрекращающаяся в стране борьба с членами «Братьев мусульман» и сочувствующими им. Потому как очень долгое время именно «Братья» были главными вдохновителями любой благотворительной деятельности в Египте.

Собственно, большинство египтян крайне негативно встретили эту новость, потому как в стране, где огромная часть населения живёт на краю нищеты, благотворительность – единственный способ хоть как-то удержаться на плаву для десятков тысяч человек. Но военное руководство решило иначе. Естественный отбор – что тут скажешь. 

3. Религиозное образование

С приходом к власти свергнутого ныне президента Мохаммеда Мурси, уровень религиозного образования в стране стал значительно повышаться. Это заметили в частности новообращённые мусульмане из России, Беларуси, Украины, Казахстана и других постсоветских стран, переехавшие в Египет.

Практически при каждой мечети работал своеобразный образовательный центр, где можно было посещать занятия по арабскому языку, изучению Корана и фикха. Правда, подобная практика распространялась больше на Каир и Александрию, но и в Порт Саиде, и в других крупных городах шла работа в этом направлении.

После поенного переворота в стране произошёл переворот и религиозный в том числе. Египет захлестнула волна идеологических проверок мечетей и религиозных учебных заведений. Особенно, это коснулось отдалённых от центра Каира районов, где военные и полиция периодически совершали рейды на мечети и по какому-то непонятному принципу могли задержать всех присутствующих на утренней или пятничной молитве.

Мне лично несколько раз доводилось наблюдать подобный беспредел (сложно назвать это другим словом) в районе Хадайек Хельван, где я прожила чуть больше двух месяцев, во время которых молящиеся были арестованы несколько раз.

Более того, негласный департамент по идеологической работе при секретной полиции Амна Дауля, который возобновил своё существование с приходом военных к власти, начал проверять текст пятничной проповеди. Муфтият же, в свою очередь, предложил ввести единую проповедь по всей стране. Вот только практика эта ещё не вступила в действие, по крайней мере не массово.

Проще говоря, Ислам в современном Египте, как того требовал Ас Сиси, переживает тяжёлые времена совершенно непонятной трансформации. Потому как, по словам фельдмаршала, «Ислам нуждается в модерне с учетом межрелигиозного диспута, компромисса. <…> Эта религия оставалась неизменной вот уже более 800 лет»

Наверное именно поэтому одной из частей его – Сиси – предвыборной компании были плакаты с изображением самого кандидата и митрополита христиан коптов, которые гласили "Господь Иисус приглашает вас поддержать фельдмаршала Абдул Фаттах аль Сиси, чтобы устранить братство" или "Господь Иисус приглашает вас поддержать фельдмаршала Абдул Фаттах аль Сиси, чтобы поддержать национальное единство''. В общем да, это серьёзная трансформация.

4. Свобода прессы

Справедливости ради стоит отметить, что внутри страны СМИ свободными не были никогда – ни во времена Хосни Мубарака, ни с приходом Мухаммеда Мурси, ни уж тем более теперь в современном трансформирующемся Египте.

Причина того проста до банальности – основные теле-редио-печатные издания всегда принадлежали военным или приближённым к ним лицам, заинтересованным в контроле за СМИ и информацией через них распространяемой.

К слову, это одна из причин военного переворота в Египте – СМИ так много и так часто обвиняли Мурси в несостоятельности управлять государством, фактически создавая образ врага народа, что любая альтернативная информация просто терялась этом потоке бесконечных обвинений.

Тем не менее, ещё год назад в Египте свободно могли работать журналисты мировых СМИ, не боясь арестов и обвинений в шпионаже. Сегодня в одной из каирских тюрем пребывает журналист телеканала Al Jazeera Абдулла Елшами, который объявил голодовку в знак протеста против его незаконного ареста и на данный момент близок к коме. Ранее в тюрьме уже успели побывать бывший журналист ВВС Питер Гресте, польский журналист фрилансер Мартин Мамонь и ещё несколько человек, которых обвиняли в шпионаже или сотрудничестве с запрещённой в стране партией «Братья мусульмане».

