События

Выбирает Турция, а переживает весь исламский мир

Битва турецких джедаев происходит на фоне буколической турецкой жизни. Если ничего не знать о Гюлене и Эрдогане, то гирлянды голубых и оранжевых флажков двух главных партий на улицах можно принять за следы городского фестиваля. Журналист Надежда Кеворкова прошлась по улицам Стамбула накануне знакового события для Турции и всего исламского мира.

Рядовое событие под названием муниципальные выборы в Турции 30 марта обернулось схваткой знаковых фигур XXI века – Эрдогана и Гюлена.

Ни тот, ни другой в этот день никуда не избираются, но от того, сколько людей Эрдогана победят, зависит судьба страны и всего Ближнего Востока – той точки, где решается судьба мира, как ни высокопарно это звучит.

Силой обстоятельств два турка превратились в символы, которым тесно в одной стране.

Исламизм против американизма

Эрдоган, лидер страны-члена НАТО, избрал курс политического ислама – того самого, который на Западе именуют «исламизмом», считают нарушением норм демократии, предписывающей отделение религии от политики. Именно против «исламизма» НАТО и США воюют в Афганистане и Ираке и так долго планировали  воевать в Иране.

Эрдоган бурно включился в политическую поддержку палестинской борьбы и намеренно публично испортил отношения с Израилем.

После 70 лет жестокого запрета он восстановил и отстроил по всей стране мечети, уничтоженные турецким реформатором Кемалем. Его усилиями возобновлен запрещенный азан, а турчанкам возвращено право на ношение хиджаба в школе, университете и государственных учреждениях. При нем в стране заработали исламские фонды, призванные восполнять исламские нормы в условиях светского государства.

Гюлен – живое воплощение отрицания политического ислама. Имам на пенсии и сын имама, писатель и проповедник, основатель движения «Хизмет», которое по всему миру основывает турецкие светские лицеи. Там взращивается поколение за поколением преданных учеников во славу некоего общего проекта просвещения и благоустроения.

Сторонники Гюлена пронизывают турецкое общество, они есть среди чиновников, полицейских, прокуроров, журналистов, спортсменов. Их много и в окружении Эрдогана. Это не партия и не религиозный орден, там нет членских билетов, но есть установка на разумный прагматизм, приятие мира, мирное сосуществование со всем, что в этом мире есть.

Когда-то Гюлен поддерживал Эрдогана. Однако после «Флотилии свободы» он перестал его поддерживать, а в последние годы отношения перешли в конфронтацию.

С 1999 года Гюлен живет в США, где у него крепкие политические связи. Гюлен является сторонником НАТО, США, Израиля.

Незадолго до выборов он проклял Эрдогана, хотя в своей речи ни разу не назвал того по имени. И, как считают многие сторонники Эрдогана, стал инициатором антиэрдогановских предвыборных скандалов и сливов в СМИ.

Эрдоган назвал гюленовских последователей «параллельным государством» и пообещал закрыть все их школы в Турции.

Два бывших американских посла в Турции Мортон Абрамовиц и Эрик Эдельман в марте обнародовали доклад, который больше похож на угрозу. В докладе они предрекли Турции и Эрдогану крах и военный переворот, если Эрдоган продолжит давление на сторонников Гюлена.

То, что угрозы лиц, близких к неоконам, не просто эмоции раздосадованных чиновников, сомневаться не приходится. Ведь Турция наводнена сирийскими беженцами и боевиками, многие из которых находятся на прямой связи со спецслужбами США.

Один из сторонников Эрдогана обратил внимание на то, что группы сирийских боевиков проявляют все большую активность уже в самой Турции, провоцируя конфликты.

Так, в четверг 27 марта в рабочем стамбульском районе  Umranie члены «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИШ) обстреляли полицию и ранили троих полицейских. ИГИШ – одна из тех группировок, которая ведет в Сирии войну против повстанцев.

А вот отношения Эрдогана и Путина, судя по всему, развиваются совершенно в ином ключе. В 2012 году Эрдоган поблагодарил Путина за то, что Россия поддержала статус членства Палестины в ООН в качестве наблюдателя.

Только в марте на фоне украинских событий Эрдоган и Путин разговаривали дважды, в том числе и в день референдума в Крыму. Эрдоган призвал Путина заботиться о судьбе крымских татар наравне с русскими в Крыму. На что Москва  пообещала им автономию, признание Меджлиса и включение в состав правительства. В апреле «Турецкие авиалинии» намерены возобновить полеты в Крым.

Беспорядки запланированы?

Журнал «Foreing Policy» назвал Гюлена самым могущественным интеллектуалом мира в 2008 году. А «Time» поместил его имя в сотню самых влиятельных деятелей в 2013 году.

Выходит так, что мировые СМИ выбрали сторону Гюлена. И по сути теперь повторяют гюленовскую риторику в своем неприятии Эрдогана.

Но обвинять в миллиардах налички на основе не совсем ясных по происхождению прослушек западная пресса считает все же ниже собственного достоинства.

Так что Эрдогана обвиняют в диктаторстве за  блокирование твиттера и youtube.

