Политика

Турцию надо слышать, а не подслушивать…

В это воскресенье, 30 марта, в Турции пройдут выборы в местные органы власти. Но их накал, значение явно выходят за рамки локальной политики. Итоги голосования могут изменить даже геополитическую конфигурацию в регионе. Главный нерв выборов – противостояние вчерашних соратников премьера Эрдогана и богослова Гюлена. От того, чья возьмёт и зависит ближайшее будущее Турции. Помочь разобраться в хитросплетениях турецкой политики накануне выборов мы попросили генерального директора Информационного агентства Турции по Ближнему Востоку и Африке Турана Кишлакчи, который знает ситуацию изнутри.

- Прослушка стала  важнейшим  элементом предвыборной борьбы. Публикация   компромата на  Эрдогана  сильно ослабила его позиции. А есть ли версии, кто стоит за этим?  Сноуден доказал, что  прослушка первых  лиц  государства   вполне возможна. Даже  госпожа Меркель оказалась беззащитной перед длинными ушами. Ваша версия,  чьи  уши в данном случае  помогли Гюлену?

- Эдвард Сноуден доказал мировым лидерам: высших чиновников тоже могут прослушивать. Нет никаких свидетельств того, что Эрдоган утратил власть –  наоборот, его поддержка возросла, как можно видеть по огромным предвыборным митингам Партии справедливости и развития по всей стране. Уже через несколько дней результаты выборов станут доказательством огромной поддержки Эрдогана (30 марта состоится голосование в местные органы власти).

Насколько я вижу, высшие должностные лица будут более осторожными, в связи  с угрозой прослушки. Что касается тех, кто, по вашим словам, помогал Гюлену прослушивать – мы не знаем, кто они, но нет сомнений, что после выборов против тех, кто стоит за этим, будет начато судебное дело.

- Россия и США в данный  момент находятся в весьма  сложных отношениях, если не называть эту ситуацию уж совсем пессимистично. Но, тем не менее, похоже, что на  турецких выборах их интересы совпали.   Как  вы думаете, почему? Ни Вашингтону, ни Москве не нужен сильный лидер (а  Эрдоган чрезвычайно популярен в исламском мире), в этом регионе?

- Согласитесь, что Турция является одной из самых сильных стран в регионе. Ее влияние обусловлено историческим и геополитическим положением.  Хотя Турция не имеет богатых природных ресурсов, таких как запасы нефти и газа, она может быть самой мощной и влиятельной страной в регионе, при наличии сильного лидера. Как раз таким  лидером является сегодня Эрдоган.

Для таких игроков, как Вашингтон и Москва, это нормально, чтобы кто-то еще, помимо них, имел право голоса в регионе. К тому же модель слабой и бессильной Турции также не отвечает их интересам.

Политическая ситуация на выборах  в Турции, на наш российский  взгляд, выглядит  фантастически. У нас   все  фонды,  финансируемые  из-за рубежа, обязаны называться  «иностранными агентами». А тут Гюлен, проживающий в США,  борется на  выборах с  премьером Эрдоганом. В России он  никогда не набрал бы   больше  3-5 процентов, а в Турции реально претендует на победу. Почему? Как вы полагаете, что    помогает ему получить голоса избирателей?

- Существует закон и правовые акты, по которым те,  кто пользуется зарубежной финансовой поддержкой, могут быть обвинены в шпионаже или угрозе национальной безопасности. Но в целом Турция  как страна, и ее народ не одобряет деятельность организаций и частных лиц, финансируемых  иностранными государствами. Если политический, религиозный лидер, организация или отдельные лица  поддерживаются иностранными державами или центрами силы, они сразу же станут изгоями в обществе.

Турки   хотят, чтобы исламские ученые проповедовали в мечетях, утешали тех, кто потерял своих близких, и не одобряют их политические пристрастия.

Мы подошли к  местным выборам, омраченным напряженностью в отношениях между Гюленом и Эрдоганом. После выборов мы увидим реакцию на это турецкого народа.

