Среда обитания

О чем ревет и стонет Днепр широкий

Нынешняя стадия украинского кризиса приобретает все более драматический характер. И в нем на сегодняшний день можно выделить несколько ключевых особенностей. Политолог Шамиль Султанов – о том, почему Москве сейчас не следует вмешиваться в гражданский конфликт на Украине.

Во-первых, этот конфликт уже предельно близко подошел к стадии, когда может спонтанно произойти переход в неконтролируемую фазу  жесткой силовой конфронтации с совершенно непредсказуемыми последствиями для всей Украины. Уже появились десятки убитых и раненых, уже в боях используются танки и боевые вертолеты, все жестче звучат призывы к отмщению.

Трагедия в Одессе вскрывает подспудные психологические и историко-идеологические корни нарастающего противостояния. На майские праздники там произошли широкомасштабные кровавые столкновения между пророссийскими активистами и сторонниками Майдана, которых поддержали футбольные фанаты.  В результате этой цинично срежиссированной драмы погибло почти пятьдесят человек, получили ранения более 200.

Наиболее страшный и показательный эпизод произошел, когда пророссийских сторонников загнали в Дом профсоюзов, а потом закидали «коктейлями Молотова».  Когда  в здании заживо горели люди, промайдановцы  пели украинский гимн и кричали «Слава Украине!».

Во-вторых, продолжающийся кризис подтвердил, что дестабилизация Юго-Востока Украины серьезно напугала широкие слои местного населения, независимо от национальности.  Ставка московских политиков на то, что десятки и сотни тысяч жителей Донецка, Луганска, Харькова, Одессы выйдут на первомайские праздники с антикиевскими настроениями и лозунгами в общем провалилась.

Массовый украинский обыватель, борющийся за выживание,  не очень разбирается в хитросплетениях политики, ни Януковича, ни Тимошенко, ни Яценюка не уважает и не привечает. У него нет реальной идеологической позиции, соответственно и нет никакой прочной мотивации публично, рискуя, поддерживать местных пророссийских политиков, особенно в условиях начавшейся стрельбы. Но и нынешний Киев в этой ситуации не должен ожидать от него каких-либо симпатий.

В-третьих, у нынешних киевских властей есть очень конкретная и прагматическая задача, в соответствии с которой они и строят свою политическую линию. Необходимо провести легитимные президентские выборы 25 мая, надо чтобы в этих выборах приняло участие свыше 50 процентов украинского электората.  Поэтому и Яценюку, и Турчинову крайне невыгодны в настоящее время масштабные человеческие жертвы и эскалация силового противостояния, которые могут привести к срыву этих выборов. Поэтому и военные операции украинской армии во многих случаях носят ограниченный, даже символический характер.

Кроме того, чем больше будет убитых и раненых, тем меньше шансов на победу остается у Тимошенко и партии «Батькивщина», чьи представители сейчас управляют страной, и тем более вероятна победа Порошенко.

Странный характер нынешней так называемой антитеррористической кампании на Юго-Востоке обусловлен еще двумя серьезными обстоятельствами. С одной стороны, и украинская армия, и внутренние войска находятся в достаточно плачевном состоянии. С другой стороны, киевский режим вынужден действовать, чувствуя свою не полную легитимность.

В-четвертых, по мере развития украинского кризиса Запад оказывает все более масштабную помощь Киеву. Например, Международный валютный фонд принял решение о выделении Украине 18 миллиардов евро. Это означает, что нынешний режим особых финансовых проблем испытывать не будет.

В-пятых, Москва, судя по всему, сегодня вынуждена производить на ходу ревизию  своей стратегии. Еще две недели назад Кремль жестко настаивал на главном своем требовании – конституционной федерализации Украины. Фактически это означало бы конфедерализацию страны, при которой Юго-Восток становился бы протекторатом России. Но сегодня это требование федерализации фактически исчезло из политической повестки, именно из-за отсутствия массовой социальной поддержки.

Вряд ли лозунг «Даешь федерализацию!» может вдохновить миллионы украинцев  на какие-то активные, героические  действия.

С другой стороны, и западные санкции против России постепенно делают свое черное дело. Ведь фактически эти персональные санкции в нынешней ситуации стали своего рода формой оргоружия Запада против кремлевских группировок. Многие представители высшей политической элиты страны все более и более чувствуют себя некомфортно. Конечно, дело пока не дошло до прямого противостояния между властными группировками. Это еще предстоит. В это же время проблемы с российской стратегией в отношении Украины обостряются.

Продолжение роста напряженности в Украине, чреватый всякого рода непредсказуемыми политическими рисками, не самый лучший сценарий для Москвы.  Вводить войска, на чем настаивают такие безответственные деятели, как вожак эсеров С.Миронов, это оказаться в ловушке, которую исподволь выстраивают американцы. Между прочим, З.Бжезинский откровенно говорит, что долгосрочным стратегическим интересам США отвечало бы прямое военное вовлечение РФ в украинский кризис. Потому что это было бы надолго. Слава Богу, что у России, откровенно говоря, сил, достаточных для оккупации Юго-Востока, нет.

Тогда ключевой вопрос в следующем. Сможет ли Москва, не силовыми средствами, сорвать майские президентские выборы и дальнейшую легитимизацию прозападного режима в Киеве?  Во многом мы получим ответ на этот вопрос в результате  событий 8-10 мая.

Комментарии 0