Просвещение

Жизнь по Шариату или наказание по Шариату?

Бруней первым в Юго-Восточной Азии официально вводит в Уголовный кодекс нормы шариатского права. В мире уже звучат голоса, предостерегающие главу государства - султана Хассанала Болкиаха от поспешного решения. Что такое Шариат сегодня, и почему многие попытки установить его не имеют успеха, наш обозреватель Абдулла Ринат Мухаметов.

В Брунее закон вступит в силу, начиная с завтрашнего дня. «Сегодня я искренне верую, и я благодарен Всемогущему Аллаху за то, что завтра наступит первый этап введения шариатского права. За этим этапом последуют и другие», - заявил монарх.

С 1 мая выносить приговоры гражданам, в том числе и немусульманам, будут исламские суды. Тюремное заключение полагается за внебрачную беременность и употребление алкоголя. А через два года будет введена смертная казнь за супружескую измену, гомосексуализм, оскорбление Корана и Пророка Мухаммада (мир ему). 20% населения Брунея не являются мусульманами, а исповедуют буддизм, христианство и местные верования. В стране также проживают 30 тыс. наемных работников-филиппинцев (католики), много там и работников западных нефтяных компаний.

ООН высказалась против перечисленных поправок в Уголовный кодекс Брунея, «вводящих смертную казнь за такое большое число нарушений, что противоречит международному праву».

Развилка

Введение Шариата и вообще понимание роли и места Ислама в повседневной и государственно-политической жизни – это один из ключевых вопросов будущего мусульманской цивилизации. Тут можно выделить два подхода – «системный» и «несистемный». Принципиальная разница их в том, с чего начинать, как действовать и какой цели, в конце концов, планируется достигнуть. Упрощая, можно сказать, что, если поборники первого стремятся обеспечить жизнь по Шариату, то вторые – наказание по Шариату.

Не будем обвинять кого-то конкретно в «несистемном» подходе к Шариату, скажем лишь, что им в разной степени страдают многие общины и структуры – от афганского «Талибана» до сомалийского «Шабаба». Часто их усердие служит лишним поводом для мировых СМИ в дискредитации Ислама вообще.

Порой популярность идеи установления Шариата в массах используют в своих корыстных политических целях режимы и отдельные властители, весьма далекие от Ислама. Они идут на внедрение каких-то норм мусульманского права в целях укрепления своей власти, игнорируя при этом из Шариата все то, что может угрожать им лично. Это, своего рода, политические «редиски» - когда внешняя оболочка мало соответствует внутреннему содержанию.

За примера далеко ходить не надо – в некоторых нефтяных монархиях действуют отдельные нормы Шариата относительно внешнего вида людей в общественных местах, но при этом они поддерживают антиисламскую политику западных держав, сосредотачивают всю власть и ресурсы в руках нескольких кланов, т.е. у них царит самая что ни на есть проклинаемая Исламом коррупция и деспотизм. Более того, такие страны не озадачиваются порой даже налаживанием исламского беспроцентного банкинга, неплохо чувствуя себя в рамках ростовщической, откровенно говоря, экономики.

Но удачных примеров и другого подхода не так уж много. Его сторонники понимают Шариат как всеобъемлющую систему, построение которой требует высочайшей квалификации как в религиозных, так и нерелигиозных науках. По этому пути пытаются идти так называемые «умеренные исламисты» - от Турции, Египта, Малайзии до палестинцев и мусульман Европы.    

«Несистемный» подход

Когда слушаешь сторонников «несистемного» подхода, к сожалению, четкого, конкретного, понимания того, что есть в современных реалиях исламский политический порядок, каким должно быть исламское государство и т. д., не обнаруживаешь. Обычно разговор уходит в пространные моралистические рассуждения, суть которых сводится к отождествлению и практически ограничению исламского образа жизни и политики до применения норм шариатского права, причем в основном в уголовной сфере. Есть масса размытых идеологем, стереотипов, а зачастую откровенных мифов и банальной демагогии, но реальной политической стратегии, четкой программы решения конкретных проблем, разработанной платформы, не говоря уже о солидном опыте ее успешной реализации, практически мы сегодня не имеем.

