Среда обитания

«Имам – это не профессия, а призвание»

Убийства духовников на Кавказе. Кому мешают имамы и муфтии, и что чаще всего стоит за убийствами религиозных деятелей в Дагестане.

Руководитель Управления по делам религии Турции Мехмет Гермез заявил, что турецкие власти обеспокоены убийствами мусульманских духовных лидеров на Кавказе.  Хронологически последним подобным преступлением стало убийство имама Магомеда Закарьяева в ночь с 10 на 11 мая. По версии следствия, причиной убийства является его активная проповедческая деятельность в борьбе против экстремизма и ваххабизма.

Пуля за слово 

Несомненно, самое резонансное среди череды преступлений в Дагестане за прошлый год – убийство в августе религиозного деятеля, дагестанского имама Ильяс-хаджи Ильясова – вызвало массу волнений и громких заявлений. Наблюдатели утверждают, что республика на тот момент легко могла оказаться на грани протестных демаршей. Все дело в авторитете покойного среди простых дагестанцев, что примечательно, в том числе среди мусульман разных национальностей. В Дагестане его даже называли «народным шейхом». Его убийство по сей день остается нераскрытым. Так же как и череда последующих и предыдущих убийств. 

Убийства журналистов мало-мальски понятны обывателю, все-таки слово журналиста доходит до большего количества людей: читателей, зрителей, слушателей. Убийство имама, чудовищное уже по своей сути, часто вызывает недоумение, тем более что совершается оно чаще всего членами бандитского подполья, декларирующими религиозные ценности и вооруженную борьбу за них с «неверными», с теми, кто, по их версии, относится к противникам ислама.

Духовник – не профессия, это призвание, считает имам одной из дагестанских мечетей Ахмед Кадиев. Прибыли религиозно-просветительская деятельность не только не приносит, но и становится все более опасной для жизни. Он отмечает заметный отток желающих изучать богословие среди молодежи в последние годы.

Он уверен, что убийства имамов, а тем более муфтиев только очередной раз доказывает, что у тех, кто называет себя религиозными экстремистами, нет ничего общего с какими-либо святостями или ценностями: «Они только прикрываются своей какой-то идеологией, которая ни с шариатом, ни с исламом, ни с мусульманами ничего общего не имеет. Такие преступления против религии должны караться смертной казнью! Это преступники без веры, без должного страха перед Всевышним. Имамы, духовные наставники, алимы и учителя становятся их жертвами. Все что им нужно – сеять рознь в ряды мусульман», – говорит священнослужитель.

Чтобы понимать опасность имама мечети или религиозного деятеля для вооруженного подполья, надо осознать роль духовника в быту обычных дагестанцев и их проповедческой деятельности. Тут имеются нюансы, свойственные этому сложному региону, считает теолог-аналитик Халил Юнусов. «В Дагестане, помимо религиозных ценностей, которым уделяется особое и достаточно важное место, есть такой уникальный момент, что в силу национального, а значит и культурного многообразия здесь в религиозную практику очень плотно вплетается исконная традиция – адат. Что характерно, нет замещения одного другим, а только совмещение, поэтому надо понимать, что имам даже самой маленькой мечети практически имеет вес совета общины при своих прихожанах. 

Бандформированиям нужна поддержка населения, они не могут не перемещаться, не закупить продукты и прочие бытовые нюансы. Возникает ситуация, когда, казалось бы, ничем особенно не прославившийся, не выступавший активно на телевидении и прочих СМИ религиозный деятель оказывается убит, и в прессе говорят: боролся с экстремистами. Многие не понимают, мол, а кто это, я его даже не знаю. На деле же, внутри своей общины он мог провозглашать: «не надо помогать тому, тому и тому – они занимаются бандитизмом». Мог просто проводить беседы с молодежью, разъясняя, где религия, а где игра «в войнушку» с большим риском для жизни. Подполье давно находится в агонии и все больше деградирует. Поэтому тех, кто мешает, – убирают», – считает он.

Смутное время 

В Дагестане религиозное противостояние между последователями различных направлений в исламе – тарикатами зачастую носит очень агрессивный характер. Разногласия могут родиться из споров по самым малейшим различиям в традициях богослужения.  «В  Дагестане  23 суфийских шейха, но при всех возможных разногласиях они были персонами вне кровавых «разборок». Первым убитым религиозным деятелем такого ранга стал шейх Сиражутдин Хурикский нахшбандийского тариката в 2011 году. Следующим по значимости и способности нанести непоправимый удар по мусульманской общности дагестанцев стало убийства Саида Аффанди Чиркейского», – рассказывает Юнус Мирзабалаев, этнограф-кавказовед.

Эксперт видит в происходящем вмешательство и влияние сторонних эмиссаров-иностранцев, которые несут сепаратистские настроения в регион. «Религию пытаются сделать инструментом большой политики. Ничего большего, нежели провокации, эти убийства не несут. Ранг выше означает только большие масштабы. Возможно, для подполья – это начало конца, а может быть, это признак углубляющегося, укореняющегося кризиса. Однако мы не в той ситуации, когда мы можем себе позволить наблюдать и ждать развития ситуации. Анализировать и принимать решения надо было еще вчера, сегодня можем успеть, завтра может быть поздно», – считает Мирзабалаев.

Среди экспертов также бытует версия о том, что убийство имамов сельских мечетей происходит с единственной целью – замещения их ставленниками радикальных мусульман, для пропаганды своих идей и дальнейшей вербовки для пополнения в ряды подполья подрастающей смены.

Накануне родственники задержанного имама села Куркент Сулейман-Стальского района Феликса Агарагимова заявили о его пропаже. После задержания  6 мая они не могут установить его местонахождение, адвокат пропавшего ранее заявлял о том, что его не пропускают к подзащитному в изолятор временного содержания. В Сулейман-Стальском РОВД факт задержания не подтверждают, но МВД Дагестана факт задержания Агарагимова подтверждается. В официальной сводке говорится, что его задержали в связи с подозрением в незаконном хранении оружия (222 ст. УК РФ). В официальном сообщении, правда, не отмечается род занятий задержанного. Возможно, позже будут сообщаться подробности, которые подтвердят или опровергнут причастность некоторых духовных лидеров к рядам незаконных вооруженных формирований.

Автор: Гуля Арифмезова

Комментарии 0