Среда обитания

О чем говорят в каждом доме Палестины

Книга «Палестина. Сопротивление», наконец-то, появилась в России. Она была подписана в печать на излете 2013 – в год, когда Сектор Газа с его двумя миллионами жителей окончательно отрезали от внешнего мира. Даже для гуманитарных миссий. Сектор изолировали от медицинских препаратов, от милосердия и продовольствия. Израильские и египетские вертухаи сделали все, чтобы мир не слышал боль и унижения палестинского народа. Но теперь у нас есть эта книга, в которой можно увидеть и услышать людей, заключенных в самой большой тюрьме в мире – гордых борцов, просоленных рыбаков, многодетных мам, студентов университетов Газы… И, читая эту книгу, понимаешь, что невозможно сломить этот народ и сделать нас молчаливыми подельниками этого преступления.

Это было что-то невероятное. Мимо, объезжая воронки, по дороге ехал свадебный… кортеж. Для ада, в который мы попали, это зрелище выглядело полным сюрром. «Любая свадьба в Газе – это, прежде всего,  политический акт», – прокомментировала увиденное журналист Надежда Кеворкова.

Она в том,  2011-ом  году, как гид вела нас по завалам Сектора, с болью и рыданьями оживавшего от «гуманизма» операции, с поэтическим названием «Литой свинец». (Ну, вот такой склад ума у вертухаев Палестины. Наверно, операцию в крематории они назвали бы столь же возвышенно – «Бенгальские огоньки»). В тот момент слова Нади мы восприняли, как эпатаж. Свадьба не может быть  политической  акцией, поскольку это акция любви.

Но мы тогда мало знали об этой земле. Это был наш первый  день в палестинской Газе. Потом мы  убедились, что даже смех ребенка  тут политическая акция.

…Кто сказал, что бессмертие было дано человечеству  в наказание? Для Газы  это  единственный способ существования. На каждую смерть отвечать   свадьбой и рождением.

О бессмертии Палестины книга Надежды Кеворковой, написанная именно для России, где информационная блокада о событиях в  Газе привела к почти полному непониманию происходящих там  событий. Поэтому для  многих  агрессор стал жертвой. И наоборот.

Надежда исколесила всю Палестину, зашла в каждый дом. Она с медицинской точностью воспроизвела  чистые голоса простых крестьян,  политиков всевозможных рангов, солдат невидимого фронта из бригад Иззадин-аль-Кассама – всех свидетелей и участников многолетней борьбы за жизнь, за землю, за любовь к своей Родине…

Честно говоря, и нас, сотрудников фонда «Солидарность», привела в Газу именно Надина история палестинского народа, изложенная ею в репортажах и очерках про бессмертный  Сектор.

Возьмите книгу в руки, и вы услышите, что сама Палестина говорит с вами. Без переводчиков, умеющих все переворачивать  с ног на голову… Читать будет больно и стыдно. Как всякому человеку, у которого под окном убивают людей, а он в это время смотрит телевизор.

Земля

«Старые и высокие деревья приказывают срубить.
Можно разводить только низкорослые культуры.
Сараи приказывают убрать – или их разбомбят.
Опасно работать в поле – могут выстрелить в любое время.
За семь месяцев у нас убили семерых соседей.
Они приехали на танках, уничтожили систему ирригации.
Безо всякой причины. Утром тоже стреляли. Четыре дня подряд стреляют по нашему дому».

Это говорит 23-летний фермер из Газы Сафат, чья земля расположена на границе с Израилем.

Читайте, пока у вас не устанет сердце.

Вода

«Со мной был 12-летний ребенок. Я получил множество ранений. Мы час ждали «Скорую помощь». В израильских новостях нас – меня и ребенка, назвали стрелками-террористами. Но почему-то из палестинского госпиталя Шифа меня перевезли в Израиль в госпиталь Охлоф, хотя террористов они не возят. У меня были очень тяжелые ранения – я пролежал там 60 дней. Министерство здравоохранения в Рамалле заплатило за операцию 40 тысяч долларов, а Израиль ничего не заплатил. Я подал в суд, пока нет ответа. Одной рукой рыбачить теперь невозможно. Лодку мою разбили – мне ее цену не компенсировали, а это ремонт на 10 тысяч долларов. У меня таких денег нет».

Несчастье с 30-летним Сами Иоге  случилось, когда он ловил рыбу у берегов Газы – его лодку атаковали израильские военные.

Небо

«Газа-сити древний город, почти на 2000 лет старше Иерусалима. Когда по его сопротивляющимся улицам прошел Александр Македонский, этот город уже утопал в пыли веков. С тех пор веков и пыли только прибавилось.

В центре Газа-сити есть средневековой квартал с извилистыми улочками. Тут и расположен храм святого Порфирия, первого местного епископа.

Крест храма виден издалека. И любой человек с удовольствием укажет, как быстрее к нему пройти.

Итальянец Фернандо Росси, побывавший в Газе с корабликом «Флотилии свободы» в 2008 году, рассказал мне, что первым человеком, обнявшим его, был православный священник. Вместе с другими палестинцами, своими прихожанами, он выплыл на лодке в открытое море приветствовать тех, кому удалось прорвать блокаду.

Сенатор Росси онемел тогда, потому что меньше всего  он ожидал увидеть в Газе священника, тем более православного, да еще в черной рясе и с крестом. В отличии от просвещенной Европы христианам в Палестине не нужно прятать кресты».

Люди

«Я была беременна, на первых месяцах. Все виды пыток  прошла – в течение 66 дней меня пытали в помещении под землей. И на детском стульчике заставляли  сидеть, и в ледяном карцере. Я рожала со связанными руками и ногами. Они сделали мне кесарево сечение – не потому, что это требовалось по медицинским показаниям, а просто  из ненависти. Ребенка мне оставили, но обращались с ним, как с заключенным – ему ничего не давали, ни молока, ни памперсов. А если привозили, то просроченное. Во время родов и после меня оставили в камере, без человеческих условий. Мне было запрещено выходить на улицу. Парацетамол – вот все, что давали мне и моему ребенку от всех болезней».

22-летнюю Самар Исбех заключили в израильскую тюрьму за участие в студенческой демонстрации. Через три месяца после свадьбы.

…Это Газа говорит с вами.
Она блокирована с земли, моря, неба.
Но ее невозможно заблокировать  от наших сердец.
Благодаря книге Нади, ее боль теперь дойдет до каждого, кто умеет слушать.
И неправда, что мы ничего не сможем сделать для Палестины.
Хотя это лучшее оправдание, для тех, кто глух и нем.

Комментарии 0