Среда обитания

Саид Исмагилов: «У нас положение мусульман намного лучше, чем в РФ»

Долгое время одной из главных экстремистских угроз в АРК считали крымских татар, которые вернулись домой. Впрочем, революционные события на Майдане показали, что украинские мусульмане, в том числе и этот народ, является не меньше патриотами нашего государства, чем сами украинского. «Если бандеровцами называют людей, которые любят Украину , выступают за достоинство, свободу и равные права, то украинских мусульман и, в частности, крымских татар с определенной степени юмора можно назвать исламобандеривцамы», - отмечает муфтий Духовного управления мусульман Украины «Умма» Саид Исмагилов, который рассказал журналу "Украинский Тиждень" о нынешней ситуации, проблемы своих единоверцев в Крыму под российской оккупацией и позиции ислама в непризнанных республиках.

У. Т.: Какие религиозные управления мусульман и исламские духовные течения действуют на территории АРК, и каким образом они связаны с политическими организациями и объединениями крымскотатарского народа?

- К 2010 году на полуострове официально существовало только Духовное управление мусульман Крыма (ДУМК) как прямые наследники соответствующих традиций и структур Крымского ханства. Затем под влиянием проповедников различных течений, которые действуют в основном неофициально, стали возникать другие направления, такие как «Хизбут-Тахрир» (Партия исламского освобождения). Классический вариант последнего имел целью возрождения панисламской халифата. Однако современные сторонники движения понимают, что в немусульманских странах это невозможно, поэтому они там проповедуют ислам и призывают помогать строить халифат в мусульманских. В Крыму есть сторонники старого «Хизбут - Тахрира» и его новые последователи. Впрочем, в откровенной беседе никто не говорит, что есть адептом этого учения. Он так и не получил регистрации на уровне каких-то организаций.

Позже в АРК появились салафитские направления и движения, очень неоднородны и разноплановые. Они исповедуют консервативные взгляды, принесенные с Аравийского полуострова, которые в тех краях распространены и популярны. Носители этих установок считают, что прислушиваться нужно только к их религиозным авторитетам . Салафиты держатся отдельно и находятся в не слишком хороших отношениях с остальными мусульман. В Крыму их немного, и они не радикальные.

А самая большая проблема для мусульман полуострова возникла из-за хабашитських движений, распространенных только в Украине и Ливане. Его представители проповедовали свои идеи в Крыму, где получили определенное количество поклонников, зарегистрировали несколько общин в Евпаторийском и Сакском районах. 2010 года, несмотря на все предостережения ДУМК и Совета муфтиев Украины, Государственный комитет по делам религии за день до своей ликвидации зарегистрировал Духовный центр мусульман Крыма. Поэтому сейчас есть два Духовные управления, юридически вполне независимых друг от друга и имеющих одинаковые права. Для мусульман Крыма это определенная трагедия, потому что в религиозном плане, несмотря на существование различных направлений и течений, организационно они были едины.

У. Т.: Какова ситуация со свободой вероисповедани, в частности ислам, на оккупированных и непризнанных территориях, например Абхазии, Нагорный Карабах и т.д.? Какие проблемы имеют местные мусульмане?

- В этих регионах ситуация складывается по - разному и в основном зависит от местных духовных лидеров. Если те достаточно авторитетные, болеют за сохранение религиозных национальных обычаев, то положение лучше. Где-то мусульман почти нет, а именно в Приднестровье. Там живут татары, которые не имеют ни своих мечетей, ни муфтиев. В Абхазии от ислама осталась только название. Местные жители считают себя мусульманами, но это очень и очень светская форма отождествления себя с религией. В Абхазии не придерживаются самых основных исламских религиозных принципов, там почти нет соответствующих культовых зданий, никто открыто не проповедует.

Что в таком контексте может произойти с мусульманами Крыма, оккупированного РФ? Они будут стремиться сохранить свою автономию, в частности религиозную, настолько широко, насколько будет возможно. До нынешней российской оккупации крымские татары имели достаточно большие возможности для развития духовной жизни. В частности, в каждом поселке, где живут мусульмане, построены мечети. Было открыто несколько медресе, учреждений начального религиозного образования как для мужчин, так и для женщин; отреставрированы исторические святыни, которым уже не одна сотня лет. И Коран издан на крымскотатарском языке. Кроме того, крымские мусульмане отстояли свое право построить соборную мечеть в Симферополе, за что много лет судились с властями города и руководством АРК. Уже есть утвержденный проект, и Турция обещала инвестировать в это строительство деньги. Что с этими планами будет теперь, не знает никто.

У. Т.: Очевидно, что РФ всячески будет внедрять свои порядки и в духовную сферу оккупированного полуострова. А какова ситуация с исламом в самой России, в частности в Поволжье и Северном Кавказе?

