Среда обитания

По делу Амирова свидетели стали отказываться от своих показаний на суде

(На фото: Магомед Абдулаев)

Во вторник в Ростове, после небольшого перерыва на майские праздники, возобновились слушания по делу мэра Махачкалы Саида Амирова и его племянника Юсупа Джапарова. В ходе трехдневных слушаний ряд свидетелей заявил, что их показания против Амирова были сфальсифицированы.

13 мая адвокаты Амирова попросили суд приобщить к делу справку об ухудшении состояния здоровья своего подзащитного. Обвинения не высказалось против, однако после непродолжительного совещания суд ходатайство отклонил, объяснив, что представленная копия справки не заверена должным образом и не соответствует предъявляемым требованиям. Защита также обратила внимание суда на то, что две трети зала занимают какие-то молчаливые студенты, что это не законно, тогда как родственники, желающие присутствовать на суде, остаются за дверью. В среду «молчаливых» студентов на заседании уже не было.

В ходе первого дня возобновившегося процесса были допрошены свидетели обвинения: сотрудник Пенсионного фонда Дагестана Мусала Омаров, главы Тарумовского и Кизлярского районов республики Марина Абрамкина и Андрей Виноградов, экс-зам руководителя аппарата администрации Махачкалы Тамара Канаева, ответственный секретарь «Махачкалинских известий» Наталья Бученко.

Первым свои показания дал свидетель обвинения Мусала Омаров, работающий начальником контрольно-ревизионного отдела в Дагестанском отделении Пенсионного фонда России. Омаров подтвердил, что узнал о готовившемся покушении на Сагида Муртазалиева от бывшего помощника прокурора Кизляра и своего однокурсника Магомеда Абдулгалимова и что, по словам Абдулгалимова, заказчиком покушения выступил мэр Махачкалы Саид Амиров. Он решил рассказать об этом своему шефу. По мнению Омарова, причиной мог стать отказ Муртазалиева списать долги ряда городских предприятий, подконтрольных мэру.

Эту версию подтвердили и два других свидетеля, выступавших вслед за Омаровым, — главы Тарумовского и Кизлярского районов Марина Абрамкина и Андрей Виноградов. О готовящемся покушении на Муртазалиева оба свидетеля узнали от главы Дагестанского Пенсионного фонда.

По словам Абрамкиной, кроме отказа Муртазалиева списать долги ряда городских предприятий, подконтрольных мэру, мотивом покушения могли стать политические разногласия между политиками. Свидетель обвинения подробно рассказала о «Северном альянсе», куда помимо Муртазалиева входили и другие политические и общественные деятели северных равнинных районов Дагестана.

Серьезный конфликт между политиками «Северного альянса» и членами команды Амирова произошел накануне выборов депутатов Народного Собрания Дагестана, утверждает Абрамкина. Каждая из сторон пыталась протолкнуть своего человека.

— Свою кандидатуру от «Союза правых сил» (СПС) выдвинул Василий Наумочкин и еще несколько человек, имевшие непосредственное отношение к Саиду Амирову, — говорит Марина Абрамкина. — Во время предвыборной агитации произошел конфликт — нас не пустили на территорию крупного предприятия Кизлярского района, сославшись на то, что это территория Наумочкина и, соответственно, Амирова. Дошло до стрельбы, и я вынуждена была писать заявление в милицию. Расследование в итоге спустили на тормозах, а СПС вскоре сняли с выборов за нарушения предвыборного законодательства.

Апогей противостояния между Амировым и Муртазалиевым пришелся на 2012 год, когда появилась информация, что, возможно, главу республики будут выбирать посредством прямых выборов. 
Хотя такое решение и не было принято, по словам Абрамкиной, по Народному Собранию республики поползли слухи о том, что свои кандидатуры на пост главы республики намерены выдвинуть Муртазалиев и Амиров, что и стало причиной политических разногласий между ними.

