Среда обитания

Крым в составе России: без банков и воды, но в эйфории

Месяц спустя после референдума о присоединении Крыма к России полуостров продолжает находиться в легкой эйфории, стоит в очередях в отделения банков и предвкушает нашествие миллионов российских туристов.

Опустевший ряд кабинок для сотрудников паспортного контроля в международном аэропорту Симферополя с первой же минуты пребывания в Крыму напоминает о новом статусе полуострова. С трапа самолета, через пустынный зал прилетов и сразу на улицу - Россия считает эту территорию своей, так что никаких штампов ставить не надо.

Симферополь хочет по-прежнему принимать и международные рейсы, но не может: воздушное пространство Крыма для иностранных авиакомпаний закрыто.

Выход Крыма из состава Украины и вступление в Россию (на Украине это называют оккупацией, в остальном мире - аннексией) уже заметно сказались на жизни крымчан, хотя большинство вывесок в крымских городах по-прежнему на украинском языке, а в магазинах люди преимущественно расплачиваются украинскими гривнами. Украинскую мову, правда, в толпе почти не слышно - только русскую речь, но этим Симферополь не слишком отличался от Киева и раньше.

Приезжему человеку - такому как я - в глаза бросается лишь огромное количество разнообразных военных на улице: с оружием и без, люди в камуфляже и с невразумительными знаками отличия дежурят на постах милиции, бродят стайками, стоят цепочками у административных зданий и просто сидят в кафе и на лавочках.

Местная жительница Лиза Богуцкая объясняет мне, что среди "зеленых человечков" следует различать российских военных, крымскую милицию и силы самообороны.

"Раньше у нас были посты ГАИ: стоят парой, палочкой машут, раздевают всех на 200 гривен (менее 20 долларов по нынешнему курсу) - к этому все привыкли, - рассказывает Лиза. - Сейчас ситуация иная. Вместе с ними стоит два автоматчика в зеленой форме. И сначала подходит автоматчик и дулом в рожу тебе. Уже неприятный момент. И они ведут себя невообразимо нагло. Именно военные".

Позже исполняющий обязанности главы Крыма Сергей Аксенов заверил меня, что российские военные давно уже не патрулируют Крым, а силы самообороны, наоборот, патрулируют, но исключительно без оружия. Тем не менее, людей с автоматами на курортном полуострове до сих пор полно - это факт.

Русский патриот Украины

Лиза Богуцкая

Богуцкая не скрывает своего неприятия того, что с февраля происходит на полуострове.

"Я вообще сама русская, но патриот Украины", - заявляет Лиза, рассказывая, как едва ли не первой в Крыму пошла в управление Федеральной миграционной службы оформлять отказ от российского гражданства.

"У нас сразу возникли вопросы - что с нами будет после того, как мы сохраним украинское гражданство. Мы понимали, что пострадает наша недвижимость, будет страдать наш бизнес, наша жизнь от этого пострадает", - говорит Лиза о своих опасениях, которые, справедливости ради, пока в жизнь не воплотились.

Богуцкая занимается дизайном интерьеров и уверена в том, что заказов у нее будет с избытком и "при российской власти", но не уверена, дадут ли ей, как иностранке, владеть арт-галереей, которую она - если бы не известные события - открыла бы уже к лету.

В результате ей выдали справку - обычный распечатанный на принтере листок формата А4 без каких-либо водяных знаков, печатей и штампов - о том, что ее заявление принято. По словам сотрудников ФМС, на основании этой справки ей потом сделают вид на жительство, а пока что она должна будет каждые 90 дней выезжать из Крыма, где она родилась и выросла, и заезжать обратно со свежей отметкой о пересечении госграницы.

Очередь за отказом

Вместе с Лизой мы подходим к отделению ФМС на улице Франко в Симферополе. У крыльца здания две лестницы: на левой выстроилась очередь из желающих оставить себе украинское гражданство, справа - ожидающие выдачи российских паспортов. Всего несколько десятков человек, но когда я нахожу в толпе женщин-активисток, ведущих списки очередников, оказывается, что в левую очередь можно записаться лишь 1077-м, а в правую - 1280-м.