Кроме того, на сегодняшний момент даже съёмка на улицах Каира строжайше запрещена, разве что по специальному разрешению от полицейского департамента. Во-первых, потому что любой мало-мальски важный или просто государственный объект в столице представляет стратегическое значение, а потому всегда окружён военными и бронетехникой. А во-вторых, таким образом власть пытается предупредить любые несанкционированные информационные потоки из страны, пытаясь изолировать себя от любого журналистского вмешательства. Видимо, есть что скрывать.

Одним словом, свобода слова – это ещё одна сфера, о которой египтянам предстоит забыть на долгие годы. Одно радует – Twitter и Facebook всё ещё продолжают свою работу. Хотя, кто знает, что может прийти в голову новоизбранному президенту. Сам-то он не представлен ни в одной из социальных сетей, а потому в отличии от хотя бы Дмитрия Медведева вряд ли станет на защиту свободы интернета. Но, поживём - увидим.

5. Социальное благополучие

Не раз и даже не два я слышала о том, что одним из главных приоритетов правящей партии «Право и справедливость» и самого Мохаммеда Мурси было социальное благополучие граждан. Причём мнения эти приходилось слышать даже от оппонентов власти. Потому что за годы правления Хосни Мубарака самые важные и значимые системы здравоохранения и образования были разрушены едва не до основания.

«Братья мусульмане» же всегда были известны своей заинтересованностью в развитии всеобщего образования для египтян. Чего стоят хотя бы несколько десятков школ по всей стране, которые долгое время полулегально действовали при мечетях. Потому, как более 70% неграмотного населения – это серьёзная гуманитарная проблема прежде всего.

Кроме того, так называемый отток мозгов, когда лучшие врачи и медицинские специалисты уезжали из страны в Канаду, США, Австралию и страны Персидского Залива, не найдя применения своим способностям в Египте, привело к тому, что система здравоохранения просто пришла в упадок. Государственные клиники, если и работают, то уровень обслуживания в них оставляет желать лучшего, а платная медицина в стране стала настолько дорогой по причине фактической безальтернативности и отсутствия реальной конкуренции, что автоматически перестала быть доступной для простых граждан.

С приходом к власти Мохаммада Мурси, многие врачи египтяне начали понемногу возвращаться в страну, что, как показал военный переворот, стало для них роковой ошибкой. Сложно сказать, сколько врачей на данный момент находятся в тюрьмах Каира и Александрии по подозрению в сотрудничестве с «Братьями», сколько было убито во время массакры на площади Аль Рабия, и сколько ещё спешно покинули страну, чтобы уже никогда не возвращаться.

Поэтому социальное благополучие в сегодняшнем Египте – это, скорее, миф, который вряд ли когда-то станет реальностью. И сегодняшняя власть такое положение вещей использует весьма успешно. Потому что ещё Конфуций говорил, что «Желудки подданных должны быть полными, а сердца пустыми. Тогда ими будет легко управлять» Хотя со временем желудки египтян тоже пустеют, но и сердца не наполняются – нЕчем.

Вместо заключения

Выборы в Египте продолжатся ещё и завтра. Хотя, как было сказано выше, результат их известен заранее. Потому что выбор без альтернативы – это скорее фарс, тут даже анализировать нечего, всё очевидно.

И вопрос сегодня не в том, кто станет президентом Египта. А в том, как этот президент себя поведёт в отношении своего народа, больного и голодающего; политических заключённых, которые тысячами томятся в тюрьмах, приговорённые к смертной казни; к политическим оппонентам, трусливо запрятанными за решётку; да и в целом в отношении будущего страны, которая, имея огромный экономически и социальный потенциал, на данный момент буквально остановилась в своём развитии, если не сделала несколько шагов назад.

Комментарии 0