На вопрос прокурора, что дало бы Саиду Амирову устранение Муртазалиева, Абрамкина ответила: «Контроль над республикой».

О неприязненных отношениях между Амировым и Муртазалиевым говорил на суде и Андрей Виноградов. По его словам, Амирову не нравилось, что молодой Муртазалиев стал влиятельной фигурой в республике, и устрани его мэр — ему (Амирову) ближайшие 50 лет слова поперек сказать никто не смог бы.

Выступавшие вслед за политиками бывший зам руководителя аппарата администрации Махачкалы Тамара Канаева и ответственный секретарь «Махачкалинских известий» Наталья Бученко отказались от своих показаний, данных в ходе следствия.

Тамара Канаева, работавшая секретарем Амирова долгое время, заявила, что во время допроса на нее оказывалось давление. На суде Канаева сообщила, что в ее обязанности также входила регистрация всех людей, пришедших на прием к мэру.

— 26 апреля 2012 года ни Джапарова, ни Абдулгалимова в кабинете не было, — заявила Канаева. — Я Абдулгалимова впервые увидела на опознании. Мне показали нескольких мужчин, но я никого не узнала. Тогда одного спросили, знает ли он меня. Он сказал, что знает, что это я сидела в приемной Амирова. Позднее выяснилось, что это был Абдулгалимов. Но я видела его первый раз в жизни.

Канаева также указала, что не приходил в этот день и племянник Амирова.

Напомним, что, по версии следствия, именно в этот день Амиров, Джапаров и Абдулгалимов обсуждали подготовку теракта.

— В своих показаниях, данных во время следствия, вы признаете, что некоторые люди могли пройти мимо вас, без записи, — попытался подловить ее прокурор.

— Это было лишь в первые годы моей работы в мэрии, в конце 1990-х годов, когда я еще не всех знала, — отреагировала Канаева. — Я специально подчеркнула это следователю. Но ему постоянно кто-то звонил во время допроса и давал указания, я слышала в трубке слова: «Убери год» и «Подводи к Джапарову». В итоге следователь дал мне протокол, с которым я не согласилась. Но он надавил на меня и сказал: «Ты здесь уже 3,5 часа, хочешь еще столько же просидеть?».

Слова Канаевой подтверждает и результат биллинга телефонных переговоров предполагаемых участников дела, который имеется в деле и свидетельствует о том, что в те дни, когда, по показаниям свидетеля, между обвиняемыми проходили встречи, Амиров находился в Махачкале, Джапаров — в Каспийске, а Абдулгалимов — в Ростовской области.

— Я была в первый раз в жизни на допросе, и меня всю трясло. Я подписала протокол, не читая. Я не думала, что следователь все так напишет. Я не могла утверждать, что Амиров руководил газетой. Все решения по публикациям принимались редакцией самостоятельно, — заявила Бученко.

В среду на суде были заслушаны свидетельские показания главы Цумадинского района Магомеда Абдуразакова и экс-премьер-министра Дагестана, и.о. ректора ДГПУ Магомеда Абдулаева, директора муниципальной гимназии №1 Махачкалы депутата Махачкалинского городского собрания Эмирмагомеда Давудова и мэра Хасавюрта Сайгидпаши Умаханова. В отличие от свидетелей, которых обязали явиться во вторник непосредственно в суд, в среду свидетели дали свои показания посредством видеосвязи из Махачкалинского гарнизонного военного суда.

Во время допроса Абдуразакова снова вернулись к теме выборов в Народный парламент. В своих показаниях на суде Сагид Муртазалиев отметил, что нынешний глава Цумадинского района Дагестана выдвигал свою кандидатуру от партии «Союз правых сил» по указанию Саида Амирова. Когда же Абдуразаков решил отказаться от участия в выборах, стали поступать угрозы со стороны мэра Махачкалы.
Абдуразаков подтвердил информацию, отметив при этом, что ни указаний участвовать в выборах, ни угроз лично от Амирова он не получал.