Паспорта Украины и России

Многие крымчане отказываются от российского паспорта, чтобы не потерять украинский

В день внутрь здания успевают попасть несколько десятков человек. Правда, Лиза оперативно выясняет по телефону, что в Бахчисарае и Саки в этот день людям удалось сдать документы без особых проблем, и тут же призывает собравшихся на Франко ехать туда, а не ждать своей очереди несколько дней в Симферополе.

Официально был определен срок до 18 апреля, когда крымчане могли отказаться от российского гражданства, которым - по договору между Крымом и Россией - они наделялись автоматически.

"Я предполагаю, что меньше 1% отказались от российского гражданства в силу того, что было всего три пункта [приема документов] задействовано. Хотя стоит в очередях очень много народу", - резюмирует Лиза.

Она вместе с единомышленниками даже собиралась писать петицию Владимиру Путину с просьбой продлить срок оформления. Однако новый крымский лидер Сергей Аксенов в пятницу и без петиций президенту пообещал, что если желающие будут (а судя по очередям, их много), то "отказников" продолжат оформлять и после 18 числа.

Русский город

В Севастополе - а он всегда был городом с особым статусом и особым населением - атмосфера отличается от симферопольской. По всему полуострову до сих пор висят устаревшие билборды с призывом приходить на референдум 16 марта, но в Севастополе их больше и их содержание радикальнее.

Здесь еще можно встретить часто упоминавшийся СМИ плакат "Фашизм не пройдет" с изображением Украины, закрашенной свастиками.

Повсюду люди с георгиевскими ленточками (для местных участников самообороны они, кажется, и вовсе обязательный атрибут формы).

Среди обычных прохожих вряд ли можно встретить хоть одного противника присоединения Крыма к Украине, более того - многие севастопольцы, с которыми я говорил, первым делом рассказывали, как они сами помогали силам самообороны во время февральских событий: устраивали дежурства на блокпостах у въездов в город, патрулировали улицы или подвозили провиант бойцам.

Один из моих собеседников, Андрей, россиянин и бывший сотрудник МЧС, приехал в Севастополь в феврале помогать "отвоевывать" Крым, да так и остался здесь.

"Нужно время на изменения. Я знаю точно, что у нас многие заводы получили заказы, что появилась работа. Мне говорили, звонили, хвастались, что вот, расширяем кадры, нужна еще тысяча человек."

Виктория, сотрудница фотоателье.

"В Севастополе живут больше 40 тысяч отставных офицеров русского Черноморского флота. Это четыре-пять дивизий. Каждый из них готов встать на защиту Севастополя и Крыма. Это и есть самооборона. Да к нам только сунься!" - восклицает Андрей.

Сотрудница фотоателье Виктория (тоже помогавшая, как она говорит, "нашим мальчикам из самообороны") подтверждает: весь город по-прежнему пребывает в эйфории, за это севастопольцы готовы терпеть временные бытовые проблемы.

"Нужно время на изменения. Я знаю точно, что у нас многие заводы получили заказы, что появилась работа. Мне говорили, звонили, хвастались, что вот, расширяем кадры, нужна еще тысяча человек. Это очень хороший плюс, большой и приятный", - рассказывает Виктория, но признает: по сравнению с уровнем жизни в России Крым "просто нереально отстает".

Власти - и местные, и федеральные - продолжают сыпать обещаниями. Президент Путин, отвечавший на вопросы россиян 17 апреля, почти четверть своего четырехчасового эфира посвятил ситуации в Крыму: пенсионерам пообещал российские (то есть большие по крымским меркам) пенсии, бюджетникам - соответствующие зарплаты, а молодым мамам вдобавок к российскому материнскому капиталу все социальные выплаты, полагавшиеся им по украинскому законодательству.

Но в реальности за месяц после референдума в Крыму пока произошло только одно - пенсии начали выплачивать в рублях.

Впрочем, в пятницу, на следующий день после "прямой линии" с Путиным, в Крыму внезапно подешевел бензин - был от 14 до 15 гривен за литр 92-го, а стал в среднем 13,5 гривен. Местные таксисты утверждают, что до этого топливо лишь постоянно дорожало, а вскоре и сам губернатор Крыма Сергей Аксенов подтвердил, что падение цен не было случайным.

