Их нравы

Грешный Гришин

Недавно два представителя Общественной палаты Российской Федерации (ОП РФ) Дамир Мухетдинов и Шафиг Пшихачев инициировали лишение статуса одного из скандальных членов авторитетной организации – Алексея Гришина. По мнению религиозных деятелей, последний своими неумелыми и негативными действиями вносит раскол в российское общество и ставит под удар деятельность и авторитет самой ОП РФ.

Давайте попытаемся разобраться и дать ответы на существующие вопросы, которые раз за разом задает российская, в большинстве случаев многомиллионная мусульманская общественность, которая многая лета были в поле зрения и деятельности данного господина.

В ОП РФ Гришин попал удивительным образом. Как помнится, туда он «въехал» на теме военных ветеранов. Мол, я костьми лягу, землю зубами буду грызть, но буду защищать тех, кто всю жизнь положил на военной службе во славу Отечества.

На этой теме Гришин царем славненько «въехал» в ОП РФ. Получив заветное кресло и какой-никакой статус, сей господин начал проводить далеко не патриотическую (а как иначе понимать его «работу»?) пропаганду с поста президента мало кому известного президент Информационно–аналитического центра «Религия и общество», созданного какими-то лицами.

«Причем здесь этот аналитический центр?», - спросите вы.

Ответим. Да потому что без малого целое десятилетие Гришин был «самым главным по Исламу». Занимая очень ответственный пост в Администрации Президента Российской Федерации, этот чиновник сделал все, чтобы развалить и натравить друг на друга духовных лидеров. Другими словами, вместо объединения правоверных он положил все силы на их раздробление. Многим памятны его слова, что мусульмане должны конкурировать друг с другом.

Очевидно, Гришин предполагал, строительство духовной стези должно строиться по принципу «Как на базаре» – у кого морковка вкусней и дешевле, тот и держит этот базар. Именно в его «сроки правления главного по Исламу» были созданы десятки муфтиятов. И Гришин не скрывал того, что «законы позволяют трем мужикам создать любое религиозное образование».

Летая из одного города в другой, посещая духовные управления, ведя «умные беседы» Гришин создал для себя некий туманный, грозный, непредсказуемый и таинственный ореол исламоведа. При одном упоминании его имени-фамилии иные религиозные деятели испытывали разные чувства. Особенно, когда Гришин на одном из мусульманских форумов публично объявил, что не понимает, куда уходят и на что тратятся деньги возглавляемого им в то время Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования (хотя средства Фонда распределялись по его личному указанию). Именно с его легкой руки пошла в народ присказка о «золотых унитазах». По логике Гришина, деньги Фонда могут идти и на покупку унитазов. «Они что у вас, золотые, что ли?», - высоко и важно подняв давно забытые брежневские брови, вопросил Гришин.

Если бы такое заявление было сказано кулуарно, то ему, Гришину, это можно было простить. Мало ли ему что прощали – ну и что он государственный деятель, он все же человек в первую очередь: могут и ошибки случатся. Кто знает, на каких золотых унитазах Гришин не сидел в думах о Родине!

Однако когда такой демарш безапелляционно заявляется при участии авторитетных религиозных деятелей, то следует считать, что у ЛексеяЛексеевича крыша, что называется, немного накренилась и дала слабую течь. Затем эта течь превратилась в поток…

Вживаясь в роль «главного по Исламу» ЛексейЛексеич настолько поверил в собственные силы, что, похоже, и сам поверил в свою неприступную «исламоведческую миссию».

И корона оказалась не по Лешке.

Упорно добиваясь для себя торгового знака «исламовед» в слабеньких подконтрольных СМИ (наверняка и проплачивая эти публикации), выдерживая усредненные мхатовские паузы, хмуря, словно в наследство доставшиеся брежневские брови, Гришин получил настоящую славу «исламоведа». Да такую, что видные настоящие исламоведы (знающие арабский язык, теологию, историю арабо-мусульманского мира, у которых высокий авторитет в этих самых странах) по-настоящему стали спрашивать сначала друг у друга, потом у муфтиев, затем публично: «А что, он на самом деле исламовед, этот вот Алексей Гришин?».

Попутно ЛексейЛексеич вкупе с такими же исламоедами (да-да, это слово прочно вошло в обиход русского языка) как и он сам, например, и другими всем известными другими «исламоедами», на всех непокорных с его логикой, начинает вешать ярлык - «ваххабит». Типа «Если ты не мой воссал, ты – ваххабит». Не послушался, ЧТО нужно глаголить – мало того, что матпомощи от Фонда не получишь, так ты еще и ваххабит. Не оказал почести «бровеносцу в потемках» - ваххабит. Слово Гришину & Cо поперек – ваххабит.