Получается какой-то странный перекос в политических оценках у Запада. Режим генерала Сиси, приговоривший к смерти 529 человек в Египте, нареканий не вызывает, а блокирование твиттера считается признаком кровавой тирании.

«Эрдогану нужно набрать 38 процентов, он точно их наберет, у него сторонников  половина страны – тех, кто живет в сельской местности», – говорит парень 22 лет, из Искендеруна. Этот парень спит по 2 часа в сутки, работает с 12 лет, учится в колледже и на курсах английского и мечтает об университете. Это новое эрдогановское деятельное и образованное поколение.

«Эрдоган победит, я за него, все мои друзья и однокурсники за него, у него свежая голова и народ его понимает» – в разных вариациях эту мысль повторяют многие.

Множество опросов дают разные прогнозы – но 38 процентов мне не попадалось.

Можно сказать, что чем больше в Турции всяких предвыборных цифр, тем более подозрительно они выглядят.

В СМИ сторонники Эрдогана считают, что 45 процентов достаточно для победы.

Противники Эрдогана убеждают, что премьер и его Ак-партия надоела Турции, рейтинг ее падает и упал до 42 процентов, а рейтинг ее противников поднялся аж до 42,5 процентов…

Такие цифры накануне выборов говорят разве что о том, что после выборов антиэрдогановская коалиция попытается устроить беспорядки.

Репетиция этих беспорядков уже идет.

Группа в судейских мантиях прогуливалась по пешеходной улице Истигляль в Стамбуле – с намеком, что Эрдогана ждет суд, а не власть.

Группа сидит на земле возле портрета 15-летнего Беркина Элвана (Berkin Elvan), который получил травмы во время разгона демонстраций и скончался в больнице две недели назад.

«Конечно, жаль человека, но его оплакивают те, кто вместе с ним плевался в мечети, пил в мечети пиво», – говорит молодой человек, фотографирующий пикет.

Неподалеку демонстранты молча разложили листы на брусчатке. Напротив них – толпа журналистов. В десяти метрах от них – полиция в полной экипировке.

Все молча делают свое дело.

Время от времени там и тут маршируют группы юных болельщиков человек по 20 – кричат против Эрдогана и тонут в толпе.

Битва за Стамбул

Главные баталии развернутся в Стамбуле – здесь живет четверть населения страны.

На выборы идет нынешний мэр Кадир Толбаш, ставленник Эрдогана, и ставленник его врагов Мустафа Сарыгюль, глава района Шишли, самого богатого, буржуазного и немусульманского в Стамбуле.

Сарыгюль запомнился высказыванием после нападения Израиля на «Флотилию свободы», когда были убиты 9 турок и ранены более 30: «Мы потеряли доверие Израиля».

Сарыгюль обещает поставить памятник «шахидам демократии» – жертвам полиции во время беспорядков в 2013 году.

Толбаш, по разным опросам, опережает Сарыгюля на 7-9 процентов, но СМИ упорно твердят о том, что Эрдоган обречен проиграть в Стамбуле. А кто проиграет в Стамбуле, тот, мол, проиграет и в Турции…

Турки из Анатолии, молодой и пожилой, возмущены премьером:

«Мы никогда за Эрдогана не голосовали, и мы его ненавидим. Он когда начинал – ничего не имел, а теперь у него все есть».

Среди противников Эрдогана попадаются и те, кто старается развернуть аргументацию.

Выходец из окрестностей Дьярбакыра, курд, 46 лет, с сыном ходил на демонстрации в Гези-парк: «Эрдоган убеждает нас, что Гези кто-то организовал – но я сам ходил, никто меня туда не звал. У Эрдогана 9 каналов и большинство газет – ничего нельзя плохого о них писать, журналистов сразу выгоняют».

Уроженец Эдирне, 39 лет, хозяин магазина:

«Эрдоган уйдет, с ним покончено, он погряз в темных махинациях. Меня возмущает, что он произносит имя Аллаха, а потом говорит о деньгах. Я мусульманин, но я не хочу жить при шариате. Будь у нас шариат, Эрдогану бы отрубили обе руки. Будь жив Кемаль, он бы убил Эрдогана – не политически, а физически».

«Гюллен мне тоже не нравится, он еще больше фанатик. Я хочу светское правление, Турции нужно сначала решение всех наших вопросов, а потом пусть занимаются внешней политиков. Он решил заняться Сирией, а свои проблемы не решил. Так не делают», – возмущается таксист 49 лет родом из Измира.

Те, кто поддерживают Эрдогана, не заостряют на городских достижениях, благоустройстве жизни или еще каких-то осязаемых вещах. Эрдоган сделал главное – он вернул туркам ислам. За это турки благодарны, и именно эта благодарность выражается в выборной активности.

Скоро мы узнаем, что людям труднее вынести – что узаконено вторжение в частную жизнь каждого или что им запрещают твиттер.

Цифры

52 965 831 избиратель придет на 194 310 участков. В выборах принимают участие 26 партий.

Правящая партия Эрдогана – Justice&Development party (AKP). Ее главные противники – Republican People’s party (CHP), The National Action Party (MHP).

Комментарии 0