На пресс-конференции в Симферополе он рассказал о том, что его правительство "ведет работу" с владельцами бензоколонок и следит за тем, чтобы российские нефтепродукты, которые уже начали завозиться на полуостров, не оказывались на розничном рынке по более высоким, "украинским" ценам. Тем не менее, пока в Крыму бензин стоит почти на десять рублей дороже, чем в Москве.

Мясной подсчет

Татарин Ибрагим, молодой парень лет тридцати, разрубает топором кусок говядины и выкладывает товар на прилавок своей крошечной мясной лавки на окраине Симферополя. Его мелкий бизнес идет хорошо, хотя в связи с последними изменениями государственной принадлежности Крыма упростился по максимуму.

Один день - одна коровья туша, которую ему пока еще привозят с материковой Украины. Больше ему на рынке у "Западной автостанции" не продать. Стоимость поставок с Украины постоянно растет, гривна обесценивается, а рублевый ценник на прилавке Ибрагиму приходится выставлять по совершенно невыгодному для него официальному коэффициенту пересчета гривен в рубли, который сейчас равен 2,8 - хотя в местных обменниках гривну продают за 3-3,5 рубля.

"Закупка мяса стала дороже, и не всегда его можно провезти сюда. Поставщикам сейчас тяжелее привезти мне мясо. Они раньше привозили по 150-200 голов, а сейчас по 70 голов - не могут провезти много мяса, да и ценник большой. И плюс если сейчас будет граница, то придется растамаживать товар - и еще дороже станет", - говорит он.

"Вот сейчас мясо за два дня выросло на 10 гривен, - продолжает Ибрагим. - И покупатели приходят, которые всегда брали у меня мякоть - сейчас мякоть уже не могут себе позволить. Они берут уже что подешевле. Весь товар не уходит, тяжелее стало его сбыть - ценник дорогой".

Как и абсолютное большинство крымских татар, Ибрагим не участвовал в референдуме месяц назад, однако теперь, оказавшись в новых реалиях - и приняв их как данность, - он спешит как можно быстрее к ним приспособиться. Он давно сдал документы на получение российского паспорта, тот уже готов, и Ибрагим лишь сетует на то, что никак не выберет время забежать в паспортный стол, чтобы его забрать.

"Не только бог за тобой наблюдает"

Получать или нет российское гражданство - вопрос, без проблем решенный Ибрагимом, - является серьезной моральной дилеммой для пары крымских татар Лейсан и Мустафы. Они считают, что их народу в российском Крыме грозит не абстрактная, а вполне реальная опасность. Согласившись на интервью, они все-таки отказались сниматься и попросили не называть их настоящих имен.

Крымские татары

Крымские татары не разделяют ликования по поводу присоединения Крыма к России

"Пугает незнание и пугает история того государства, куда мы присоединились. Мы за 23 года привыкли более-менее к свободе. Нужен нам митинг - мы идем на митинг. Сегодня мы начали задумываться. Потому что любое движение - такое ощущение, что не только бог за тобой наблюдает", - признается Лейсан.

У Лейсан и Мустафы есть собственный небольшой бизнес - кондитерский цех.

"У нас есть дома, у нас есть машины, у нас есть недвижимость, - рассказывает Мустафа. - Получив вид на жительство, мы рискуем потерять все. Пройдет какое-то определенное время, они нам скажут: мы вам отказываем, езжайте на Украину".

Но уезжать никто не собирается, говорит Лейсан. Мустафа напоминает, что именно крымские татары являются здесь коренным народом, которому после депортации уже приходилось с нуля обживаться в Узбекистане, чтобы в 1990-ых бросить все нажитое ради возвращения на родину.

"Если мы уедем, это будет непростительно для нашего поколения, - заявляет Лейсан. - Просто, видимо, с точки зрения бизнеса, чтобы как-то сосуществовать в этом обществе, мы должны будем пойти взять российский паспорт. У меня от этого удовольствия никакого нет. Внутреннее состояние — я хочу отказаться от Российской Федерации и остаться в Украине. Это моя гражданская позиция".

Оба моих собеседника прекрасно помнят возвращение их семей из депортации.

