Общество

Лидер Меджлиса Татарстана: за крымскими татарами весь прогрессивный мир

Лидера крымских татар Мустафу Джемилева не пускают на родину.

Против главы Меджлиса крымскотатарского народа Рефата Чубарова, как он сам говорит, начато уголовное преследование за "экстремизм", а с видных членов Меджлиса "органы" предупреждают о "недопущении ведения экстремисткой деятельности".

Прокурор самопровозглашенной Республики Крым публично пригрозила "ликвидацией" представительского органа, если тот не поменяет политику, а исполняющий обязанности главы республики Сергей Аксенов прямо требует "успокоиться, пока не поздно", грозя "наведением порядка силовым путем".

Известная татарская писательница и правозащитник, глава Меджлиса татарского народа Фаузия Байрамова говорит, что для нее такое развитие ситуации в Крыму неудивительно, ведь национальное движение Татарстана пережило нечто подобное еще в 90-х. Корреспондент ВВС Украина Энвер Абибулла пообщался с госпожой Байрамовой, расспросив об истории и нынешнем положении татарского Меджлиса.

ВВС Украина: Фаузия Аухадиевна, с чего начинался Меджлис татарского народа?

Фаузия Байрамова: В 20-м веке татары Поволжья и Урала два раза создавали Милли (национальный) Меджлис. Первый – в 1917 году. Это был национальный парламент, во главе которого стояла татарская интеллигенция. Но просуществовал он недолго – в начале 1918 года его разгромили большевики. Однако идея осталась, остались их программные документы, осталась мечта, что татары должны восстановить свое государство.

В годы перестройки идея независимости опять вышла на первый план и татарская интеллигенция объединилась вокруг нее. В 1989 году были созданы первые татарские организации и национальные партии. Меджлис был создан позже – 1-2 февраля 1992 года на Курултае в Казани. Он осуществлял роль национального парламента. Но в то же время существовал и официальный парламент Татарстана – Верховный Совет, где я и сама была депутатом. Меджлис был экстерриториальным органом, работал по всему миру, дыша в затылок Верховному Совету (ВС). Дело в том, что после принятия в 1990-м году Декларации о государственном суверенитете Татарстана, руководители республики снова начали смотреть в сторону Москвы, по реализации суверенитета конкретных шагов не делали, что очень беспокоило национальное движение. Мы так и сказали им: "Если вы не будете защищать суверенитет Татарстана, мы заменим вас Милли Меджлисом". Тогда в составе Меджлиса было много депутатов ВС. Под мощным давлением Меджлиса, а также национального движения, в Татарстане провели референдум по независимости, приняли новую Конституцию, где статус Татарстана был закреплен в качестве суверенного государства, субъекта международного права. Но времена менялись, и от этой Конституции, и от референдума мало чего осталось.

"Меня судили за разжигание межнациональной вражды, дали год условно"

ВВС Украина: Расскажите подробнее о референдуме. Сколько, по-вашему, сейчас сторонников независимости?

Фаузия Байрамова: Референдум о статусе Республики Татарстан состоялся 21 марта 1992 года. Это был рискованный шаг. Москва была против него, русские Татарстана, составляющие почти половину населения, в большинстве своем тоже. Татарская номенклатура осталась между двух огней. Но он был проведен, и более 61% проголосовавших высказались за суверенность Татарстана и построение отношений с Россией и другими государствами на основе равноправных договоров.

Но руководители Татарстана палец об палец не ударили, чтобы суверенитет признали. Конечно, и Россия нам дышать не давала. Говорят, что и танки на границе Татарстана, и клетки для нас были готовы... Во время правления Ельцина еще что-то можно было делать, а Путин для нас никаких шансов не оставил. Что касается народа: поддерживает он или нет идею независимости? В душе, конечно, у многих татар есть стремление к свободе, желание быть независимыми.

ВВС Украина: В каком положении нынче Меджлис? Какового, по Вашей оценке, его влияние?

