Их нравы

Гришин! Верни деньги за Атлас!

 

В свое время большой резонанс получил широко разрекламированный проект под названием «Атлас Ислама», реализацией которого занималась организация "Религия и общество" под руководством Алексея Гришина, которого в народе называют "главный по исламу".

Как сообщалось ранее, под проект были выделены большие деньги! Однако, несмотря на это, как утверждают его непосредственные исполнители, работа была остановлена из-за… отсутствия финансирования.О том, как такое могло произойти, рассказывает один из пострадавших – кандидат исторических наук Зураб Гаджиев, немало потративший времени, сил, нервов на эту работу.



- Зураб, когда вы начали работать над проектом «Атлас Ислама» и что было обещано вам и коллегам? 

- По совету своего старшего коллеги, уже занятого в проекте «Атлас ислама» и знакомого с моими картами и иными трудами, я еще два года назад защитив в Москве кандидатскую диссертацию, обратился в картографическое издательство непосредственно исполнявшее данный проект. Мои работы получили высокую оценку как руководства так и коллег-картографов и мы стали сотрудничать. Причем, в счет оплаты определенной доли гонорара нам обещали дополнительные экземпляры «Атласа Ислама», предварительная стоимость которых была указана на сайте предлагавшем приобрести Атлас заранее.

- А что было сделано вами лично для названого Атласа? 

- Я подготовил серию детально проработанных карт по истории мусульманского мира в целом, и по истории Кавказа в частности. Например: «Омейадский халифат в период максимального расширения 705-739 гг.», «Аббасидский халифат в период распада 974-991», «Восточный Кавказ в последней четверти XVIII в. - накануне присоединения к России» и еще целый ряд других карт. Они так и остались у меня на руках, поскольку издательство уже не смогло оплатить затраченные мною труд и время, ссылаясь на недофинансирование проекта и фактическое «исчезновение» заказчика подавшегося, как мне сообщили – «в бега».

- Вы выполнили все условия договора? И что в итоге получилось?

- Разумеется, я выполнил все условия. Я сдал издательству карты, за которые мне заплатили. Мелкие доработки должны быть осуществлены уже техническим персоналом издательства. Однако в связи с остановкой финансирования даже эти карты так и зависли между небом и землей, так и не дойдя до типографских кондиций. В свет они так и не вышли, но в то же время я оказался уже скован договорными обязательствами и не мог тот же материал предоставить в другое издательство.

Разумеется, я был крайне недоволен подобной непонятной ситуацией. У меня были большие планы, связанные с дальнейшим развитием своей научной карьеры и использованием данных карт в преподавательской деятельности, в том числе и за рубежом, где и умственный и ручной труд оцениваются несравненно выше, чем у нас.

- Когда вы поняли, что происходит «что-то не то» и как вы это восприняли? 

- Понял около года назад, когда начались задержки в выплате денежных средств обусловленных в наших договорах с издательством. К лету средства стали поступать уже частями, в рассрочку, и наконец, издатель сообщил, что уже не может заплатить за проделанную работу и даже вынужден произвести сокращения в самом издательстве.

Тогда я был занят работой на Кавказе и не мог сразу прибыть в Москву. Связывался с коллегами-учеными, но и они не знали толком, что происходит. Разумеется, поначалу все мы грешили на издательство, и, как мне стало известно впоследствии, в кабинете директора произошло немало нелицеприятных бесед. Потом мы стали плохо думать о заказчике проекта – «Фонде поддержки исламской культуры, науки и образования», учрежденном крупнейшими в России мусульманскими религиозными организациями при участии Управления Президента Российской Федерации по внутренней политике, собственно и являвшихся источником финансирования проекта. Ведь не случайно Фонд ассоциируется у большинства мусульман с Администрацией президента и самим главой государства.

Однако в Москве я узнал о результатах многочисленных судебных разбирательств вылившихся в прессу, основным фигурантом которых был Информационно-аналитическим центр «Религия и общество» во главе с гражданином А.А. Гришиным, деятельность которого до этой скользкой истории была для меня решительно незаметна. Лишь в процессе нашей работы над Атласом доходили слухи, дескать наш «спонсор» - «тонкий знаток ислама и Востока», герой войны в Афганистане, чуть ли не на брюхе переползший хребет Гиндукуш туда и обратно, а иногда и с пленными из неприятельского лагеря.