После долгих рассуждений, в конце концов, выясняется, что исламское государство и Шариат, по словам многих сторонников «несистемного» подхода, - это что-то еще не совсем понятное, но там, где они есть, обязательно все молятся, в барах не подают алкоголь, по телевизору не показывают порнуху, все женщины ходят покрытые, а ворам отсекают руки. Политические, социальные, культурные, этнические и, главным образом, экономические проблемы при таком строе решаются, по их мнению, «по умолчанию», каким-то магическим образом. Короче, все, за некоторыми исключениями, сводится к религиозным проповедям и упованию на то, что сложные вопросы сами собой как-то рассосутся благодаря искренней вере.

В «несистемном» подходе введение шариатских норм в уголовное право рассматривается не как средство для решения каких-то проблем, а как самоцель. Они ценны сами по себе. Поэтому их нужно ввести прежде всего остального «здесь и сейчас» во что бы то ни стало.

Шариат – широкий и гибкий Закон Божий, дающий направления для действий человека в самых разных ситуациях, сводится к идее наказания за некоторые проступки. Последнее, собственно, как правило, и подразумевается «несистемщиками» под Шариатом.

Не трудно увидеть определенную степень утопичности в таком взгляде на серьезный кризис, который сегодня переживает исламский мир.

«Системный» подход

Его поборники обычно отсылают к фундаментальной основе исламской религии – к 5 базовым или, как еще говорят, универсальным целям (аль-макасид аль-куллийя) Шариата. Мусульманское право в общем ставит своей задачей реализацию полезного и выгодного для человека и избежание всего бесполезного и вредного. Иначе сказать, оно ставит своей целью реализацию законных и оправданных интересов человечества и каждого конкретного индивида, как говорится в книгах по мусульманскому праву.

Шариат преследует 5 основных целей, которые касаются не только мусульман, но и всех остальных людей: защита жизни, религии, имущества, чести и достоинства, разума (здравости рассудка). Это единогласно разделяется всеми учеными-богословами Ислама. Считается, что правление, соответствующее этим универсальным целям Шариата, которые были сформулированы много веков назад выдающимися улемами, «желательно», «правильно», «угодно» с точки зрения мусульманского права.

Именно на этих вещах должен базироваться исламский политический порядок, во имя достижение этих целей должно создаваться исламское государство и работать исламские политические партии и организации. Основываясь на кийясе (если точнее - общем кийясе, т. е. суждение по аналогии в самом широком смысле, исходя из общих предпосылок и логики Корана и Сунны) основные принципы Шариата расшифровываются по-своему в каждую конкретную эпоху, в зависимости от обстоятельств и условий.

Анализируя универсальные цели Шариата в нынешнем контексте, на выходе теоретики «системного» подхода получают достаточно четкую картину того, чего, собственно, и добивается Ислам в политическом плане. Говоря современным языком, шариатский порядок – это обеспечение безопасности людей; законности и нормального морально-нравственного климата в обществе; создание конкурентно способной экономики, обеспечивающей достойный уровень жизни граждан; бесплатное и качественное здравоохранение и образование; ликвидация неграмотности; защита всех видов законной собственности, искоренение коррупции, клановости и кумовства; поддержка и развитие науки и культуры и т. д.

Защита жизни – это обеспечение безопасности в самом широком смысле. Т. е. борьба с преступностью, терроризмом, коррупцией, всем, что угрожает жизни и безопасности людей, стабильности в обществе. Речь идет о создании и поддержании такого порядка, когда отношения между людьми будут основаны на четких и ясных принципах, на одинаковых для всех законах, а не на понятиях и постоянно меняющихся правилах игры для одних, и полной свободе действий и произвола – для других. Когда человека могут захватить и увезти в неизвестном направлении неизвестные сотрудники «правоохранительных» ведомств, ни о какой безопасности не может идти и речи.