Фаузия Байрамова: В данный момент у нас материального ничего нет. Против членов Меджлиса осуществляются репрессии. Почти против всех руководителей национального движения, в том числе и против меня, открыты уголовные и административные дела. Мы не сможем проводить свои собрания, не сможем проводить уличные акции, даже интернет и наши общения под контролем. Но есть очень ценное, чего они не могут у нас отобрать – это стремление к свободе, а минимум треть татарского народа всегда была с нами, за нас.

Крымские татары в большинстве не поддерживают действия России в Крыму

Крымские татары в большинстве не поддерживают действия России в Крыму

 

ВВС Украина: Недавно Вы написали, что ситуация, в которой оказался крымский Меджлис, очень похожа с той, в которой когда-то оказался татарский Меджлис…

Фаузия Байрамова: Да. За 22 года своего существования Меджлис татарского народа многое пережил. 15 февраля 1994 года Татарстан заключил с Россией договор о разделении-делегировании полномочий. Это была фактически сдача суверенитета, а отношения с руководителями Татарстана окончательно испорчены.

Летом 1994 года Милли Меджлис начали судить. Нам запретили принимать законы. Но мы как работали, так и продолжали работать – принимали законы, вместо Конституции приняли "Татар Кануны" ("Татарский Закон"), усиленно работали с народом, открывая татарские школы, мечети, газеты, организовывая политические мероприятий и по мере возможности, решая социальные проблемы татар. Но и давление на нас было очень сильное: руководство Татарстана уже вовсю работала с Москвой, и мы оказались нежелательными элементами и для Казани, и для Москвы. В 1996 году нас лишили помещения в центре Казани, а через 2 года решением суда закрыли нашу газету "Алтын Урда". С приходом к власти Путина вообще кислород перекрыли. Мы ведь сначала работали без регистрации, в Москве категорически не хотели регистрироваться. Но законы менялись каждый день, требований ужесточались, и мы в 2006 году вынуждены были пройти регистрацию в Казани. В конце 2008 года Милли Меджлис на своем джиене (собрании) принял обращение в ООН с просьбой признать независимость Татарстана на основе Декларации и итогов референдума. Тогда же Меджлис учредил "Правительство в изгнании", руководителем которого был назначен Вил Мирзаянов, ученый, проживающий в Америке.

Почему мы пошли на такой рискованный шаг? Потому что ситуация еще больше ухудшилась. По всей России начали закрываться последние татарские школы, начались гонения мусульман… В таких условиях мы не могли молчать! За это нас опять судили, провели тотальные обыски в Казани, в Челнах, где проходил джиен, в Москве. Меня судили за разжигание межнациональной вражды, дали год условно, а обращения Милли Меджлиса к мировому сообществу везде изъяли и решением суда внесли в список запрещенной литературы. Позже был еще один суд – Милли Меджлис сняли с регистрации. Мы сейчас работаем вне закона. Если Крым останется в составе России, Меджлис крымскотатарского народа, думаю, ждет то же самое.

ВВС Украина: Ваши прогнозы?

Фаузия Байрамова: Крымские татары почти четверть века жили в условиях украинской демократии и свободы, они не привыкли к российской "демократии". В этих условиях крымские татары, особенно его лидеры, не должны соглашаться с рабством, потому что Крым – исконно крымскотатарская земля. Положение у крымских татар не самое худшее, та как за их спиной стоит многомиллионная Турция. Европейская Украина тоже очень лояльно относится к крымским татарам, и я уверена, в обиду их не даст.

Очень важный момент – у крымских татар есть лидер мирового уровня и признания – Мустафа Джемилев. Его четкая и твердая позиция достойна восхищения! Но если Меджлису работать в Крыму совсем не дадут, можно по нашему примеру создать "Правительство за рубежом" и регистрировать его как неправительственную организацию при ООН. Крымские власти могут запрещать Меджлис, объявить его вне закона, но это не страшно, так как сегодня за крымскими татарами весь прогрессивный мир.

Я молю Всевышнего Аллаха, чтобы он не бросил крымских татар – моих соплеменников и единомышленников.

Комментарии 0