Общество

Узник замка «Халиф»

По своему религиозно-культурному наследию Египет является одной из богатейших стран мира. Здесь, на земле современного Египта, зародились и прошли исторический путь от рассвета до упадка многие великие цивилизации. Последней и завершающей эпохой в истории страны стало установление ислама, вытеснившее и заменившее все остатки культур, как эпохи фараонов, так и греко-римского правления.

Вот уже 14 веков прошло с тех пор, как сподвижник Пророка Амр ибн аль-Ас установил на земле Египта исламское правление, после него законы страны оставались фактически неизменными. Даже во время английской интервенции англичане допускали осуществление судопроизводства на основе законов Корана по отношению к местным жителям.

На протяжении всех веков, что прошли со времени прихода ислама, Египет славился на весь мусульманский мир своими учеными. В крупнейших библиотеках этой страны хранились книги по многим областям знаний. Одним из примеров этого сегодня является международный университет Аль-Азхар, построенный в 361 году по исламскому летоисчислению и являющийся самым крупным религиозным университетом, а также одним из древнейших учебных заведений международного уровня.

Но в истории Египта, к сожалению, можно найти примеры попыток противодействия распространению ислама. Так, во время правления Наполеона обучение в Аль-Азхаре было запрещено, что вызвало всплеск народного гнева, впоследствии переросший в вооруженную борьбу против оккупантов. И уже спустя год после того, как Наполеон бросил свою армию фактически на произвол судьбы, наместник императора Клипер был убит в результате покушения, организованного студентом Аль-Азхара сирийского происхождения Сулейманом аль-Халаби на одной из площадей Каира в июне 1800 года. Это предшествовало началу конца французской гегемонии в этом регионе.

Попытки негативного влияния со стороны правительства на религиозные движения Египта, и, конечно же, подписание мирного договора между Израилем и Египтом, признающего право Израиля на легитимность, вызвали явные признаки народного негодования, выразившегося в форме антиправительственных выступлений, что в конечном итоге привело к покушению на Садата в 1981 году.

И если кто-то задается вопросом - почему же именно Египет явился истоком радикальных религиозных организаций? - то для получения ответа лучше взглянуть изнутри на нынешнее положение исламской уммы Египта, практически не изменившегося за последние десятилетия.

Незаконные аресты, содержание под стражей без предъявления обвинения, исчезновение людей – весь этот виток, начавшись при первом президенте Гамале Абдель Насере, продолжается до сих пор, разве что не с таким размахом, и уже не так открыто, как прежде. Единственное, что осталось неизменным с тех пор, - отсутствие обвинения и пояснения причин ареста. Хотя даже при сталинских репрессиях для того, чтобы развязать руки правоохранительным органам, существовала 19 статья УК - "через намерение". Не говоря о пресловутой 58, с ее пунктом - "возможность совершения действий, направленных на ослабление государственного строя".

Чтобы не быть голословным, следует отметить, что все факты, изложенные здесь, были воочию увидены автором этих строк за период незаконного заключения в Египте. Но обо всем по порядку.
Мой арест и заключение под стражу прошел стремительно - сразу после совершения коллективной молитвы на пляже египетского города Мерса-Матрух всех, кто был замечен в совершении молитвы, принудительно посадили в машины и увезли в местный отдел департамента госбезопасности. Паспорта изъяли также без объяснения причин, после чего на следующий день нас препроводили в камеру, и с этого момента начался "официальный" арест. На размышления наводит тот факт, что из тех двадцати человек, увезенных с пляжа, посадили в тюрьму только пятерых граждан России, у двоих из которых в паспортах были поставлены туристические визы, у остальных - студенческие все того же небезызвестного университета Аль-Азхар.

Ночевать пришлось в камере, куда нас отправили под угрозой дубинок, вызвав даже взвод солдат для проведения "спецоперации" по аресту. На рассвете нас под конвоем и в наручниках этапировали в Каир, причем меры безопасности были поистине грандиозны. Грузовик, изнутри и снаружи обитый стальными листами с небольшими отверстиями для вентиляции - 10 на 10, трое солдат внутри, чтобы наблюдать за нами, двое на выходе и патрульная машина с офицером сопровождения и взводом автоматчиков исключали всякую возможность побега. Еды нам не давали с момента ареста и вплоть до прибытия в Каир, и тем более никто не заботился о питьевой воде.