К защите жизни также относится создание эффективной системы здравоохранения и обеспечение к ней равного и свободного доступа. Излишне даже говорить, что без должного медицинского обслуживания жизнь человека не может быть защищена.

Сюда же относится создание необходимых рабочих мест (без заработка невозможно обеспечить поддержание жизни) и условий для достойного досуга и отдыха; помощь немощным, нуждающимся и инвалидам; а также, например, такие вещи как защита окружающей среды; - словом, все то, что угрожает жизни человека и в чем для нормальной качественной жизни каждый нуждается.

Защита религии – это поддержание в обществе того духовно-нравственного климата, который соответствует исламским (а, соответственно, общечеловеческим) принципам. Помимо прочего, это включает в себя право на свободу вероисповедания, прямо закрепленную в Коране; создание всех необходимых условий для соблюдения религиозных норм.

Защита имущества включает в себя обеспечение права на владение и распоряжение собственностью, его преумножение всеми дозволенными способами, его применение на личное и общественное благо. Проще говоря, сегодня это означает создание высокотехнологичной конкурентно способной экономики. Здесь подразумевается и условия для возможности заработка и реализации своих способностей; обеспечение адекватной затраченным усилиям оплаты труда и проч.

Защита чести и достоинства – это формирование справедливого порядка, где уважается человеческая личность, ее запросы и интересы, созданы справедливые условия для реализации, самовыражения каждого члена общества. В том числе это предполагает защиту социальной справедливости и уважения прав каждого конкретного человека, а также искоренение такого положения вещей, где господствует клановость и кумовство, где бюрократы, силовики, бандиты и олигархи попирают жизненные интересы людей.

Защита разума (здравости рассудка) предполагает, если переводить на современный язык, прежде всего, обеспечение условий для получения всеми достойного образования, в том числе высшего. О ликвидации неграмотности, которая, к сожалению, до сих распространена в исламском мире, даже не говорим. Защита разума также предполагает обеспечение условий для развития науки, искусства, преумножения культурных благ и проч.

Другими словами, отмечают сторонники «системного» подхода, исламским является не тот режим, который себя таковым называет и который декларирует введение жестких наказаний за какие-то провинности, но тот, который реально обеспечивает решение основных задач мусульманского права. Тот режим можно охарактеризовать как шариатский в самом прямом смысле слова, который создал условия для нормальной жизни людей, т.е. жизни по Шариату в том смысле, как изложено выше.

Речь идет о развитой экономике, законности, социальной справедливости, искоренении коррупции во всех ее проявлениях. Исламский режим должен предоставить возможность людям получать достойное образование, создать эффективную и бесплатную систему здравоохранения. Он обязан защитить права и интересы каждого конкретного человека.

Борьба за исламское государство и Шариат таким образом у теоретиков «системного» подхода означает борьбу за правовое, социальное, демократическое (в исламском смысле, конечно, т.е. ограниченное нормами Корана и Сунны) государство с современной развитой экономикой.

Наказать или помиловать?

Отдельно, видимо, надо сказать о Шариате как основе законодательства. Обычно от наличия такого условия в государстве оно характеризуется как исламское или нет. Это самый непростой и наиболее острый вопрос.

Применение шариатских норм в тех или иных сферах права, кстати, встречается и в тех государствах, причем на официальном уровне, которые, мягко скажем, далеки от исламского идеала или же вообще так или иначе противостоят реализации исламского проекта, о чем говорилось ранее. Так что автоматически ставить знак равенства между исламским политическим порядком и судом по Шариату нельзя.

С другой стороны, большинство положений Шариата вполне согласуется с неисламскими системами права. Часть из них зачастую просто совпадает с тем, что оговорено в нешариатских кодексах, а другие мусульманские нормы вообще не лежат в плоскости регулирования тем или иным законодательством, а относятся к области морали. И те, и другие никакой проблемы не составляют, не о них речь.

