Среда обитания

О прошлом ни слова, о настоящем – указ

Президент России Владимир Путин подписал указ о реабилитации народов Крыма, пострадавших во время сталинских репрессий. В России существует аналогичный закон, принятый более 20 лет назад. Крымские татары, оказавшиеся, гражданами Украины, под действие закона не попали. При этом документ оказался куцым, недоработанным, противоречивым. Камень преткновения, который породил множество проблем – территориальная реабилитация. Об этом в материале Тимура Измайлова.

Путин, подписав этот указ, обрадовал не только жителей Крыма, но и чеченцев, ингушей, карачаевцев и других, испытавших на себе весь ужас сталинских репрессии. У них появилась надежда, что теперь-то будет в полной мере реализован, как его называют  «самый гуманный закон за всю историю России» – Закон  №1107-1  «О реабилитации репрессированных народов».

Однако радость может быть преждевременной. Отечественная история нас приучила к тому, что написанное на бумаге ещё не означает его практической реализации.

Хочешь мира – готовься к войне 

«Ас саламу алейкум, ингуши!». С этих слов начал свою речь на митинге Борис Ельцин, приехавший осенью  1990 года вместе с Галиной Старовойтовой в Ингушетию. Он много говорил о трагической судьбе ингушского народа, пережившего депортацию 1944 года о том, что справедливость должна восторжествовать и т.д. А через два года, после принятия закона о реабилитации репрессированных народов, который был обещан Ельциным на митинге в Назрани, вспыхнул осетино-ингушский конфликт.

Одной из причин конфликта явился именно этот закон, а если говорить точнее, статьи 3 и 6, согласно которым репрессированные народы могли претендовать на территориальную реабилитацию. В итоге 70 тысяч ингушей были изгнаны из своих домов.  Верховный совет России, принимавший этот документ больше из желания привлечь на свою сторону симпатии пострадавших от советской власти народов в своем противостоянии с союзным руководством, не сильно заботился о том, чтобы продумать и довести его до ума.

В итоге реабилитация свелась к тому, что пережившие ссылку получили льготы на оплату коммунальных услуг и смешную компенсацию за утерянное во время выселение имущество в размере 10 тысяч рублей… Это цена трагедии и унижения.

Каждый год в республиках, где компактно живут пережившие ссылку 1944 года народы, собираются общественники, местная интеллигенция, правозащитники и требуют воплотить этот закон в жизнь. Но, увы, государство не слышит этих призывов. Несколько лет назад ингушская общественная организация «Ахки-Юрт» подала в суд на правительство России, требуя от него выполнения этого закона. Им удалось даже выиграть дело в Сунженском районном суде республики Ингушетия, но Верховный суд России отменил это решение.

 Думали это весна, а это оттепель

Справедливости ради стоит отметить, что и в СССР 16 июля 1956 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «О снятии ограничений по спецпоселению с чеченцев и ингушей, карачаевцев и членов их семей, выселенных в период Великой отечественной войны». Но при этом было сказано, что снятие ограничений «не влечет за собой возвращение им имущества», что спецпереселенцы «не имеют права возвращаться в места, откуда были переселены». Хоть это и была половинчатая мера, но по тем временам она рассматривалась как настоящий демократический прорыв, разрыв с чудовищным прошлым. Новая власть старалась вычеркнуть ужасные годы сталинизма из хода «нового времени». Отчасти это получилось.

Но, несмотря на все запреты, горцы всеми правдами и неправдами возвращались на Северный Кавказ. Встречали их в родных краях, мягко говоря, неласково, были погромы, убийства. Вплоть до развала СССР многие не могли даже прописаться в своих домах, которые они выкупали за огромные деньги у новых «хозяев». Им они достались, кстати, совершенно бесплатно.  А власть самоустранялась от решения этой проблемы.

Новые граждане «репрессированные»

Крымские татары, оказавшиеся теперь в России, автоматически попадают под закон «О мерах социальной поддержки реабилитированных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий». Но в Кремле посчитали, что новому региону нужен дополнительный юридический  акт. Скорее, это больше символический жест доброй воли со стороны Москвы. Ведь Киев до последнего не считал нужным признавать проблемы крымских татар.

В современных условиях, если начать возвращать им утраченное имущество, необходимо будет  решать отдельно ситуацию по каждому дому, саду и земельному участку. В России есть прецедент, когда чеченцы-акинцы были частично возвращены в свои села, но этот процесс занял почти 20 лет, при том, что со стороны властей Дагестана была оказана всемерная поддержка.

Сейчас трудно сказать, как отнесется к идее вернуть крымским татарам их собственность новое руководство Крыма. А если говорить об установленной  законам компенсации в десять тысяч рублей (все же стоит надеяться, что она будет индексирована), то и она  тоже ложится на плечи местного бюджета.

И самый главный вопрос – что будет с теми крымскими татарами, которые до сих пор живут в Средней Азии, предусмотрено ли возвращение этих людей на историческую родину, если они пожелают вернуться.

Комментарии 0