Но при этом наш герой никогда не пропускал ни одного приглашения в посольства многих арабских стран. Излучая как четвертый реактор Чернобыльской АЭС опасный свет, и хмуря генсековские брови, Гришин также тепло и троекратно (а порой и четыре раза!) обнимался-лобызался с представителями многих, по его же выражению, «салафитских государств». И что интересно, при разговоре с послами он неизменно просил быть переводчиком именно тех, кого публично называл «вовчиком» (ваххабитом). Т.е. вкусно и халявно откушать за чужой ваххабитский счет ЛексейЛексеич был не прочь, равно как и нищенски просить помощи тех, кого очерняет. Уходя из таких приемов, Гришин каждый раз брал с собой не только пачки халявных фиников, но и по пять-шесть экземпляров разных книг (изданных в Саудовской Аравии, Катаре, Кувейте) и флажки тех самых «ваххабитских стран». Куда и где, интересно, он все это развешивал и кому дарил? Детям? Внучке? Коллегам? Кому?!

Спрашивается, какой же вы, Гришин вы исламовед, когда над вашей безграмотностью потешаются высокие официальные гости из арабских стран? Какой же вы исламовед, когда на официальных встречах берете левой рукой Коран и вместо традиционного «Ассаламу алейкум!» до сих пор бубните «Здрасти…».

Среди других вопросов, адресующихся ему, когда он топал на рабочее место на Старой площади, - почему именно ему была оказана столь высокая миссия, как затуманенная поддержка известным течениям радикального толка? Отчего же он закрывал глаза, когда по всей России открывали свое представительства «Нурджулар» или «Сулейманджи»?

О «Сулейманджи» стОит сказать особым образом. Здесь возникают не сколько вопросы, а вопросы с большой буквы. Отчего наш герой так рьяно берется и борется за утверждения турецких лицеев в России, а также «Сулейманджи»? Чем заморские варяги южных широт заманили прославленного «исламоеда»? На какие пряники и шербет он покусился? Ведь «Сулейманджи» действует в своих интересах. И почему ЛексейЛексеич так рьяно опекал и так же? Запросто так? Сами понимаете, запросто так такие людишки не работают. А ведь люди говорят, спрашивают и интересуются, за свои ли кровные летал он с координатором «Сулейманджи» Айдоганом Хамзой в солнечную Турцию по линии VIP? Не потому ли он, Гришин, наповал сраженный турецким «опытом толерантности», так глубоко вник в нее, что действия сулейманистов по всей территории нашей страны приняли массовый характер?

В актив Гришину нужно приплюсовать явное лоббирование идей пантюркизма и панисламизма и не словах, а на деле. По словам достойных работников, проработавших на стезе безопасности России, Гришин не мог не знать, что за такое течение «Сулейманджи». Во главу угла они ставят идеи реваншизма и восстановления былого величия Османской империи во всех ее границах. Одна из идей – создание сети учебных заведений, через которые можно будет легко «проталкивать» идеи этого самого пантюркизма.

И что, Гришин, как «востоковед», не знал об этом?! Как говорят евреи, не смешите мои тапочки!

А вот и другие вопросы, ответы на которых очевидны.

Отчего мусульманская молодежь стали стремительно радикализироваться аккурат в «правление главного по Исламу» Гришина? Почему, как и кем были заложены зерна ненависти среди исламского населения, особенно в регионах Урала и Сибири? Почему именно во время правления «главного по Исламу» Алексея Гришина началась настоящая охота на религиозных деятелей? Что мешало оперативно сработать на упреждение боевиков – безволие, несостоятельность, непрофессионализм этого самого «главного по Исламу»? Почему исламское образование так и не заявило в нашей стране как авторитетное течение? Почему выпускники тех же исламских вузов идут работать не в мечеть и духовные управления, а – в банки, страховые компании, государственные структуры? Неужели для них не нашлось достойной работы на исламской ниве просвещения? В чем причина того, что в Россию возвращались выпускники различного рода исламских учебных заведений за рубежом и вели пропагандистскую работу? Почему некогда возглавляемый им Фонд взял да и выделил большую сумму на изготовление брошюры (широко распространенной среди россиян), в которой приводится фетва арабского радикального богослова, двояко осуждающего теракт в московском метро – мол, вина организаторов атаки в том, что на станциях «Парке культуры» и «Лубянка» погибли мусульмане. А христиане, иудеи, погибшие от этой атаки, - что, разве не люди Писания? Вы не видите в этом свой собственный грех, Алексей Гришин?

И – главное – признайтесь, что вас попросили в очень жесткой форме покинуть прежнее место только из-за упущений, грехов, промахов, скандалов, своего тщеславия помноженного на неумелую работу? Иными словами, за непрофессионализм! Ведь так?

