Политика

Арабские монархии боятся «Братьев-мусульман»

Трагическое падение давних союзников - Бен Али в Тунисе и Хосни Мубарака в Египте - до глубины души потрясло монархии Персидского залива, заставив задуматься о том, какие же сегменты их собственного общества обладают достаточной смелостью или потенциалом, чтобы зажечь революцию.

Правительству Бахрейна было совершенно очевидно, что восстать  способна шиитская община,  но кто еще? В суннитском сегменте, салафитский джамаат никак не мог считаться серьезной угрозой, поскольку собственная идеология надежно удерживает их от противостояния правителям.

Таким образом, среди  суннитов непосредственными подозреваемыми стали «Братья-мусульмане» и все, кто не разделяет догму «слепого повиновения».

Поскольку   секуляристы и националисты не находят отклика у рядовых арабов,  исламисты стали одной из  ведущих сил и в политике, и в обществе. Светские партии теряют места в парламентах и ​​утрачивают популярность в обществе. Для арабов и мусульман  ислам – это не просто религия, это культурное наследие; их никогда не оставляли мечты о золотом веке ислама.  Кроме того, «Арабская весна» показала, что атеисты Египта, Бахрейна и Саудовской Аравии – не более чем выразители интересов своих авторитарных режимов.

С другой стороны, рядовые арабы постепенно приходят  к выводу, что ни Саудия,  ни Иран не представляют тот политический ислам, о котором они давно мечтали. Отказываясь  от дихотомии между «искаженным  секуляризмом» и «неправильно истолкованным исламом», они  стремятся к чему-то среднему, и для многих простых суннитов этому определению соответствуют «Братья-мусульмане».

Однако коллективная масса, нацеленная на  либеральные идеалы, состоит не из одних  лишь сторонников «Братства» – скорее это разношерстная группа придерживающихся широких взглядов индивидуальностей.  Шииты и сунниты, готовые к  сосуществованию, неконсервативные секуляристы и исламисты,  простые люди  и религиозные ученые вносят свой вклад в интеллектуальную революцию, которая может разразиться, если в странах Залива начнется межрелигиозная война.

Эта коллективная масса настаивает на либеральных идеалах и, призывает их к присущему  исламу поощрению  свободы мысли и слова, равенству, справедливости и терпимости. Но правительства этих монархий боятся таких «разговоров». Вот почему они преследуют всех,  кто их ведет, ответственности, запрещают  телепередачи, порочат их в социальных медиа и местных газетах, обвиняя в причастности к «Братьям-мусульманам», и клеймя  террористами и предателями.

Исламисты стали заметной силой  после «Арабской весны»,  и это внушает сравнимый с психозом страх монархам Залива. Масштабные преследования «Братства» уже начались в Объединенных Арабских Эмиратах. Но они не ограничиваются только «ихванами» – любого, кто пробует критиковать правительство, хватают и сажают в тюрьму.

Недавно правительство Саудовской Аравии издало указ о признании «Братьев-мусульман» террористами,  явно нарушающий  статьи 19 и 20 Всеобщей декларации прав человека, право на свободу мирных собраний и ассоциаций, а также право на свободу выражения мнений и убеждений. Этим указом  запрещен даже знак «Рабия», как выражение солидарности с «Братством».

«Братья-мусульмане» в Персидском заливе никогда не участвовали в актах насилия, поэтому причислять их к террористам просто  смешно, и совершенно несправедливо.

В стремлении наказать крошечное государство Катар за поддержку «Братьев-мусульман» в Египте и других странах, Саудовская Аравия вместе с ОАЭ и Бахрейном  отозвали своих послов из Дохи. Саудовская Аравия пригрозила Катару блокадой  на суше и на море, если он не разорвет  связи с «Братством», не закроет телеканал «Аль-Джазира», и не вышлет известного исламского ученого Юсуфа аль-Карадави, поддерживающего «ихванов».

Но  отчуждением и преследованиями исламского движения арабские монархии, особенно в Бахрейне,  забивают гвоздь в крышку собственного гроба. Салафиты  и их сторонники находятся в меньшинстве, и не пользуются поддержкой масс,  которые жаждут свободы и демократии. Если «Братство» разгромят или загонят  в подполье,  шиитская оппозиция станет единственной альтернативой  монархии. Понятно, что шиитская община не стремится защищать своих соперников.

«Братья-мусульмане» в Персидском заливе заявляют, что вовсе не желают свергнуть правительства своих стран – они лишь  хотят, чтобы эти правительства прислушались к собственному народу, требуя  большей свободы слова и  реальных усилий в борьбе с коррупцией. Однако в арабских странах, где люди много лет живут в атмосфере  страха и угнетения,  далеко не всем понятна  ценность этой возможности критиковать правительство. Народы этих стран не вполне сознают, что у них есть какие-то «права», и что они тоже «могут решать», что лучше для них.  Поэтому монархическим режимам так  легко пугать «Братьями-мусульманами»  своих подданных.

Комментарии 0