Среда обитания

Вся правда о Египте

ЭЛИТА (от французского слова élite - лучшее, избранное) – понятие в социологии, обозначающее высшие привилегированные слои в обществе, осуществляющие функции управления, развития науки и культуры.

В современном контексте, элита - это авангард политического мира, обладающий определенными знаниями не доступных большинству людей.

Если окунуться в историю, то мы заметим, что в разное время существовали как элиты, которые являлись движущей силой, ведущими за собой общество к созиданию и прогрессу, так и элиты, приведшие свои государства к застою и упадку.

Сегодня хотелось бы упомянуть об истории трансформации египетского истеблишмента. На ее мутацию оказала влияние революция 1952 года, в ходе которой египетские военные свергли правление короля Фарука.

До революции элитарная прослойка египетского общества была неразрывно связана с простонародьем, являясь выразителем его воли, служила интересам всех членов общества.

После прихода к власти военных, этот привилегированный слой занял угодническую, приспособленческую позицию по отношению к правителю. Большая часть представителей высшего общества избрали для себя роль лакеев и прислужников султана в погонах, получив взамен преференции и должности. И только небольшая часть этой ВИП- кагорты остались верны своим идеалам, несмотря на возникшие невероятные трудности в их реализации при новом режиме. Особенно ярко это явление проявилось во времена правления Хосни Мубарака, поскольку ему удалось практически взять под полный контроль основную часть политической элиты, как партийную, так и самостоятельную, используя старый проверенный метод кнута и пряника.

Несмотря на все это, в Египте все еще оставались оппозиционные силы, такие как организация «Братья мусульмане». Существовали некоторые независимые персоналии. Вооружившись лозунгом: «Нет наследнику, нет продлению срока», они основали в 2004 году движение «Хватит».

Так же на политической арене имелись полуоппозиционные силы, которые не могли выйти за пределы границ, очерченных для них режимом.

Весь этот оппозиционной спектр скомпоновался в блок, противостоявший режиму военных, однако последний оставался непоколебимым, как пирамида Хеопса.

Предтечей краха режима явились действия его руководства по узурпации всей полноты власти, которые достигли своего апогея во время парламентских выборов 2010 года. Беспрецедентные фальсификации привели к тому, что организация «Братья мусульмане» и партия «Вафд» отказались от участия в этих выборах. Режим, опьяненный своей единоличной властью, проигнорировал недовольство оппозиции, что положило начало массового выхода молодежи на протестные демонстрации. Элита, наблюдавшая за развитием ситуации, присоединилась к демонстрациям чуть позднее. Поэтому неудивительно, что революция 25 января вспыхнула за пределами тех рамок, которые усердно очерчивал режим для оппозиции продолжительное время. Катализатором революционной волны явилась молодежь, заменив на этой роли прогнившую к этому времени элиту.

Призывы Мухаммада Барадея, «Братьев мусульман», партии «Вафд», обращенные к властям с требованием немедленного проведения реформ, стали действенным фактором в мотивации молодых людей выступить против режима.

Призывы граждан с требованием созыва нового правительства, принятия социальных законов, смещения со своего поста главы МВД Хабиба Адли остались не услышанными правительством, что привело к трансформации митингов и акций протеста в народную революцию против оцепеневшего режима.

В этот момент лидеры революционных движений договорились между собой продолжать демонстрации вплоть до падения режима, что и случилось 25 февраля, через 18 дней после выхода молодежи на улицы.

После свержения Хосни Мубарака произошел раскол самой элиты. Часть элиты хотела, чтобы новая политическая жизнь в Египте началась с выборов. Такого мнения придерживались «Братья мусульмане» и другие исламские партии. Светская же часть элиты стремилась сначала установить конституцию. Это дилемма стала камнем преткновения, разделившая политиков, которые вчера вместе участвовали в революции, на два лагеря.

В итоге были проведены парламентские, а следом президентские выборы, где огромная доля досталась исламскому блоку вместе с президентским креслом, в которое воссел Мухаммад Мурси, относящийся к организации «Братья мусульмане». Мурси удалось обойти с небольшим разрывом выдвиженца от прежнего режима Ахмада Шафика.

Победа Мухаммада Мурси стала результатом нового демократического процесса, которая устроила подавляющее большинство граждан. Однако некоторые светские силы остались недовольны постреволюционным положением вследствие глубоких идеологических противоречий с исламскими партиями. С этого момента со всей очевидностью начал проявляться конфликт между избранным президентом и течениями либерального толка, который препятствовал полноценной работе президента и «сводил на нет» все попытки начать строительство полноценного правового государства.

Молодежные группировки имели свое отличительное мнение по поводу политической ситуации в стране. Молодежь не принимала участие в политической жизни, или более точно, ей так и не представился шанс присоединиться к политическому строительству государства, хотя у нее было непреодолимое желание очистить государственный сектор от остатков прежнего режима.

Ситуация складывалась следующим образом – президент и происламские силы, с одной стороны, с другой - светские партии и им сочувствующие. Апогеем этого противостояния стал выход нескольких миллионов людей на демонстрации, протестуя против политики президента Мурси.

Масло в огонь подлило «революционное постановление», изданное правительством 22 февраля 2012 года, которое содержало следующие пункты: все решения президента окончательны и обжалованию не подлежат (подобно конституционному суду), вплоть до новых выборов в парламент; увольнение генерального прокурора Абдель Маджида Махмуда и назначение на его место прокурора Талгата Ибрагима; наделение политическим иммунитетом консультативного совета и учредительного собрания; установление срока два месяца для завершения написания новой конституции; начало судебного процесса над обвиняемыми в терроризме, убийстве и насилием над людьми во время февральской революции.