Да, не следует считать Гришина умело интриганом, здесь он тоже верен себе - из всех его проектов торчат широкие уши.

Возьмем, к примеру, его теплую, надеемся, отеческую опеку (а может быть, и нет – мы не проверяли) над Алсу Ситдиковой.

Секретарь бывшего ректора Московского Исламского Университета (МИУ) Марата Муртазина оказалась замешена в финансовых скандалах в МИУ. Затем тут же, мгновенно, вляпалась в другой скандал по лоббированию интересов турецких сил.

Как сообщили в одном из духовных центров, в свое время она подделала подписи муфтия Гайнутдина в адрес губернатора Нижегородской области по активизации действий «Сулеманджи» в этом приволжском регионе.

После истории с поддельными подписями ее в очень корректной форме попросили покинуть должность. Она ушла, но тут же по наущению старших товарищей стала писать всякого рода кляузы (они опубликованы на подконтрольном Гришине сайта «Религия и общество») на тех муфтиев, которые работали с ней раньше. Попало всем, исключая самого Муртазина – давнего компаньона Алексея Гришина.

Последний в качестве благодарности (как кость собаке) стал открыто и яро лоббировать интересы Алсу (которая по ее же словам, вышла замуж за турецкоподданого, но никто вторую половину этой особы в глаза не видел). Как то – рекомендовал ее на пост замначальника по работе с религиозными организациями и национальными объединениями в администрации Ямало-Ненецкого автономного округа! Мало что Ситдикова наследила в центральной России, так теперь, по логике Гришина, нужно отправить на ставший неспокойный Север и делиться опытом «рулить» религиозными процессами? Гришинский прозелитизм в действии?! Или действия замутненного «Сулейманджи» в головах Гришина и Ситдиковой вкупе с идеями пантюркизма и панисламизма?

Буквально недавно Гришин выкинул еще один фокус. Используя служебное положение ОП РФ, Алексей Гришин умело обработал Главу управления по взаимодействию с органами местного самоуправления и институтами гражданского общества департамента внутренней политики Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО) Романа Пикуна прислать в Москву приглашение для участия в совещании по вопросам профилактики экстремизма. Все бы ничего, да и тема важная - «Формирование и укрепление российской национальной идентичности в Ямало-Ненецком автономном округе».

Вот только Гришин убедил Пикуна изменить в приглашении организатора форума с «Администрации губернатора ЯНАО» на «ОП ЯНАО». Знаете зачем?!

А чтобы Гришину были выплачены командировочные на работе!

На определенных условиях мы обратились к авторитетному члену ОП РФ прокомментировать данный факт. «Это чудовищно и позорно, - сказали нам. – Если это - правда, то следует принимать жесткие меры. Общественная палата – не собственный кошелек».

Так же Гришин использует свой пост в ОП РФ не только для возвышения собственного авторитета, но и для возможной финансовой выгоды. Так, по «чьей-то просьбе» пытается лоббировать интересы ЗАО «Текстон» и периодически «бомбит» Департамент имущества города Москвы умело составленными запросы.

И еще. Недавно Алексей Гришин, глава центра «Религия и общество», оплатил публикацию о себе любимом в одном из швейцарских изданий. Цена вопроса – 18 000 (восемнадцать тысяч) рублей.

Так вот. В швейцарском издании Алексей Гришин кратко обрисовывает себя вот так - мощная фигура, политолог, эксперт. В биографию вписал всех членов семьи (в свое время работавших с папой в Фонде поддержки исламской культуры, науки и образования). Вписал даже деда, Ивана, участника Первой мировой. Не подумайте, он в Фонде не работал. Но вписал. Так, на всякий случай. Правда, бабушку в своей биографии не упомянул. Мы не знаем, кем она была, как и другого дедушку и бабушку.

В общем, в публикации, предоставленном швейцарцам, лид текста выглядит вот так:

Гришин Алексей Алексеевич, кандидат социологических наук, государственный советник РФ 2 класса

Обратите внимание – не II класса, а 2 класса. Т.е. ДВА КЛАССА.

И он (он же ЛексейЛексеич, он же бровеносец в потемках, он же дядя Леша, он же Олим) - был в России «главным по Исламу»?

Говорят, молодой Алексей Гришин начинал как пожарник. Тушил пламя, выезжал на вызовы. Работал с огоньком, трудился со шлангом в руке. Гасил огонь. Говорят, у него здорово получалось – куда направлять струю.

Какого пожарника потеряло общество! А ведь вместо звания «исламоед» он мог бы стать профессиональным пожарником! Куда честнее.

Комментарии 0