Среда обитания

В Кабардино-Балкарии заключенные борются с произволом «вскрытиями»

Вскрытие вен заключенными по-прежнему действует на тюремное начальство сильнее, чем обращения арестантов с жалобами на нарушения законов. Такого рода инцидент недавно произошел в Кабардино-Балкарии.

Тридцатилетний Темирлан Фаргиев был осужден в июне прошлого года на полтора года и отбывает наказание в колонии строго режима ИК- №3 УФСИН РФ по Кабардино-Балкарии. В январе 2015 года он должен освободиться.

Однако, по словам адвоката Фаргиева Фариды Тугановой, 1 мая его сестра сообщила, что Тимур (так называют Темирлана близкие) перерезал себе горло, а двое парней, что сидели с ним в камере, порезали разные части тела.

По свидетельству адвоката, при посещении своего подзащитного она увидела у него на горле четыре шва. При этом выглядел он внешне подавленным.

Как рассказал адвокату сам Фаргиев, 30 апреля в колонии была проверка, проводившаяся силами сотрудников колонии и спецназа УФСИН РФ по КБР, в ходе которой четверо заключенных были жестоким образом избиты. Услышав крики о помощи, Фаргиев и двое других заключенных, находясь в своих камерах, стали бить по дверям, требуя остановить рукопликладство. Так как слова их были проигнорированы, то они заявили, что если сотрудники не прекратят насилие, они «вскроются» (то есть порежут себе вены в разных частях тела: это один из крайних видов протеста заключенных. — прим. автора).

Лишь после того, как эти три человека «пустили себе кровь», избиение прекратилось.

«Проверки в колониях часто сопровождаются оскорблениями, помещения, в которых содержатся заключенные, переворачивают вверх дном, вещи расшвыривают, хотя можно аккуратно проверить всё, не нарушая порядка. Во время проверки присутствуют неизвестные лица в масках (возможно, и сотрудники УФСИН, или, как говорят, спецназ, они не представляются), как дополнительный метод давления, устрашения заключенного, — подчеркивает Туганова. —  Колеснику, Дэникулиеву и Хачеву сказали приседать и 10, и 30, и 50 раз, они присели пару раз, потом отказались, попросили показать, по какому закону, приказу и нормативу они обязаны приседать неопределенное количество раз. Их после этого начали бить за «неподчинение требованиям». Причем за этой формулировкой можно скрыть многое, очень удобное словосочетание».

Как отмечает адвокат, согласно федеральным законам и внутренним приказам УФСИН, сотрудники имеют право на применение даже резиновой дубинки, но все ли требования соответствуют законным. Если по закону при полном досмотре требуют присесть, заключенный должен присесть, но не пять и не 20, и точно не 50 раз, достаточно одного раза.

С самим Фаргиевым и его соседом Тотруковым произошла аналогичная история: когда им приказали присесть, они присели по одному разу, а затем отказались, за что тоже были наказаны.

Родственники пострадавших заключенных были на встрече с Уполномоченным по правам человека в КБР, на которой руководитель аппарата сообщил, что днем ранее в колонии побывала комиссия, в состав которой вошли заместитель уполномоченного, члены ОНК, прокурор Шаваев, а также руководитель отдела по соблюдению прав заключенных в системе УФСИН Бирмамитов.

«Мы опасаемся, что ситуацию хотят спустить на тормоза и выставить моего подзащитного суицидником и провокатором, а сотрудников колонии, в частности оперативного отдела, его начальника Газзаева Ису и его подчиненных Шериева и Этезова, "потерпевшими". Лично Газзаев угрожает Тимуру и другим ребятам, исповедующим ислам, постановкой на учет и тем, что сообщит в центр Э и 6 отдел о них. Но у ребят только одно требование: чтобы не били, не издевались, не унижали» , — говорит наша собеседница. 

«На самом деле, избиения — это проблема всей системы УФСИН и того контингента, который идет работать в ее учреждения. Многие их этих людей хотят унижать, оскорблять, издеваться. Осужденные и без них уже наказаны лишением свободы и им не требуются какие-то иные методы наказания, они остаются людьми, у которых развиты чувства (стыд, самоуважение, гордость), а в заключении рецепторы обостряются. Просто зачем обращаться с людьми как с животными, создавать вокруг них невыносимые условия, соразмерные с пытками. Когда человека после распределения сразу сажают как злостного нарушителя в ЕПКТ (единое помещение камерного типа — предназначено для "изоляции осужденных, активно оказывающих противодействие администрации в обеспечении правопорядка"), хотя перед тем как посадить его в подобное помещение с ним должны побеседовать. Если он не поддается на уговоры, его переводят в карцер и только после этого в ЕПКТ. У администрации колонии есть версия, что ребята-заключенные пытаются "вскрытием" добиться чего-то себе лично и не по закону, то есть считают это провокацией. Хотя в действительности они лишь выступают против того, что уже и на общепринятом языке именуется "беспределом"», — резюмирует Фарида Туганова.

Получить комментарий федеральной службы исполнения наказаний по Кабардино-Балкарии и администрации ИК-6 КАВПОЛИТУ пока не удалось. Журналисты и далее будут следить за темой вероятного нарушения прав человека в местах заключения КБР.

Комментарии 0