Вопросы возникают только в связи с отдельными нормами шариатского уголовного права, которые подразумевают специфические жесткие наказания за отдельные, строго оговоренные, преступления (хадд), как, например, отсечение руки вору-рецидивисту. Это, собственно, и вызывает наибольшие споры.

Но хадд не находится в прямой зависимости с функционированием политической системы Ислама. Пример второго праведного халифа Умара (да будет доволен им Аллах), который отменил хадд за кражу в голодное время, тут хрестоматиен. Также после покорения Испании не применялось, в том числе сподвижниками Пророка (мир ему), телесное наказание за распитие спиртного в течение аж 80 лет. При этом никому и в голову не приходит обвинить того же Умара в упразднении исламского режима. 

Да, и если говорить в целом – мусульманская религия вообще стремиться достичь такого развития общества, когда отпадет сама необходимость применять хадд. Наличие данных наказаний является, прежде всего, средством предупреждения потенциальных преступников, а не лакмусовой бумажкой для проверки, насколько тот или иной режим исламский и шариатский или нет.

Согласно Шариату, хадд может применяться только в тех случаях, когда созданы соответствующие условия, когда человек может избежать тех преступлений, за которые он полагается. Иначе использование этих форм наказаний окажется в противоречии с исламским правом, будет не шариатским, а антишариатским. Грубо говоря, чтобы спросить с кого-то по Шариату и наказать его, первоначально надо создать условия жизни по Шариату, т. е. реализовать те самые пять задач.

Если человек имеет возможность заработать, реализоваться, обеспечить семью, дать детям хорошее образование, имеет доступ к качественному здравоохранению и т. д., вряд ли он пойдет воровать, зная при том, что за это еще можно лишиться руки. Красть в таких, подлинно шариатских условиях, будет только отъявленный преступник и тунеядец, который реально угрожает обществу и заслуживает серьезного наказания.

Умар отменил хадд во время голода именно по этим самым причинам. Шариат диктует необходимость создания людям условий для обеспечения себя пищей (т. е. вступает в силу один из базовых принципов Шариата, о которых мы говорили выше), а в условиях, когда это невозможно, уже нельзя карать человека по всей строгости. Исходя в том числе из этого, а также из примера самого Пророка (мир ему) и многих его сподвижников, правоведы прямо оговаривают необходимость отмены хадда и замены его другим, более мягким наказанием, при наличии любого обстоятельства, смягчающего преступление. Именно с этой целью они настаивают на детальном разборе и анализе каждого конкретного дела, в котором может быть применен хадд.

Также хадд отменяется при любом сомнении относительно его правомерности в каждом конкретном случае. Со ссылкой на Сунну, оговаривается, что лучше 99 раз ошибиться с наказанием, чем 1 раз неправильно применить хадд.

Сегодня же сложилось такое мнение, в том числе среди невежественных мусульман, что критерий исламского государства – это количество отсеченных рук и наказанных плетьми за распитие алкоголя лиц. Те или иные исламские организации, добиваясь власти, начинают порой именно с введения хадда. Причем за скобками иногда остаются даже другие сферы шариатского права (гражданские, деловые и проч.), о них как-то благополучно забывают.

Внедрение хадда, как говорит большинство богословов, является завершающим этапом в строительстве исламского общества и государства, но никак не первым делом. Таким образом, исламский режим, грубо говоря, это не тот, который начинается с отсечения кисти голодному крестьянину, разыскивающему деньги на лекарство для ребенка, а тот, где обеспечены достойный уровень жизни, уважение прав, законность и процветание.

Бином Брунея

Какой путь выбрал Бруней, сказать сложно, да и вряд ли возможно. Покажет время. Если введение Шариата в Уголовный кодекс - это рекламный трюк султана, то очень скоро это станет понятно. Богатое нефтяное государство лишь пополнит число других «редисок». Если же в нем, в конце концов, состоится успешная системная шариатизация, то Бруней сумеет решить цивилизационный «бином Ньютона» и, как бы это странно ни звучало, станет самым передовым мусульманским государством современного мира.

Комментарии 0