Общество

Проповедь как оружие политической борьбы

Когда шейх Халиф Масуд начинал проповедовать - в бедном каирском районе Имбаба в 2007 году – послушать его приходило около 250 человек. Сейчас на его пятничные проповеди стекается более трех тысяч, заполняя оба этажа мечети Аль-Мунтаза и окрестные переулки.

Его готовность говорить о важности демократических свобод привлекает  верующих со всего Каира и далеких пригородов.

Но в январе правительство постановило, что все имамы должны придерживаться санкционируемых еженедельно государством тем – касающихся, как правило, социальных проблем, таких как  беспризорные дети и наркомания – и избегать политики.

Власти контролируют проповеди шейха Масуда, следят за его страницей в Facebook и за всеми политическими комментариями в интернете.  С тех пор, как военные свергли прошлым летом  исламское правительство, его дважды отстраняли от чтения пятничных проповедей, и запретили появляться на телевидении.

«Они хотят использовать религию как анестезию, чтобы  успокоить людей. И для реализации этой идеи привлекают имамов», – говорит Масуд, защитивший докторскую диссертацию в  Аль-Азхаре.

Пятничная проповедь остаются самым, пожалуй, мощным средством воздействия в мусульманском мире, и давно уже используются, чтобы информировать, вдохновлять и мобилизовать общественность. Во время восстания в Египте 2011 года крупнейшие акции протеста начинались после пятничной молитвы. «Братья-мусульмане» до переворота тоже часто использовали  мечети, чтобы  сплотить сторонников.

Временное правительство утверждает, что его вмешательство крайне важно для стабилизации ситуации в стране. Но многие египтяне  воспринимают эти  действия как кампанию по «зачистке» мечетей от  исламской политики, к которой, чтобы заставить замолчать недовольных  и направить в нужное русло общественное мнение, привлекаются наиболее уважаемые в Египте религиозные учреждения – Аль-Азхар, управляющее религиозными делами министерство вакфов, и мечети.

С прошлого лета министерство вакфов уволило 12 тысяч проповедников, набрав вместо них 17 тысяч новых.  Чиновники утверждают, что избавляются таким образом от неквалифицированных имамов.

Все новые сотрудники досконально знают Коран, и обладают дипломами Аль-Азхара, утверждают в министерстве, умалчивая при этом, что  дипломы получены на инженерном или медицинском факультете.

Политический контроль за мечетями – явление для Египта далеко не новое, но нынешние власти далеко превзошли в этом всех своих предшественников, говорит сотрудник каирской организации Египетская инициатива за личные права Амр Иззат.

«Сейчас все важные государственные институты, такие как судебная система и полиция, на их стороне», – цитирует его Christian Science Monitor.

Таким образом, у египетских мусульман не остается особого выбора: одни молятся дома, протестуя против назначенных властями и поддерживающих переворот имамов, другие считают своей обязанностью прийти в мечеть, что бы там ни говорили на проповеди.

Халиф Масуд, которого власти уже дважды отстраняли от чтения проповедей  в мечети, опасается, что правительственные ограничения посеют среди египтян разочарование в демократии, и могут подтолкнуть кого-то к радикальным идеям.

Но шейх приспособился даже в санкционированных правительством проповедях передавать глубокие мысли – через хадисы и истории из Корана.

«Слава Аллаху, люди, которые обычно приходят сюда,  отличаются высокой моралью и наличием исламского образования, – говорит он. – Даже если я говорю метафорами,  они прекрасно понимают, что именно я имею в виду».

Комментарии 0