Их нравы

История закрытия мечетей на Ямале

Городок Губкинский в лесотундровой зоне Ямала войдет в историю ислама, как первый в мире город, где при наличии огромной мечети, мусульмане будут проводить джума-намазы под открытым небом на асфальте. 

21 августа 2013 судебные приставы опечатали двери в Доме поклонения Всевышнему Богу. Исполнительное производство было проведено в рекордно короткие сроки: 15 августа окружной суд в Салехарде оставил в силе решение местного суда о запрете эксплуатации здания мечети, и уже на следующий день, 16-го, дело поступило в Губкинский суд. Это была пятница. В тот же день сразу после джума-намаза верующих уведомили, что после выходных мечеть будет опечатана.- Все произошло быстро, в срочном, спешном порядке, обычно так не бывает, во всяком случае, у нас в Губкинском, - рассказал адвокат Юрий Ивановский, представляющий интересы МРОМ «Иман». 

По словам активистов общины, прокурор, приставы, полицейские, представители центра по экстремизму приехали в мечеть на нескольких машинах, опечатали все внутренние двери, снаружи наложили полосы с надписью «опечатано» на центральный вход, двери в женскую половину мечети и «пожарный» выход.

- Все прошло спокойно, братья проявили сабр-терпение, - сообщил прихожанин по имени Аслан. - Приставы показали исполнительные документы, сказали, что закон есть закон, есть решение суда, делайте бумаги о вводе в эксплуатацию, потом откроем мечеть. Мы им говорим: но ведь сами власти не дают нам привести в порядок документы, создавая препятствия...

Представители нескольких силовых ведомств исполнили волю прокурора и судьиПредставители нескольких силовых ведомств исполнили волю прокурора и судьи

Хотя официальная версия закрытия мечети связана с нарушением пожарной безопасности, незавершенностью строительства, мусульмане считают, что, таким образом, через преграды и препоны, заинтересованные лица во власти пытаются заставить общину выйти из состава Ямало-Ненецкого казыята ДУМАЧР и войти в юрисдикцию регионального отделения ЦДУМ.

Мусульмане Губкинского ждут в ближайшее время приезда из Москвы Асланбека Саламова, экс-директора дорожно-строительной организации «АБС-Строй», построившего в 2000 году двухэтажную мечеть в живописном месте на берегу реки Пякупур в парковой зоне на окраине города.

Нефтегазовому Губкинскому с 25-тысячным населением всего четверть века. В середине 80-х годов здесь появились первые вахтовые вагончики, где проживали буровики из разных концов страны, в том числе бригады из Чечено-Ингушской АССР, Башкирии, Татарии. Чеченец Асланбек Саламов был одним из тех, кто строил город, а затем взялся за строительство первой в истории Ямала мечети в классическом исполнении. 

- Мусульмане проживают в Губкинском со времени основания, меня коробит, когда кавказцам говорят «понаехали», - возмущалась однажды дагестанка Мадина, хозяйка одного из магазинов. – Ладно, если бы это говорили коренные селькупы, а то бывает, что «гастарбайтер» из Украины ворчит о «понаехавших».

Община мусульман Губкинского в год своего образования вошла в состав Ямало-Ненецкого казыята ДУМАЧР – единственной на тот период истории мусульманской централизованной структуры в автономном округе. Осенью 2002 года на Ямале была создана вторая структура - региональное ДУМ в составе ЦДУМ, в составе которой постепенно оказалась часть мусульманских общин северных городов, прежде работавших в структуре казыята.
И.о. имама и адвокат поставили росписи в протоколах И.о. имама и адвокат поставили росписи в протоколах

Не избежала раскола и Губкинская организация, имам которой Азат Мулюков, как рассказывают, попытался перевести организацию из ДУМАЧР в ЦДУМ, за что был низложен с должности имама мечети, а затем возглавил новую религиозную организацию – Махалля «Ватан» от ЦДУМ (молитвенная комната ее находилась в одном из помещений горбольницы). 

Принципиальная разница между духовными управлениями – в статусе руководителя организации. В ДУМАЧР имам избирается на собрании членами общины, и не может быть снят с должности ни главой Ямало-Ненецкого казыята, ни главным муфтием духовного управления. В ЦДУМ же имам-председатель назначается и снимается указами муфтиев данной структуры. Как это происходит, красочно рассказала в газете «Здравствуйте нефтеюганцы» Сайма Шарифуллина из соседней Югры: 
«Утро 12 февраля выдалось прекрасным. Ярко светило солнце, лениво падали снежинки. Как будто сама природа приветствовала наш священный день - пятницу. Со всех уголков города на автомобилях, в такси или пешочком, собирались люди у мечети на намаз.

Намаз в этот день в мечети сопровождал прибывший из Сургута Тагир-хазрат. Возник вопрос: «С какой стати?» По окончании ритуала перед прихожанами выступил депутат городской Думы Анфир Фазлутдинов. Он держал в руках бумагу и читал кем-то состряпанную писанину, в которой старательно обливали грязью нашего имама Джамиля. Откровенно говоря, многие не поняли, что происходит.