Спустя шесть часов после дороги до Каира и двух часов ожидания отправки в тюрьму на палящем июньском солнце, когда машина раскаляется изнутри так, что дышать становится невозможно, нас все-таки выпустили из машины. Правда, выпустили лишь для того, чтобы препроводить к конечному пункту путешествия - тюрьме для иностранцев с громким названием "Халиф", расположенной в старинном здании бывшего административного здания османской администрации.

При входе нас обыскали, причем весь обыск сводился к пресловутому поиску денег. Не найдя искомого, охрана выместила гнев на одном из наших - в ответ на просьбу уважительнее относиться к Корану, который лежал у него в сумке, охранник с презрением ударил его по лицу и бросил Коран на пол. В ответ на наше возмущение вызвали взвод охраны, который и загнал нас в камеру. Камеры переполнены: на 25 кв м размещаются больше сорока человек, поэтому спать приходится по очереди, в духоте, от которой не спасают ни высокие потолки, ни вентиляция.

Контингент заключенных самый различный - почти вся Африка, арабские страны, Индия, и даже гражданин Бельгии, не понимавший того, за что он пребывает за решеткой. Вообще же преступления, за которые задерживают иностранцев, обычно ограничиваются тремя причинами -отсутствие визы, уголовные преступления, и такой непонятный пункт, как "связь с исламскими экстремистами". И мы явно выпадаем из этих пунктов. Последние два пункта самые важные. Если нет визы, сиди и жди, пока тебя не депортируют - пусть даже сидеть придется несколько месяцев, а может и целый год. А вот если попался на наркотиках или замечен в связях с экстремистами, то сидеть предстоит долго. Не так давно состоялся суд над двумя уроженцами Дагестана, которых обвинили в сотрудничестве с международными террористическими организациями. В результате один был приговорен к 15 годам каторги, второй к 5. И даже в нашей камере есть такие "счастливчики" - один африканец сидит по этой же статье, причем его арестовали прямо на выпускных экзаменах в Аль-Азхаре.

В камере нас держали несколько дней. За все это время никто не приходил, никого не интересовало, кто мы такие и за что мы здесь. У охраны и младших офицеров разговор короткий - если ты здесь, значит ты преступник, ошибаться же наше государство не может. Но надо отдать должное правительству - иностранцев содержат в условиях намного лучших, нежели чем своих сограждан - хотя бы кормят два раза в день, пусть каждодневное меню не выходит за рамки риса и хлеба. Зато при помощи тривиальной взятки можно добиться получения посылки с воли. Камеры для иностранцев намного просторнее, чем те, в которых заключены египтяне, - по крайней мере потолки высотою не метр с небольшим (как например тюрьма в Мерса-Матрух, и подвал министерства госбезопасности). Свидания запрещены категорически, письменное общение только в односторонней форме - тебе могут передать записку, но ты не имеешь права что-либо писать на волю.

За время, проведенное в камере, пришлось стать невольным свидетелем скотского обращения охраны с заключенными. В первую ночь мы долго не могли заснуть от криков избиваемых дубинками заключенных - причем били так, что утром охрана отмывала кровь в коридоре. На второй день пришлось увидеть, как офицер бьет женщину кулаком по лицу лишь за то, что она попросила его не надевать на нее наручники, чтобы нести грудного ребенка. Но из всего того, что пришлось увидеть, больше всего запомнились слова зам. начальника тюрьмы - "запомните, что если ваши души принадлежат Аллаху, то ваши задницы принадлежат нашему начальнику, и от него зависит, сколько вы здесь пробудете". Где уж там европейские конвенции по правам человека?! Хотя, по заявлениям европейских правозащитных организаций, в тюрьмах Египта содержится около 15 тыс. сторонников оппозиции Мубарака. Так не лучше ли расформировать "зеленых" и "общество защиты животных" за их неактуальностью, и на их базе создать "общество по защите людей"?

На четвертый день наше дело сдвинулось с мертвой точки. Утром нас вывели в коридор, опять сковали наручниками, и как всегда под автоматными дулами отвезли все в той же машине к министерству госбезопасности. На входе нам завязали глаза нашими же рубашками, и повели через лабиринты подвалов к конечной точке - тюрьме для особо опасных преступников. Но внутрь не завели, а оставили сидеть в коридоре в засохшей луже крови (моральное воздействие?). Притом, сидеть можно было только на корточках, вставать и разговаривать запрещено.

