Общество

На каждую бутылку есть своя пробка

Недавно Всемирная организация здравоохранения выпустила уникальную сводку статистических данных, объединяющую информацию об основных факторах жизни и смерти в 196 странах мира с 1991 по 2011 годы, включая и Россию. Каков, с этой точки зрения, профиль российского социума в глобальном интерьере, размышляет обозреватель WordYou.Ru Шамиль Султанов.

По всей нашей планете, несмотря ни на что, средняя продолжительность жизни растет. Среднемировая продолжительность жизни выросла за двадцать лет с 64 до 70 лет. В Европе она возросла  с 72 до 76 лет.

Но средняя продолжительность жизни в России, странным образом, никак не изменилась за эти два десятилетия: как было 69 лет в 1990 году, так и осталось. Такой же показатель – 69 лет – в КНДР, Гватемале, Индонезии, Ираке, Микронезии и Филиппинах.

Мужчины в России едва дотягивают до 63 лет, как и представители Мьянмы, Восточного Тимора, Йемена. В Намибии и Монголии в среднем мужчины живут на 1 год дольше, чем российские представители сильного пола. У женской части России продолжительность жизни выросла с 74 до 75 лет.

Особо тревожная ситуация со смертностью в России – среди  трудоспособного населения.  Если в 1990 году на каждую тысячу мужчин в России умерло в среднем по 318 человек, а на каждую тысячу женщин – 117, то спустя 20 лет эти показатели увеличились до 351 и 131 соответственно.  По этому показателю российские мужчины сравнялись с сильным полом Кот-д Ивуара, Руанды и Того. Женщины – с филиппинками и узбечками.

Своей или не своей смертью?

От чего же чаще всего умирают жители России? Из статистики вытекают две основные причины. Во-первых, как и во всем мире, основной причиной смертности в нашей стране являются сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) и диабет. Но если в Европе показатель смертности от ССЗ и диабета не превышает 100 смертей на 100 тысяч человек, то в России  он составляет 517 человек на 100 тысяч населения. Более чем в пять раз выше! И здесь российское общество скорее относится к числу самых малоразвитых стран, нежели к Европе и Америке.

И во-вторых. Стандартизированный, то есть не зависящий от возрастного состава населения, коэффициент смертности от так называемых «внешних причин» (несчастных случаев, травм, насилия и т.п.) в России составляет 159 на сто тысяч жителей. Приблизительно столько же в Мозамбике, Ботсване и Намибии.  В США этот коэффициент составляет 53 смерти на 100 тысяч населения, в Японии – 36, а в Великобритании и Германии – 25.

В России в последние годы  усиливается эпидемия  СПИДа, в том числе из-за распространения  наркомании, включая тяжелую героиновую зависимость, которая фактически не излечивается. Официальные власти этот процесс почему-то стараются не замечать.  И точные данные по динамике смертей в России из-за ВИЧ и наркомании найти достаточно сложно, из-за проблем с регистрацией соответствующей смертности. Но есть некоторые косвенные данные, которые свидетельствуют о размахе такой эпидемии. Например, уровень детской смертности от ВИЧ за двадцать лет увеличился с 1 до 9 процентов. То есть в девять раз. А вот в Европе, где на борьбу и профилактику СПИДа тратятся огромные средства, этот показатель так и остался на уровне одного процента.

Каковы основные группы факторов, которые воздействуют на сохранение высокого уровня смертности в России?

Медицина виновата

Во-первых, высокий уровень насилия в российском обществе, сохраняющееся некачественное здравоохранение во многих регионах страны, отсутствие реальной безопасности труда и жизненных условий, высокий уровень преступности, прежде всего, бытовой, постоянное ухудшение качества потребляемой воды, плохая экология, антисанитария, плохое и недостаточное кормление детей в целом ряде областей и республик.

Одна из наиболее существенных причин сохраняющейся драматической ситуации заключается в недостатке финансовых ресурсов: в России тратится на охрану здоровья населения существенно меньше, чем в других развитых странах.

По статистическим данным ВОЗ, которые совпадают с  российскими официальными данными, в 2010 году Россия расходовала на охрану здоровья 6,5% своего ВВП, Япония – 9,2, Великобритания – 9,6, Германия – 11,5, Франция – 11,7, а США – 17,6. А в пересчете на доллары по паритету покупательной способности это означает, что на одного россиянина приходилось 1277 таких долларов, на одного японца – 3120, француза – 3997, немца – 4332, англичанина – 3433, американца – 8233.  Кроме того, надо учитывать высокий уровень российской коррупции, в том числе и в сфере здравоохранения. Поэтому, скорее всего, и приведенная выше официальная цифра российских расходов  фактически существенно ниже.

Россиян косит алкоголь

Во-вторых, это явные пробелы в системах культурных и нравственных ценностей самого российского общества, отсутствие соответствующих образовательных и информационных программ, недостаток уровня самоорганизации социума в этом плане.

Речь идет о сохранении «любви к спиртному», которую очень многие считают национальной чертой России, сохранении высокого уровня  привычки к курению и вредной, некачественной, неразборчивой еде, об отсутствии личностного стремления к профилактике болезней, распространяющемся ожирении и слабеющей  физической активности. Быстрое распространение наркомании и СПИДа также отчасти из этой же корзины.

Самое показательное в этом смысле – отношение широких слоев российского общества к потреблению алкоголя. Хотя практически все знают, что именно алкогольные напитки являются одной из самых главных причин большой смертности в стране, жители  России по этому показателю занимают лидирующие позиции в мире. В пересчете на чистый спирт каждый россиянин старше 15 лет в год употреблял 16,2 литра этого алкоголя. Однако, скорее всего, этот показатель значительно выше.  Во всяком случае, так считает Дмитрий Добров – председатель правления Союза производителей алкогольной продукции РФ: «У российского рынка алкогольной продукции есть своя специфика, которая затрудняет объективное выявление действительных масштабов потребления горячительных напитков. Акциз на эту продукцию достаточно высок и постоянно растет, вместе с ним растет  и нелегальный рынок алкоголя. Еще два года назад в теневом секторе было около 25% спиртного, а сейчас этот показатель увеличился вдвое».

Вымираем от недостатка веры

Третья группа факторов, и с моей точки зрения, может быть, наиболее важная – это экзистенциальные, личностно-ценностные и социально-психологические причины. У большей части российского общества существуют серьезные проблемы с формированием личностной картины мира. Раньше общая идеологическая матрица служила шаблоном формирования личностной картины мира. А до этого существовали религиозные матрицы. Сейчас общей идеологии нет, а отношение к религиозным ценностям скорее лицемерное, чем  искреннее.

Трудности формирования личностной картины мира приводят к растущему дефициту самоуважения, с одной стороны. А с другой стороны, вообще ценность уважения к другим людям, социальным группам и народам в России устойчиво ослабевает.

В результате в нынешнем российском обществе, во многих его слоях, снизу доверху, обостряются экзистенциальные проблемы с определением личностного смысла жизни – «кто я?», «зачем я живу?», «в чем смысл моей личной неповторимой жизни?». Невозможность убедительно ответить самому себе на такие сложнейшие вопросы очень часто становится решающим фактором, прямо или опосредованно влияющим на обесценивание ценности жизни вообще,  постоянную внутреннюю напряженность, внутренний стресс, рост потребления алкоголя, усиление наркомании и психических заболеваний, и в конечном счете ведущим к высокой смертности российского населения.

Автор: Шамиль Султанов

Комментарии 0