На деле же мы просто не увидели ни Атласа, ни обещанного солидного вознаграждения, ведь средства на Атлас были выделены не малые - около 21 млн рублей.

- Простите меня за такой вопрос, может быть, не очень корректный. Каково это быть обманутым, ведь в итоге так и получилось? 

- Ну, за сданные карты я свои деньги от издательства получил, поэтому не жалуюсь, дескать «был обманут» и к издательству претензий у меня нет. Обманутым же оказалось пожалуй все общество в равной мере. А я оказался просто разочарован.

Скажу более, - мне на душе стало гадко от людей, для которых нет ничего святого, которые самым безбожным образом неведомо куда девают деньги, выделяемые на нужды верующих, прикрываясь религией и борьбой с экстремизмом. Гадких людей, которые практически погубили замечательный проект, способный стать имиджевым как для самого «Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования», так и в целом для руководства страны, не только обеспечив научное сообщество госзаказом, столь необходимым ему в условиях не простых реформ в этой сфере, но и продемонстрировав на международной арене наш научный потенциал, который, по моему глубокому убеждению все еще далеко не исчерпан. Я своими руками сделал для этого проекта уникальные карты, для создания которых приходилось исследовать множество источников и литературы. Достаточно вспомнить, как кропотливо изучал жизнеописание пророка Мухаммада и деяния Его сподвижников, чтобы нанести все границы, каждое поселение, каждое племя на своё место, показав не схематично маршруты отдельных походов, а проследив каждый их них шаг за шагом.

Уверяю вас – столь комплексной исторической карты вы не найдете даже в зарубежных атласах, где названия племен буквально пляшут на карте не будучи надежно локализованы. Я уж не говорю о картах по истории Кавказ, в частности Дагестана, - аналогов которых просто не существует. Мне стало стыдно, что я долгое время считал главными злодеями тех, кто, как оказалось, был ни в чем не виноват.

- Что вы намерены делать дальше? Есть ли намерение работать и дальше в этом направлении?

- Я историк-востоковед, ученый секретарь музея и картограф, чем я могу заниматься?! Разумеется, намереваюсь исследовать, раскрывать тайны прошлого, организовывать выставки, создавать новые карты и читать лекции. В свое время я окончил курсы оператора и теперь есть намерение поработать над съемками документальных лент и телепередач в рамках своей специализации. Возможно, могу подготовить курс видео-лекций. Не с расхитителями же государственных денег выяснять отношения, - это работа Бастрыкина А.И. и компетентных органов. Конечно, хочется, чтобы проект был доведен до конца, увидел свет, и не абы как, а на достойном уровне. Ведь такие статусные издания выпускают раз в 50-100 лет и для каждой страны всегда были делом престижа, а для руководства реальная возможность продемонстрировать мусульманам человеческое лицо и должное внимание, уважение, в конце концов. Может быть, новое руководство Фонда в изменившейся ситуации решит иначе взглянуть на проект и все-таки решит его дофинансировать, ведь ни ученые, ни издательство, ни тем более мусульмане не виноваты в чьих-то махинациях. В противном случае для завершения работы над имеющимся полуфабрикатом вероятно придется искать меценатов в ком еще сохранилось зерно правоверия, и которые пожелают спасти проделанный немалый труд, снискав лавры оживителя исламской религии, по крайней мере в сфере культуры, науки и образования.

- Ваши дальнейшие планы как-то связаны с работой совместно с Фондом поддержки исламской культуры, науки и образования?

- Я активно сотрудничал, и намереваюсь сотрудничать впредь в сфере культуры, науки, и образования со всеми здоровыми силами в обществе. И в частности в съемках документального фильма, например, об известном дагестанском просветителе XIX в., как Хасан-эфенди Алкадари. Честно скажу, я рассчитываю на Фонд. В планах есть и другие проекты аналогичного характера. Как ученый секретарь целого музейного объединения включающего сразу ряд комплексов и артефактов имеющих не просто историческое или архитектурное, но и религиозное значение, я намерен крепить наши связи с Фондом и там где представляется возможным совместными усилиями сеять разумное, доброе, вечное.

Комментарии 0