Так мы просидели 7 часов, наблюдая, как выводят на допрос "особо опасных", среди которых не было видно никаких уголовников, разукрашенных наколками. Выводили только бородатых людей в исламской одежде - мусульман, вся беда которых заключалась в их религиозности, либо в том, что преподавали то, что не устроило правительство, а может быть, оказались в ненужное время в ненужном месте.

Спустя время с нас сняли наручники и отвели наверх в министерство к следователю, который без малейшего интереса выслушал нашу историю, не обратив даже внимания на то, что у двоих из нас были билеты на самолет в Россию этой ночью. - В мечетях молитесь или дома? Уроки дополнительные посещаете? Если да, то где, и кто преподает? -единственное, что интересовало его. - Получив отрицательные ответы, следователь передал состряпанное на нас дело конвоиру, и нас отвели обратно в подвал, где в коридорах сидели люди с завязанными глазами, ожидая своей очереди - некоторые уже несколько дней.

В подвале просидели еще 6 часов перед тем, как нас отвезли обратно в тюрьму. Если сказать честно, я никогда не думал, что буду рад возвращению в тюремную камеру, но после подвала министерства она казалась санаторием.

На следующий день нас вместе с партией заключенных отвезли в паспортно-визовый отдел, где так же в клетке, подальше от иностранцев, пришедших сюда оформлять визы, чтобы не портили им настроение своим видом.

В конечном итоге, спустя почти неделю после ареста, нас все же освободили, хоть произошло это из-за той помощи, которую нам оказали друзья, бывшие на свободе. И хотя со времени инцидента прошло уже больше двух месяцев, но ни сейчас, ни тогда не удалось найти ответы на вопросы. Что послужило причиной ареста и изъятия паспортов? Почему пришлось провести неделю в тюрьме? Какова была цель допросов в министерстве госбезопасности? -Вопросы можно продолжить, но ответов на них нет.

На фоне всего этого отношение российского посольства к нам выглядело халатно - никто даже не поинтересовался тем, что в тюрьме содержатся их сограждане. Притом, что даже такие страны, как "великодержавная" Гана и та не забывает своих сыновей - сам видел, как сотрудник посольства Ганы забрал из нашей камеры своих соотечественников, арестованных за нарушение визового режима.

Те вещи, что мне увидеть не довелось, здесь не изложены, хоть я и не сомневаюсь в их достоверности. Особенно то, что касается "темной стороны" египетских тюрем. Но если вспомнить, что именно в этих застенках был казнен Сейид Кутб, умер шейх Абу Мухаммад Иссам ибн Мар'и и те другие, чьи имена останутся только в памяти народа, то становится ясно, что если не прекратится это нескончаемое беззаконие, то противостояние между правительством и исламскими группировками обречено на дальнейшее развитие.

Благоприятна такая почва и для разного рода экстремистов, потому как именно в тюрьмах сформировались такие организованные движения как Такфир валь-Хиджра, Харакатуль-Джихад и тому подобные группировки, проповедующие мысли о том, что агрессию можно подавить только ответным насилием, которые впоследствии распространили свою деятельность далеко за пределы Египта. Поэтому, если говорить о термине "исламский экстремизм", то в первую очередь следует вспомнить о том, что он создан искусственно, взращен чьими-то руками, чтобы сатанизировать мусульман, натравить на них международную общественность, дискредитируя их тем самым.

Примеры истории показывают, что насилие нельзя остановить насилием, в какой бы форме оно не осуществлялось. Невозможность противостояния превосходящему противнику не прекращает войну, а порождает форму партизанской борьбы, которая может продолжаться десятилетиями. Чего стоит только пример из истории СССР с последним абреком Хасухой Магомадовым, официально объявленным в розыск в 1936, а убитым лишь в 1976 году, спустя много лет после начала борьбы против религии?

Разве есть сейчас шанс у Египта и других стран покончить с терроризмом, которого нет на самом деле, а сам поиск террористов среди мусульман приводит лишь к негативным последствиям? Один из законов физики гласит: "Сила действия равна силе противодействия". Но, как показывает практика, этот закон применим не только в науке, но и в повседневности, особенно на взаимоотношениях правительства и народа.

Комментарии 0