 Последние два ракаата… Последние два ракаата…

Хотелось бы спросить у народного избранника, где он был, когда по просьбе мусульман города хазратом был назначен выпускник духовной семинарии Джамиль, почему в 1993 году он не протянул руку помощи молодому специалисту? Конечно, осуждать и наказывать легче всего.

С прибытием молодого духовного лидера мусульмане города разных возрастов (от 60 до 9 лет от роду) стали посещать мечеть. Имам научил нас не только читать священную книгу Коран, арабскому языку, но и как и когда проводить различные духовные ритуалы. И даже деды, которые поначалу так страстно желали избавиться от хазрата, тоже учились у него. Сегодня в Нефтеюганске около 300 человек, умеющих читать по-арабски. Дипломированные учителя, а также бывшие ученики нашего хазрата передают свои знания всем желающим. Занятия проводятся в мечети. Разве это плохо?...» (полная версия о то, как проходило снятие нефтеюганского имама Джамиля Сагитова и назначение в мечеть нового служителя, Усмана Печорина, по этому адресу: http://www.znpress.ru/arhiv/220410/chitatel_gazeta.php).

Вероятно, аналогичные мысли при зачитывании указов одолевали прихожан и в других мечетях, где прежние имамы, отдавшие все свои силы и лучшие годы на строительство мечетей и служению общине, вдруг по какой-то причине оказывались неугодными муфтиям, и снимались с должностей, особенно в городах, где мечети построены и поддерживаются финансово нефтегазовыми компаниями. 

Например, в «лукойловскую» мечеть Когалыма муфтий Тагир Саматов назначил указом своего родного брата, в «лукойловскую» мечеть Лангепаса – своего сына, сняв прежнего имама. Возможно, эти родственники муфтия обладают высокими профессиональными качествами, чтобы возглавить мечети именно «лукойловских» городов, тем не менее, у части правоверных сложилось впечатление, что назначение было произведено по биологическим признакам, а не профессиональным.

На центральный вход нанесли несколько полос со скотчемНа центральный вход нанесли несколько полос со скотчем

Назначение муфтиями имамов, по словам полпреда муфтия Казыятского управления мусульман Тюменской области в северных автономных округах Камиля-гаджи Заурбекова, когда общину ставят перед фактом: вот вам новый имам, просим любить и жаловать, зачастую приводят к расслоению в организации: имам с близким окружением сам по себе, прихожане сами по себе. Назначение характерно для православия, где приход собирается на службу один раз в неделю в воскресенье, в исламе же, где коллективные молитвы в мечети совершаются пять раз в день, отношения «командир-подчиненный», как правило, не срабатывают. Вероятно, этим и объясняется слабое влияние «указных» имамов на молодежь, которая все больше радикализуется, особенно в Югре; возможно, расслоением общины объясняются и конфликты в мечетях между руководством и прихожанами. В Нефтеюганске, напомним, один из прихожан сломал челюсть помощнику имама, в Покачах – сожгли гараж с «Мерседесом» нового имама.

Недавний переход мусульманской организации города Тарко-Сале из состава казыята в ЦДУМ, как сообщили наши источники на Ямале, состоялся на условиях устной договоренности о том, что в течение пяти лет нынешние имам и председатель не будут смещены с должностей. 

- Выборность имама самой общиной делают коллектив одной сплоченной братской семьей, - говорит Камиль-гаджи. – Имам несет ответственность перед людьми, избравшими его. 

К сожалению, взяв курс на поддержку одного из ДУМов, и создавая препятствия для деятельности другой структуры, представители органов власти лишь усугубляют ситуацию, считает полпред.

По словам муфтия южной зоны Тюменской области Фатыха Гарифуллина, решение закрыть мечеть в Губкинском является необдуманным, недальновидным шагом, и говорит о непрофессионализме лиц (или лица), принимавших такое решение. Религия – тонкая, деликатная сфера, где действия слона в посудной лавке не допустимы. Переманивание из одного ДУМ в другое - «устаревший» метод, который ранее чиновники использовали и в южном регионе, но поняли, что это тупиковый путь, отказались от него, и теперь работают плодотворно со всеми духовными управлениями, не разделяя их, и это на пользу и власти и верующим.

Мусульмане Губкинского, несмотря на погоду в суровой лесотундре Ямала, намерены проводить джума на территории мечети. Прежде чем покинуть молитвенный зал, они совершили по два ракаата намаза, в последний раз (на неопределенное время) преклонив колени у минбара.

Бетон, где отныне будет проходить джумаБетон, где отныне будет проходить джума

Имамом МРОМ «Иман» служит Капар Султанмутов. В настоящее время он находится на родине в Дагестане, куда срочно выехал в связи с заболеванием родного человека. Джума в его отсутствии проводит имам из мусульманской организации города Ноябрьск, специально приезжая в пятничные дни в Губкинский.

Напомним, что этим летом Ямало-Ненецкий окружной суд вынес постановление о ликвидации МРОМ «Иман» при мечети Губкинского, но решение не вступило в силу. Дело находится на рассмотрении Верховного суда РФ. По словам адвоката Юрия Ивановского, последнее судебное производство по иску прокуратуры о запрете эксплуатации мечети прошло со многими грубыми нарушениями норм материального и процессуального права, и решение суда будет также обжаловано в следующей инстанции. 

Комментарии 0