От своих показаний неожиданно отказался и Магомед Абдулаев. По словам прокурора, на допросе Абдулаев охарактеризовал Амирова как хитрого и властного человека, который пытается протащить своих людей на все уровни власти, рассказал о противостоянии в республике между политическими элитами и планах Амирова стать президентом республики. Абдулаев поправил прокурора, заявив, что от себя он ничего не утверждал и говорил следователю, что обо всем этом писали в «желтой прессе», которую он читал. «Как мэра, как борца с терроризмом и как человека я могу охарактеризовать Амирова только положительно», — заявил Абдулаев.

Допрос Давудова был недолгим, так же как и допрос Умаханова, у сторон вопросов к ним практически не возникло.

Вчера же были допрошены еще два свидетеля — Зубаир Мутаев и экс-следователь отдела полиции Кировского района Махачкалы Магомед Ахмедов.

Зубаир Мутаев сейчас содержится в московском СИЗО «Лефортово», с ним была организована видеосвязь. Мутаев был задержан в мае прошлого года в Азовском районе Ростовской области по подозрению в серии заказных убийств сотрудников полиции, прокуратуры и Следственного комитета на территории республики. Согласно информации следствия, Мутаев был исполнителем убийства следователя Арсена Гаджибекова. Сначала в причастности к данному преступлению обвинялся Абдулгалимов, однако обвинение в убийстве Гаджибекова предъявили и Амирову вместе с Джапаровым. Расследование дела пока не завершено.

В ходе допроса Мутаев отказался от всех данных первоначально показаний, так как давал их под пытками, и попросил суд учесть только то, что он заявит в ходе слушаний. По словам Мутаева, он не был знаком с Амировым и Джапаровым, но хорошо знает экс-помощника прокурора Кизляра Магомеда Абдулгалимова. Как-то в разговоре Абдулгалимов обмолвился, что ему нужен ПЗРК. Поначалу Мутаев воспринял это как шутку. Однако, по его словам, 
Абдулгалимов вновь завел этот разговор и спросил, нет ли у него знакомых, которые могли бы помочь в приобретении ПЗРК. Мутаев заявил, что нет, и больше они к этому разговору не возвращались. Что же касается названного им в ходе следствия чеченца Алу, который якобы мог посодействовать в приобретении ПЗРК, то это вымышленный человек.

О применениях пыток электрическим током во время следствия заявил и Магомед Ахмедов. Напомним, что братья Магомед, Абдулмажид и Шамсудин Ахмедовы были задержаны в марте прошлого года. Правоохранительные органы заявляли, что они наряду с другими фигурантами дела по ряду резонансных убийств входили в банду Магомеда Абдулгалимова.

По словам Ахмедова, пытки применялись к нему для того, чтобы он дал показания против Амирова. Под пытками он готов был подписать все что угодно и подписывал протоколы, которые ему давали, не читая. В итоге, по словам защиты, Саид Амиров сам попросил больше не допрашивать Мутаева и Ахмедова, учитывая, что с ними сделали.

Комментируя судебный процесс, адвокат Амирова Владимир Постанюк заявил «НД», что для защиты были важны показания свидетельницы Канаевой. «Она высказалась достаточно категорично, что гражданин Абдулгалимов никогда на прием не приходил, для нас это не было тайной, и Саид Амиров всегда говорил, что такого человека он никогда не принимал и просто с ним не знаком, — отмечает адвокат. — Более того, она заявила это не голословно, а обратилась к записям, которые есть в деле, где на протяжении уже ряда лет регистрируются все входящие в кабинет мэра города лица. И эти записи подтвердили ее слова».

Постанюк также отметил, что ни один из свидетелей обвинения — а они отзывались об Амирове по-разному — не сказал хоть что-нибудь, что можно было бы трактовать как причастность Амирова к какому-либо преступлению. «Высказывалось лишь предположение, но каких-то оснований, что это предположение было обоснованно, никто из них не привел», — заявил адвокат.

Комментарии 0