"Я приехала в 1990 году, мне было 11 лет, - рассказывает Лейсан. - Нам выдали землю в Ак-Мечети (район в Симферополе - прим. Би-би-си), на скале. Я сама долбила скалу киркой под фундамент родительского дома. Мы жили два года без воды, без газа, без света. Таскали воду на саночках, на чем угодно. Земли там нет, чтоб сажать что-то. Делали типа бетонной ванны, чтобы засыпать туда почву и посадить три помидора".

Мустафа не считает, что крымские татары проявили нерешительность во время событий февраля, когда Крым за считанные дни перешел под российский контроль.

"Просто Чубаров, председатель Меджлиса, нам сказал: у нас митинг, а когда захватили Верховный Совет - это вооруженные люди, это не наше дело с вами. Поэтому чтобы никого из нас там не было. Это сохранение народа. Это не соглашательство. Это вынужденная мера", - убежден Мустафа.

Три дня из жизни

Однако и получение российских паспортов отнюдь не решает нынешние проблемы крымско-татарских предпринимателей. Происходящее сейчас на полуострове Лейсан характеризует словом "коллапс" и иллюстрирует примером из повседневной жизни их маленького бизнеса.

"У меня был поставщик-монополист пищевых смесей. Она уехала из Крыма. Теперь мне приходится заказывать их из Киева. Мы получаем их почтой по 100 кг. Для моего цеха 100 кг - это три дня работы. Но для того, чтобы она мне прислала 100 кг, я сегодня делаю предоплату - стою в банке от 8 утра до 4-5 вечера, оплачиваю счет-фактуру, ей звоню: "Вот я успела без пяти пять заплатить". "Хорошо, я завтра увижу денежку, я тебе отправлю". Она утром видит денежку, ставит в почту 100 кг. На следующий день я получаю. Итого - три дня! Для 100 кг смесей!" - говорит Лейсан.

Цены в Крыму выросли абсолютно на все, все терпят убытки из-за падения гривны, рублей на полуострове физически не хватает, и все - от безработных до крупных бизнесменов - стоят в огромных очередях в редкие все еще работающие в Крыму отделения банков.

Крымский чиновник времен президента Украины Виктора Ющенко, а ныне бизнесмен Владимир Кунцов подтверждает, что проблема с банками - сейчас главная для Крыма.

Банк Аваль

Украинские банки уходят из Крыма,а российские пока не приходят, опасаясь санкций

"Банки ушли реально, - говорит он, имея в виду украинские банки. - Что касается российских банков, то они сюда не зашли. Понятно, что все большие российские банки боятся санкций. Я думаю, это обосновано - их можно понять".

Сергей Аксенов в пятницу отчитался о том, что в Крыму из 800 отделений банков продолжают работу около 100, и оптимистично пообещал в ближайшее время решить проблему. Во время "прямой линии" российский президент Владимир Путин назвал конкретный срок выполнения задачи - один месяц. Но как именно будет решаться проблема, и какие российские банки готовы работать в Крыму, никто из официальных лиц пока не говорит.

Две другие проблемы экономики полуострова, по мнению Кунцова, - это налоги и нотариусы.

"Сразу нас обрадовали тем, что фирма, которая зарегистрирована в Крыму, должна платить налоги в рублях. Где взять рубли? Они ходят пока среди пенсионеров и бюджетников. А у меня есть только гривны. То есть я должен выходить на черный рынок, покупать какие-то рубли и нести в банк", - объясняет бизнесмен.

Нотариусы же сейчас в Крыму просто не работают - Украина заблокировала все реестры, а российские власти изъяли все остававшиеся на полуострове официальные документы.

"Нам, тем, кто занимается бизнесом, надо постоянно что-то взять или дать в аренду, - продолжает Владимир Кунцов. - Я уж не говорю о том, чтобы продать. Все это делается через нотариусов. Даже кредит взять под залог чего-нибудь - оно даже не проглядывается сегодня".

В Россию без воды

И, наконец, особняком для Крыма стоит проблема воды. На прошлой неделе СМИ сообщили о том, что власти Украины перекрыли подачу воды в Северокрымский канал - источник воды для сельского хозяйства полуострова и всех крупных крымских городов.

