Среда обитания

Как «борьба с терроризмом» в Египте превращается в террор

В Египте судебный процесс над свергнутым военной хунтой президентом Мухаммедом Мурси так и не смог продолжится. КАВПОЛИТ внимательно наблюдает за развитием трагической истории 528 узников режима, которые по приказу генерала ас-Сиси в одночасье (в буквальном смысле этого слова) были приговорены к смерти за вымышленные преступления, а на деле стали жертвами неприкрытой ничем расправы как инакомыслящие.

Сколько человек может прожить без еды? В среднем не более двух месяцев. Однако в книге рекордов Гиннеса зарегистрирован случай, когда женщина в Африке прожила без еды 102 дня.

Осужденному на смерть египетскому журналисту Абдулле Аш-Шами осталось выдержать 9 дней, чтобы побить этот рекорд.

Сегодня пошел 93-ой день его голодовки против приговора к повешению 528 египтян, якобы причастных к штурму отделения полиции и убийству офицера в городе Матаи к югу от Каира, а также помощи движению «Братья-мусульмане».

«Меня зовут Абдулла Аш-Шами. Четверть века я провел в этом мире и 8 месяцев из них я заперт в четырех стенах. Один день сменяет другой, а на смену другому приходит третий. Там, где я нахожусь, нет завтра.

 

Гехад и Абдулла аш-Шами

Прошло 80 дней с начала моей голодовки, и она продолжится, пока мое требование свободы не будет выполнено. Моя история не единственная. Эта история каждого человека свободного духом. Я защищаю право, гарантированное нам каждым законом и декларацией.

Скоро дверь в моей камере распахнется. И я смогу покинуть ее безо всяких препятствий. Я выйду с гордо поднятой головой и несломленной волей. Я не преступник. Я журналист, а это не преступление», – написал Абдулла на 80-й день голодовки. 

Несмотря на отказ от пищи в течение более 3 месяцев, он сохранил твердость духа и здравый рассудок. Вот  как он описывает свои будни в каирской тюрьме Тора.

«Общество в тюрьме не отличается от общества на свободе. Хотя мы находимся в одной камере 16 человек на 12 кв. м., отношение к заключенным отличается в зависимости от того, политический он или уголовник. Ожидающие суда  носят белую спецодежду, осужденные – синюю, приговоренные к смерти – красную. Политических здесь пол тюрьмы. Они были задержаны на разных акциях протеста.

Раз в неделю нам разрешают посещения. Заключенные выстраиваются в очередь, чтобы за еду или сигареты помочь родственникам донести передачки. Я почти не выхожу их камеры. На это у меня уже нет сил. Большую часть времени я провожу в разговорах с друзьями, которыми обзавелся в тюрьме. Мое тело уже адаптировалось к отсутствию пищи и может переносить его, несмотря на постоянный вид еды. Я не намереваюсь прекращать голодовку, пока не буду освобожден. 

Охранники часто разговаривают со мной и сочувствуют моему положению. Они жалуются на свою беспомощность перед лицом системы и проклинают свою работу, которой занимаются лишь ради денег.

Я записываю людские истории со всего Египта: истории несправедливости, которая коснулась каждого без исключения. Я чувствую свою ответственность за то, чтобы эти истории были услышаны. Я пью лишь немного воды, чтобы поддержать свою жизнь. Если смерть ожидает меня впереди, то я сам выбрал свою судьбу и я не жалею», – написал он 16 апреля в письме своему брату Мусабу Аш-Шами.

Мухаммед Султан 

Голодовку журналиста Аль- Джазиры поддерживает его супруга Гехад, которая не принимает пищу 45 дней, и арестованный за поддержку Мурси сын каирского профессора Мухаммед Султан. Он отказывается от еды уже 87 дней.

Его отец, исламский ученый Салах Султан, который сам отбывает срок за мыслепреступление в Египте, взывает ко всем: политикам, общественным деятелям, правозащитникам и ученым с просьбой вступиться за его умирающего от голода сына.

«Во имя Единого Бога, Милостивого и Милосердного. Это мольба отца за его сына. Я умоляю представителей элиты и интеллигенции, и просто каждого человека с добрым сердцем. Мой сын Мухаммед голодает с 26 января. Он потерял 45 кг своего веса и постоянно падает в обмороки. Он очень худой и слабый. Все это он делает, требуя освобождения из тюрьмы, куда он был несправедливо заключен после участия в протестах на площади Рабия 1 августа 2013 года.

В ходе разгона демонстрации Мухаммед был ранен и доставлен в больницу, где ему сделали операцию и поставили в простреленную руку 4 стержня. В ночь после операции его отправили в тюрьму.

Когда рука зажила, стержни удалили без анестезии. От боли он потерял сознание, и врачи не оказывали ему помощь 17 часов. 26 января Мухаммед начал голодовку против избиений и издевательств над ним в тюрьме.

Долгое время мне отказывали в свидании с сыном. Первое свидание разрешили только тогда, когда над его жизнью реально нависла угроза. Меня попросили отговорить его от продолжения голодовки.

Это мольба ко всему свободному миру от отца, чей сын погибает у него на глазах. Он предпочитает принять эту мученическую смерть, нежели жить в угнетении. Это мольба осужденного за убеждения доктора Салаха Султана, профессора исламского права в Университете Каира, бывшего ректора Американского Исламского Колледжа и члена совета по фикху Северной Америки, Европы и Индии». 

Демократы не помогают своим сторонникам

Взывать, просить, умолять о помощи. Это все, что осталось родственникам приговоренных.

