Политика

Терроризм создаем, а террористов уничтожаем

Приостановлена политическая деятельность ассоциации «Ахлю-Сунна»

Ассоциацией ученых «Ахлю-Сунна» было принято решение о приостановлении политической деятельности своей организации. Само заявление состоит из трех пунктов: приостановить деятельность политического и общественного отдела ассоциации; продолжить просветительскую деятельность и исламский призыв; отдельные члены организации могут заниматься политической и общественной деятельностью от своего имени, но не от имени ассоциации.

Официальный представитель ассоциации ученых «Ахлю-Сунна» Абас Кебедов подтвердил «НВ», что организация «действительно временно приостанавливает именно политическую деятельность. К сожалению, есть такие политики, которые не заинтересованы в нормализации ситуации в Дагестане и стараются максимально дезинформировать население и руководство республики, оказывая медвежью услугу и стране, и исламу». 

По его словам, «со стороны государства встречной активности не видно. Эти персоны и здесь, к сожалению, тоже поработали. Но наши предложения остаются в силе. Мы только в рамках «Ахлю-Сунна» приостанавливаем свою деятельность. Вы должны понять, что это сугубо временные действия, продиктованные сложившейся ситуацией».

Чем это может обернуться и к чему приведет в Дагестане – регионе, едва питающем надежду на решение проблем внутриконфессионального характера и вооруженного сопротивления властям и правоохранительной системе со стороны молодых, радикально настроенных мусульман. А ведь после Дагестана диалог должен был состояться на всем Северном Кавказе.

В чем выражалась политическая деятельность «Ахлю-Сунна»? Первый ответ, который приходит на ум, – что решение связано с отсутствием пользы от подобной деятельности на настоящее время. Что именно – остается только догадываться (разногласия или давление). Вопрос в том, есть ли какая-то польза от политической деятельности в данной ситуации и в чем она состоит?

Многие высказывают мнение и видят, что «боевое крыло» джамаатов находится в лесу, а политические представители – на официальном уровне.

Но если боевое крыло неподконтрольное, то и вес у организации небольшой и мало- полезный.

Да, к «лесу» данная организация отношения не имеет, хотя диалог, о котором говорилось везде, подразумевался между властью и лесными. Они, конечно, не несут ответственности за действия боевиков и тех, кто прикрывается зеленым флагом в корыстных целях. Диалог подразумевается между разными группами людей, чтобы они между собой не конфликтовали. В данном случае между салафитами и властью. Выяснилось, что в лесу большинство салафитов, но представлены не только они, а еще группы людей, которых можно объединить под общим названием «недовольные». Среди этой группы находятся разыскиваемые, несостоявшиеся и охотники за деньгами.

Часть общины мусульман-радикалов считает, что нечего мусульманам делать в «куфровской» политике страны. И казалось бы, в нынешней ситуации это наиболее разумное решение. Это был шанс, реальная возможность что-то сделать, но хватило ли решимости, политического опыта, людей, денег? Вопросов, как видим, больше, чем ответов.

Аллаhу А'лям, что именно так все складывается, говорят сами представители ассоциации. Во-первых, утверждает один из активистов ассоциации Гамзатбек Баталов, «речь идет о приостановлении, а не о прекращении. Во-вторых, только о приостановлении одного вида деятельности. Конечно, истинному мусульманину не видится пользы в приостановлении деятельности этой организации. Распустят ассоциацию, и «традиционалисты» почувствуют свою силу. Пусть поможет «Аhлю Сунне» Аллаh».

Критики утверждают, что это была подстава, заявляют, что такой исход ожидали с самого начала диалога. Но то, что политотдел ассоциации закрывают сейчас, именно тогда, когда он больше всего нужен, непонятно многим. Связано ли данное решение с прибытием в республику семитысячного контингента для наращивании борьбы с подпольем. Подобные дела всегда вызывали горячие и беспокойные споры.

Примерно десять лет назад Россия начала широкомасштабную войну против терроризма. Она потребовала многочисленных военных действий на Северном Кавказе, а отдельные ее фазы проходили и за рубежом. Увидев, что все проходит на мнимом фронте, власти решили удвоить меры и недавно анонсировали антитеррористические планы, которые будут фокусироваться на внутренних заговорах, а предполагаемые террористы уничтожаются либо получают каждый по 25 лет тюрьмы.

Первая антитеррористическая Стратегия, которая базируется на возможности подполья и ее сетей в СКФО вдохновлять людей на атаки изнутри. И начались так называемые бесчисленные спецоперации с внедрением и борьбой. На данном этапе сотрудники ФСБ действуют по тактике раскрытия заговоров, которые, по словам тех же правозащитников, ими же и готовятся. Людей мусульманского вероисповедания называют террористами, уничтожают и осуждают за заговоры и попытки проведения терактов. При этом все чаще слышны заявления силовиков, что никакие иностранные организации тут не замешаны. Критики считают, что агентуры рекрутируют бывших заключенных, имеющих проблемы с деньгами, на средства тех же спецслужб. В это же самое время анонсирована новая стратегия борьбы с терроризмом. Участники получают длительные сроки.

«Кто заставит правительство ответить за свои действия, оно обрушилось на своих собственных граждан. Эти люди родились здесь, на дагестанской земле. Несправедливость правосудия заставляет нас продолжать бороться», – говорят родственники убитых и осужденных.

Правительство не должно создавать ловушки для людей, строить заговоры и разрабатывать планы, а затем выбирать жертв и сажать их на 25 лет. Информаторы ФСБ используются в десятках подобных операций, правозащитники говорят, что сотни дагестанцев томятся за решеткой по обвинению в фальшивых терактах, спланированных и осуществленных с согласия местных и федеральных правительственных структур.

Наши налоги идут на то, чтобы провоцировать людей на заговоры, и люди не понимают, что страна от этого хоть как-то выигрывает. Фактически это означает, что в рамках антитеррористической стратегии они могут выбрать любого жителя города, страны.

Правозащитники просят проявлять максимум внимания. Мы должны быть очень осторожными в плане того, с кем говорим и кто находится вокруг нас, потому что кругом очень много агентов и информаторов, подчеркивают они.

Растущее число жертв среди мирных жителей вызывает возмущение общественности. Силятся опасения, что такие меры увеличивают число новобранцев в рядах экстремистов. Когда силовики наносят удары по людям, которые не являются боевиками подполья, реальное беспокойство должно вызывать то, что в подполье или в местную ячейку Аль-Каиды на самом деле начнет вступать больше людей. Самое главное, что в этой необъявленной войне не удалось остановить рекрутирование молодежи в ряды подполья.

Кажется, Россия видит лишь одно решение в борьбе с подпольем – военное. Аналитики говорят, что основной чертой этой глобальной гонки является то, что не учитывается голос народа и нет ответственности, когда речь заходит о гибели мирных жителей. В этом парадокс российской стратегии в Дагестане: российская политика создает причины для терроризма с одной стороны, а другой – борется с ним.

Автор: Руслан Гереев - "Настоящее время"

Комментарии 1