Рыбак в Севастополе

В Крыму много соленой воды, а пресной - мало

Сергей Аксенов тут же перевел вопрос в политическую плоскость - по его словам, проблема водоснабжения решается сейчас путем переговоров напрямую между Москвой и Киевом. Кунцову же кажется, что новые власти просто еще не поняли остроты ситуации.

"Если дождей не будет, то мы останемся без урожая. Причем уже третий год подряд. Если не будет обложного дождя, то будет полный трындец, это будет катастрофа. Риса не будет точно уже, потому что не посадили, так как канал не открыли. На свой страх и риск овощи и зерновые посадили - а воды нет. Вот мы ждем: если не будет дождей штормовых, то и зерна не будет. Придется России раскошеливаться", - предупреждает бизнесмен.

Тем не менее, как истинный предприниматель, Кунцов резюмирует: "Пока будет капитализм на этой территории, голода, конечно, не будет. И дефицита не будет. Будет цена вопроса".

За первый месяц существования Крыма в новых реалиях Владимир Кунцов уверенно ставит властям неудовлетворительную оценку.

"По воде, по бизнесу, по банкам, по поставке товаров, по всему. То есть сегодня нет ни одной сферы, которая касается бизнеса, где были бы положительные сдвиги. Я их не вижу. Может, кто-то видит. Мне все говорят: "Подождите, будет, будет". Я говорю: "Ждем, вопросов нет", - отмечает он.

Не самый дешевый отдых

Ждет и весь Крым - не столько ответов на вопросы, сколько российских туристов. Сколько их будет, и какие суммы они будут готовы потратить на свой отдых.

Это сейчас, вероятно, главный вопрос и для бабушек-пенсионерок, сдающих комнаты "дикарям", и для чиновников крымского правительства - ведь именно туризм давал всегда большую часть доходов в бюджет.

"Даже если будет сверху в России дана команда "фас" сюда ехать, то ничего не будет готово. Это не только обслуживание. Это питание. Ремонт надо сделать. Проверить, чтобы все работало - вода, свет. Потом контракты на поставки надо заключить."

Владимир Кунцов,бизнесмен.

Первоначальные бравурные заявления некоторых российских политиков о 5-6 млн россиян, которые летом наводнят полуостров, уже дезавуированы самими властями Крыма.

"Шесть миллионов туристов мы никогда не видели по факту, - признал в интервью Би-би-си Сергей Аксенов. - Я думаю, что реально туристов, которые будут отдыхать, будет от трех до четырех миллионов в этом году".

Председатель союза защиты прав потребителей "Курортный Крым" Александр Лиев дает более скромные оценки.

"У нас было 2-2,5 млн туристов в 2000-х годах. Из этих 2 млн 1,5 млн были украинцы и 0,5 млн россияне. Из 1,5 млн украинцев миллион мы потеряем, но миллион точно дадут решения соцстраха, минздрава, минобразования - в административном режиме. И еще миллион мы отберем у Турции - приедут просто из чистого любопытства", - рассуждает Лиев, подразумевая, что многие россияне из патриотических чувств сделают выбор в пользу Крыма.

Однако, по его мнению, Крыму сейчас хватит и 2 млн туристов. Особенно, если они будут готовы тратить не как раньше украинцы - в среднем по 500 долларов, а как россияне в Турции - по 1000 долларов.

Но Владимир Кунцов возражает.

"Даже если будет сверху в России дана команда "фас" сюда ехать, то ничего не будет готово. Это не только обслуживание. Это питание. Ремонт надо сделать. Проверить, чтобы все работало - вода, свет. Потом контракты на поставки надо заключить. Я знаю бизнесмена в Феодосии, он мне говорит: "Я раньше получал предоплату, на нее я все готовил. А сейчас я не смогу открыться", - рассказывает Владимир Кунцов.

Ожидается, что российские власти будут компенсировать часть стоимости путевок в крымские санатории (по предварительным данным, чуть ли не на 80%) через министерства и профсоюзы. Но если цены к лету в Крыму достигнут общероссийского уровня, отдых там в любом случае станет для россиян не самым дешевым удовольствием.

Автор: Виктор Нехезин

Комментарии 0