Эти действия правительства явились катализатором для оппозиционных сил, приведшие к образованию Фронта национального спасения и выходу нескольких членов из учредительного собрания по разработке конституции.

В это время произошло несколько печальных происшествий, таких как столкновения возле дворца «Иттихадия», что привело к убийству как сторонников, так и противников действующей власти. Эти кровавые события побудили Мухаммада аль-Барадея – генерального секретаря Фронта национального спасения – к обвинению избранного президента в покушении на демократию и утрате легитимности, а в случае продолжения волнений аль-Барадей пригрозил вмешательством военных в дела правительства. Также экс-глава МАГАТЭ призвал западные страны к интервенции для защиты революции от Мурси, назвав его новым фараоном.

Хамдин Сабахи, кандидат в президенты на прошедших выборах, не остался в стороне от событий. Он не жалел усилий в борьбе с президентом Мурси и несколько раз заявил, что его президентские полномочия не имеют ни законной, ни нравственной, ни общественной, ни экономической силы, разве что формально.

Большинство политического истеблишмента страны перешло на сторону аль-Барадея и Сабахи. Огромной поддержкой для сторонников этого лагеря стало движение «Тамарруд» (Бунт), которое заявило о начале сбора подписей против президентства Мурси.

Стоит отметить весомый вклад местных СМИ в обострении ситуации. Почти каждый частный и даже государственные каналы наперебой негативно освещали все действия правительства, раздувая каждую ошибку до неимоверных размеров. Дошло до того, что известный комик Басем Юсуф в своей программе «Программа» начал высмеивать Мурси в крайне сатиричной, выходящей за все разумные пределы, форме. Практически вся либеральная и правая пишущая братия буквально объявили войну в своих опусах действующему президенту, а 30 июня они собрались и потребовали досрочных президентских выборов.

С другой стороны, военный совет дал неделю президенту и оппозиции для выработки шагов по преодолению кризиса, затем продлил еще на 48 часов. Закончилось все 3-го июля сговором оппозиции и военных об отстранении президента со своей должности и начала действия «новой дорожной карты». Такое развитие событий вынудило организацию «Братья мусульмане» и их сторонников из «Альянса в поддержку законности» к проведению протестной акции на площадях Рабия аль-Адавия и ан-Нахда, пока они не были разогнаны силами полиции и военными 14 августа 2013 года.

Эта операция привела к убийству и ранениям десяток тысяч египтян. В каждой области Египта открылись новые тюрьмы, которые вместили в себя арестованных противников военного переворота. Такое государственное преступление не оставило равнодушным политическую элиту, некоторых журналистов и писателей, а также защитников прав человека.

Ситуация после Мурси

После того как министр обороны Абдель Фаттах ас-Сиси объявил о «Карте будущего», председатель верховного конституционного суда Адли Мансур был назначен временным главой государства, Мухаммад аль-Барадей его заместителем по внешним связям, Хазим аль-Баблави премьер-министром. В обязанность нового правительства было вменено решить проблему лагерей Рабия и ан-Нахда, потому что, как считали новые власти, протестующие в этих лагерях стали лишней препоной для реализации дорожной карты. Власти начали вести информационную подготовку в СМИ к разгону лагерей.

Все те, кто во время правления военного совета призывал к уходу военных с политической сцены, превратились в поддерживающих военных в их борьбе с «Братьями» и «Альянсом в поддержку законности».

Даже более того, они дали добро на убийство протестующих «Братьев мусульман» и тех, кто был на их стороне, потому что, по их мнению, «ихваны» вышли против общественного государственного строя. Все правозащитные организации сохраняли молчание и ни разу не упрекнули новые власти в кровавом разгоне мирных демонстраций, хотя во времена правления Мурси эти же самые правозащитники не щадя себя стояли горой за тех, кто набрасывался с критикой на правительство Мурси.

Таким образом, политическая борьба переросла в войну против политической партии, которая следовала демократическим путем, в отличие от тех, кто проиграл парламентские и президентские выборы.

Судебная система также подключилась к расправам над функционерами «Братства». С первых дней военного переворота были предъявлены многочисленные обвинения лидерам «Братьев мусульман» и тем, кто им сочувствовал, также были выписаны постановления об их аресте. Стражи порядка тот час стали исполнять эти постановления.

Дошло до того, что совет министров Египта 25 декабря 2013 года выступил с заявлением, в котором указывалось, что организация «Братья мусульмане» объявлена террористической как в Египте, так и за его пределами. «Братьев» также обвинили в организации нескольких терактов, которые произошли в Египте.

Заметим, что все призывы в прошлом к демократии и правам человека утонули в беззаконии и злодеяниях военных. Исчезли «твиты» аль-Барадея, проповеди Сабахи, возражения Джорджа Исхака, критика правозащитных организаций и других структур, более того они все спрятали голову в песок перед лицом военщины.

Все стали смотреть на вооруженные силы, как на единственную силу, которая заполнит образовавшийся политический вакуум. Поэтому многие политики, в том числе бывшие кандидаты в президенты, стали прославлять имя Сиси на каждом шагу в надежде получить от него свое место под солнцем.

Теперь все те, у кого были неприязненные отношения к исламским партиям, в особенности к «Братьям мусульманам», стали умолять Сиси возглавить управление страной, называя его единственным героем, который может спасти Египет. Эти люди стали буквально поклоняться Сиси, считая его не просто президентом, а пророком, ниспосланным свыше, как будто до него Египет не знал героев. Особенно увлеклись приданием Сиси сверхъестественного образа местные СМИ.

Комментарии 0