На днях супруга заключенного Халида Аль-Каззаза обратилась за помощью к правительству Канады, где у ее мужа был вид на жительство. Но в консульской поддержке ему как негражданину пока отказали.

Третьего июля прошлого года у жителя Каира Халида Каззаза был день рождения. Его жена Сара Аттиа и четверо детей планировали семейное торжество для своего отца и мужа. Но праздник окончился в слезах. Халид не пришел домой. Он был задержан вместе с сотнями других сторонников Мурси в ходе государственного переворота.

Осенью был арестован и отец Халида, 70-летний старик больной диабетом и гипертонией.

Сейчас Халид Аль-Каззаз находится в тюрьме Тора, в одиночной камере без окон.

«Два месяца я вообще ничего не знала о своем муже. Мне периодически звонили неизвестные и говорили, что он жив. Только когда правозищитники подняли шум по поводу его ареста, меня пустили на свидание. Выглядел он ужасно. У Халида отнялась левая рука. Уже 9 месяцев он не может покидать одиночную камеру 2 на 2.5 метра с неисправным туалетом, наводненную тараканами. Нам разрешают приносить ему продукты, но отказались взять матрас и подушку», – рассказывает Сара Аттиа.

Халид и Сара познакомились и поженились в Торонто в 2004, где вместе учились на химическом факультете в колледже. Год спустя они вернулись в Египет. 

По словам жены, Халид Каззаз всегда был идеалистом.

С началом протестов на площади Тахрир он поддержал «Братьев-мусульман» и активно помогал их партии, хотя не являлся ее членом. Даже младшую дочь, рожденную в 2011, супруги назвали Тахрир.

Несколько дней назад Сара Аттиа, которая возглавляла школу иностранных языков  в Каире, уехала из Египта в Канаду. Она говорит, что каждый день опасалась за безопасность семьи, поэтому была вынуждена принять это трудное решение.

Она заявляет, что теперь будет бороться за спасение своего мужа и невинно осужденных египтян в Канаде. Прося о помощи канадских либеральных политиков, женщина отчаянно пытается убедить их в том, что разделяет демократические ценности, что именно их она пыталась привить детям на занятиях в своей школе. Но пока безуспешно, политики молчат. Наверное потому, что они никогда не пойдут защищать демократию до тех пор, пока это не сулит им выгоды.

Траур по живым

В отличие от бежавшей в Канаду Сары Аттиа, супруга приговоренного к смерти имама городка Матаи Ахмеда Аль-Корани боится кому-то жаловаться и просить о поддержке.

Хана Гамаль говорит, что после приговора, вынесенного каждому сотому жителю их маленького города,  люди боятся вымолвить лишнее слово и ходят в черном в знак скорби по своим пока еще живым соседям. Люди не рискуют выступать против властей, лишь пишут на стенах граффити с жесткими словами в их адрес.

Но власть имущие боятся  своего народа не меньше. По словам Гамаль, руководители провинции Минья превратили свои резиденции в укрепленные крепости.

Муж Ханы Гамаль был уважаемым в Матаи имамом, выпускником престижного Университета Аль-Азхар. Он был арестован в сентябре и спустя несколько месяцев отпущен под залог. После чего вернулся к своей работе имама в мечети. О том, что его приговорили к смерти, он услышал по телевизору. После чего вынужден был оставить свою жену и пятерых детей и податься в бега.

Хана Гамаль, жена шейха аль-Корани

Смертный приговор осудила даже вдова погибшего полицейского Магда Аббас. Она сказала, что максимум двое могут быть причастны к его убийству, и они оба находятся в бегах. А заключенные к нему не причастны. 

Народы борются, правительства молчат

Пока  невиновные люди ожидают казни в нечеловеческих условиях в тюрьме или скитаются по миру, спасая свои жизни, цивилизованный мир проявляет мало сочувствия к их судьбе. А они именно невиновны потому, что в течение одного часа, который занял судебный процесс, невозможно рассмотреть дела 528 человек.

Их положение пытаются облегчить правозащитники, журналисты, как могут, вступаются за своих коллег, мусульмане Турции и США проводят  митинги в их поддержку, простые египтяне требуют их свободы, не взирая на пули и слезоточивый газ, но правительства так называемых демократических стран молчат.

Единственным государственным лидером, который хотя бы словами поддержал осужденных, стал Эрдоган.

Обращаясь к Западу он заявил: "В прошлом году в Египте произошел военный переворот. Военные на глазах всего мира убили и ранили несколько тысяч митингующих... Теперь в Египте собираются казнить 528 человек. И где же Европа, в которой смертная казнь запрещена? Почему вас не слышно?

Когда в Турции происходили события, связанные с Твиттером, весь мир поднялся на ноги.

А сейчас готовятся убить 528 человек. Почему вы не говорите про это? Человеческая жизнь такая дешевая для вас?

До тех пор, пока вы не будете уважать демократию и права человека, мы вас так же не будем уважать".

Напомним, что после военного переворота в Египте в августе 2013 года по стране прокатилась волна репрессий против сторонников свергнутого президента Мурси. Его партия «Братья-мусульмане», победившая на демократических выборах, была объявлена «террористической», а сочувствующие ей стали подвергаться арестам и убийствам.

Кульминацией репрессий стал судебный процесс 24 марта, в ходе которого всего за 1 час к смертной казни через повешение были приговорены 528 человек, в основном из интеллигентной среды.  28 апреля тот же судья вынесет приговор по другому делу «Братьев-мусульман», обвиняемыми по которому проходят уже 683 человека.

Комментарии 0