- По моему мнению, у нас положение мусульман намного лучше, чем в РФ. Там длительное время происходили теракты, в которых обвиняли исламских радикалов. Такой была официальная риторика местных государственных учреждений, которые утверждали, что по делу Невского экспресса 2007 и 2009 годов, покушением на муфтия Ильдус Файзова и убийством его заместителя Валиуллы Якупова 2012 года в Татарстане, а также за взрывами на железнодорожном вокзале в Волгограде стоят мусульмане Кавказа и русские, которые недавно приняли ислам. Русская бытовая исламофобия - это не секрет. Мусульман с Кавказа и Центральной Азии воспринимают довольно враждебно, особенно в Москве. В РФ место этнические погромы, издевательства и убийства на этнорелигиозной почве. Это то, чего никогда не происходило в Украине.

Всю религиозную жизнь мусульман в России очень внимательно контролирует государство. Некоторые из тамошних мусульманских лидеров говорит, что открыто высказываться, разговаривать и проповедовать не стоит, чтобы не подвергаться опасности. Приходится придерживаться господствующей официальной идеологии. И так в России везде. На Северном Кавказе ситуация еще сложнее, потому что там практически постоянно происходят столкновения так называемых кавказских боевиков с силовыми структурами РФ. Высокий уровень контроля объясняется угрозой распространения экстремизма.

Есть и случаи запрета мусульманской теологической литературы, которую почему-то считают экстремистской, даже когда речь идет о классических книгах средневековья. В частности, об одном из самых популярных переводов Корана на русский, который сделал Эльмир Кулиев. Это абсолютный нонсенс, так же как запрет Библии или Торы. Мусульманам оккупированного Россией Крыма есть над чем задуматься, потому что никто не знает, ждет ли их похожая ситуация.

У. Т.: Какими изменениями русский оккупация угрожает крымским татарам как мусульманам? Что Кремль может пытаться сделать руками подконтрольных ему духовных лиц в Крыму?

- На прошлой неделе муфтий Крыма Эмирали Аблаев встречался с делегацией Совета муфтиев России, в частности ее председателем, шейхом Равилем Гайнутдином, достаточно авторитетным и либеральным лидером российских мусульман. Эта встреча состоялась по инициативе крымской стороны. Создается впечатление, что приверженцы ислама в Крыму начинают диалог с авторитетными единоверцами из России, чтобы обсудить свой ​​статус и положение. Как по мне, то крымская сторона потребует, чтобы мусульманские религиозные общины РФ не вмешивались в ее дела. Возможно, состоятся переговоры с другими исламскими духовными лидерами, чтобы засвидетельствовать взаимное уважение и договориться о сохранении традиционных религиозных различий в Крыму. Российский ислам неоднороден. Мусульмане Северного Кавказа - это суфии, а еще есть мусульмане ханафитского масхаба , между которыми существуют споры. Поэтому действия крымского муфтия - это своеобразные превентивные шаги.

У. Т.: Кого вы номинально определили бы как союзников крымских татар среди мусульман РФ, если таковые имеются? И какую реакцию в глобальном исламском мире может вызвать оккупация русскими Крыма?

- Не знаю, может ли быть кто-нибудь для крымских татар союзником в России. Меня это беспокоит, потому что последние несколько месяцев местная пропаганда была направлена ​​против крымских татар после того, как они открыто поддержали Евромайдан . Их в РФ показали как откровенных противников Кремля и пророссийского выбора Крыма.

Из друзей крымскотатарского народа в мире остаются турки. Недавно Мустафа Джемилев имел несколько визитов в Турцию, где общался с премьер - министром Реджепом Тайипом Эрдоганом, в том числе и об определенных гарантиях для крымских татар, и по мониторингу ситуации в Крыму турецкой стороной. Способствуют как могут и крымскотатарские диаспоры Польши, Литвы, Беларуси, Румынии и др. . Кроме того, буквально на днях Организация исламского сотрудничества (самая правительственная международная в мире) выразила свою обеспокоенность судьбой мусульман Крыма.

У. Т.: Из Крыма поступает информация, что среди российских оккупационных войск есть значительный процент чеченцев. Можно сказать, что даже те из них, кто поддерживает Кадырова , поголовно привержены и к имперским амбициям Путина?

- Присутствие чеченских военных контингентов в Крыму объясняется легко: они знают, как контролировать мусульман, так как делают это на Северном Кавказе и могут успешно реагировать на конфликты с татарами в интересах России. Если бы такое противостояние возникло, жертвы были бы точно. Крымским татарам этого не нужно, потому что они пытаются сохранить себя на своей территории.

Комментарии 0