Политика

Гейдар Джемаль: «Крымско-татарский фактор сможет сыграть неожиданную для всех роль»

Интервью Vesti.Az с авторитетным российским политологом и общественным деятелем, председателем Исламского комитета России Гейдаром Джемалем.

 - Гейдар Джахидович, аналитики считают, что после присоединения Крыма к России, президент России Владимир Путин намерен начать борьбу за юго-восток Украины. Хотелось бы узнать непосредственно Ваше мнение о последних событиях, творящихся на юго-востоке Украины, которую некоторые уже спешат «похоронить»?

 - Сегодня на юго-востоке Украины происходят довольно интересные события. Мирное население, на которых идет страшное наступление украинской армии, оказывает образцовый отпор, гоняется на автобусах и мотоциклах за танками, берет в плен старших офицеров «Альфы». Я посмотрел очень любопытные фотографии офицеров украинских спецслужб, попавших в плен, сидят они с замотанными головами, с голыми ногами, причем в трусах.

Мне кажется, что российские СМИ и блогеры непоследовательно описывают ситуацию, которая происходит на юго-востоке Украины. В одном абзаце или в одной колонке пишется о том, что идет наступление вооруженных до зубов страшных украинских военных на мирное население, а в следующем говорится о том, что мирное население с применением силы взяло в плен солдат и офицеров. Причем, не обошлось без стрельбы. То есть, как бы одна фраза уничтожает другую, один абзац отменяет другой.

Если выйти из состояния глубокой неадекватности, в котором находятся Интернет и информационные ресурсы, то можно заметить, что события, которые происходят сегодня в юго-восточной части Украины, схожи с событиями в Чечне в 91-95 гг. Аналогия очень близкая, четкая. И референдум, и мирное население, на которого наступали незадачливые  вояки, в общем, параллелей масса. 

В этой связи, мне бы хотелось, обратиться к восточным украинцам и русским. Сейчас в российских СМИ они называются ополченцами, а вот когда они попадут во внутрироссийские федерации, они точно превратятся в сепаратистов и бандитов. Ситуация очень поворотлива. Понятно, что для подавляющего большинства из числа тех, кто сейчас взял автомат и контролирует Славянск и другие места, где киевская власть была выбита коленкой под зад, быть «под Москвой» абсолютно нежелательно. Но Киев для них стал более актуальной, более зловещей угрозой. Скажем так: Киев они ненавидят больше.

Но они должны понять, что если они действительно «лягут» под Москву, от них мало что останется. Потому что, в первую очередь, те силы, которые курируют дестабилизацию юго-восточных регионов Украины, очень постараются, чтобы эти самые юго-восточные регионы, став крайне западными регионами России, не доставляли тех же самых хлопот, которые они сейчас доставляю Киеву. Чтобы у Москвы не было тех же самых проблем, с теми же самыми людьми. А Москва умеет решать вопрос с ликвидацией проблем, вместе с ликвидацией тех, кто их доставляет. Об этом забывать не стоит. 

 - Неясным выглядит судьба крымских татар в свете последних событий. Сам лидер крымских татар Мустафа Джемилев находится в крайне затруднительном положении. Что ждет крымских татар, несогласных быть, как вы выразились «под Москвой»?

 -  Считается, и я думаю, не без причины, что крымские татары – единственный на сегодняшний день – подлинный народ Крыма. Во всяком случае, сами они определяют себя именно так. Технически, если говорить об их самоидентификации, они не простираются вглубь истории и на всю историческую линейку. Потому, что крымские татары являются ветвью Золотой Орды, они пришли туда вместе с Чингисханом. Это часть тех тюрок, которые появились там во время глобального монгольского завоевания.

Но на самом деле, в этногенезе крымских татар приняли участие и итальянцы, которые жили в колониях по берегам этого райского полуострова, и греки, и киммерийцы. То есть, крымские татары вобрали в себя как губка все разноцветье народов, которые населяли крымский полуостров. Поэтому в определенном смысле, они являются интегральным наследником всех автохтонов, живших когда-либо на этом полуострове. Также как и турки, которые являются интегральными наследниками всех народов, живущих в Малой Азии, потому что компонент Азии, который пришел со времен Сельджуков, очень мал. Современные турки – автохтонное население Малой Азии и византийцы, принявшие Ислам, и перешедшие на турецкий язык.

Кстати говоря, аналогичная ситуация имеет место с азербайджанцами. Хотя и азербайджанцы – тюркоязычный народ, но генетически это перешедшие на тюркский язык автохтоны древней Кавказской Албании, Атропатены.

Отношения Крыма с Россией всегда шли по конфликтной линии. Протектором и защитником крымских татар исторически выступала Османская Империя. Это так, к слову. К тому же за всю 23-летнюю историю Крыма в составе независимой, суверенной Украины, Киев не сделал для крымских татар ровным счётом ничего. Крымские татары просили закон о реабилитации. Такого закона принято не было, как и закона о коренном народе Крыма. Тем не менее, перед лицом аннексии Крыма, крымские татары в целом заняли проукраинскую позицию. 

- Это выглядит немного странным…

 - Абсолютно нет. Они прекрасно помнят о том, что для них сделала Москва, что такое власть московского государства. Несмотря на то, что украинцы, мягко говоря, были «прохладными», тем не менее, по сравнению с тем, что ожидалось от Москвы, этот фактор стал приобретать нейтральный характер. А неизвестное нейтральное лучше, чем известное ужасное. Поэтому крымские татары заняли проукраинскую позицию и в основной массе занимают эту позицию до сих пор.

Но когда совершились известные события, 26 февраля крымские татары показали свою силу. Большая демонстрация сторонников присоединения к России с российскими флагами была сметена в течение 10 минут крымскими татарами. Это было единственное проявление силы на улице, которую крымские татары показали в эти острые дни смены режима на полуострове.

- Не кажется, ли Вам, что крымские татары очень важны для Кремля?

 - Конечно. Потому, что турецкий премьер Эрдоган высказался в том плане, что крымские татары целиком и полностью лежат на совести и ответственности турецкого государства, которое берет на себя функции защиты, функции гаранта крымско-татарского меньшинства в Крыму.

То есть Турция, которая является могущественной страной, одной из сильнейших стран не только Ближнего Востока, но и НАТО с семисоттысячной армией, вооруженной современным оружием, является страной, скованной национальными идеями народа. И если турки заявляют о том, что крымские татары находятся на их попечении, то, я думаю, что для Кремля становится крайне важным то, что крымские татары не должны быть предметом раздора между Россией и Турцией. Говоря простым языком, Турция, которая к тому же является членом НАТО, не должна превращаться в противника Москвы.

Сам Эрдоган не желает быть противником России, для него Путин – интересный партнер. Но есть и некоторые обязательства, которые нарушать нельзя. Эрдоган вынужден вступиться за крымских татар, это от него потребует восьмидесятимиллионный турецкий народ.

В целом, крымско-татарский вопрос не закрыт. Тем более что началась «горячая» тема восточных, юго-восточных областей Украины. В условиях дестабилизации, крымско-татарский фактор сможет сыграть неожиданную для всех роль. Тем более, что 26 февраля они доказали свою слаженность, готовность действовать силовым путем, эффективность и дисциплину.

Автор: Вугар Гасанов

Комментарии 0