В 2009  году рейтинг правящей партии составлял -38%, сейчас – 48%

- Со стороны  кажется, что самый неуклюжий  шаг Эрдогана – это  ограничение  интернета, закрытие Twitter.  Какова логика этого решения?  Во время   крымского кризиса   интернет  был буквально заполонен  постами  так называемых ботов,  которые   «доносили» или навязывали  массам логику действия    власти и   создавали  мрачный образ  противоборствующей стороны. Интернет в Турции в  эти дни обрел такой же агрессивный  формат?

- Закрывать интернет или социальные медиа вообще неприемлемо в современном мире. Они могут быть заблокированы, но не закрыты. Социальные медиа повсюду в нашей жизни. Они сегодня играют важную роль в политической, культурной и экономической сферах.

Например, вам может не нравится какой-то телеканал или его политика. Но его закрытие вызовет  реакцию граждан, если вы не замените его лучшим. Нужно предлагать народу лучшую альтернативу.

Необходимо четко донести, что Twitter в Турции заблокирован, а не запрещен. Распространяемые  в Twitter ложь, подтасовки и дезинформация наносят вред ценностям турецкого общества.  Администрация Twitter игнорирует решения турецких судов, в отличие от судов на Западе. Несмотря на жалобы граждан, что Twitter нарушает неприкосновенность частной жизни, он проигнорировал предыдущие судебные требования удалить содержимое.

- Как  вы считаете,  Крым и референдум повлияют на  итоги предстоящих  выборов? Во всяком  случае,  позиция   Кремля  по отношению к Эрдогану в этом   плане, конечно изменилась. Но готова ли Москва   способствовать  победе протеже США?

- Очевидно, что иностранные державы сыграли роль, и до сих пор активно участвуют в таких инцидентах, как протесты в Гези-парке и последние события перед выборами. Мы не знаем, изменил ли Кремль свое отношение к Эрдогану или его правительству. Турецкий народ хочет, чтобы его лидеры представляли и защищали национальные интересы. Турки также хотят иметь лидера, который выражает чаяния, чувства, волю своего народа и страны, достойной быть глобальной державой.

- Вы знаете, для  россиян более знакома  фамилия не Гюлен, а Гелен.    Этот человек был начальником 12-го отдела Генштаба вермахта.  Руководил   оперативной разведкой  на советско-германском фронте. Работал с адмиралом  Канарисом (абвер) и Шелленбергом (политическая разведка). Он, предвидя крах,  заблаговременно наладил отношения с США и после капитуляции   стал работать на американские спецслужбы.  Иногда создается впечатление, Гюлен и Гелен представители одной профессии?  Вам не кажется, что  у них и   биографии чем-то схожи?

- Хотя может казаться, что между Гюленом и Геленом много общего, каждый из этих случаев необходимо оценивать в его собственных условиях и обстоятельствах. Оценка событий по их  историческому сходству может ввести в заблуждение и натолкнуть на неверные выводы. Их следует оценивать в сегодняшних условиях. Давайте оставим историю историкам.

- Эрдогана обвиняют в том, что он выпустил на свободу членов террористической организации «Эргенекон», в том числе начальника генштаба Башбуга. Как известно, раскрыть попытку переворота и покушение на турецкого премьера удалось правительству при помощи последователей Гюлена, широко представленных в жандармерии, прокуратуре и судах. Вы можете пояснить смысл освобождения? Зачем это нужно «деспоту» и «султану», как называют Эрдогана оппозиционные силы?

- Турецкий парламент сократил недавно до пяти лет максимальный срок содержания под стражей до вынесения обвинительного приговора. В соответствии с этим были освобождены осужденные по делу об «Эргенеконе». Мы не раз наблюдали  как оппозиция, будучи не в силах свергнуть сильного лидера, прибегает к множеству разных способов – называет его деспотом или диктатором, обвиняет  в коррупции и взяточничестве; и к недостойным вариантам, таким как сексуальный компромат на чиновников. Не существует  ясных и твердых доказательств взяточничества и коррупции, в которых  обвиняют Эрдогана и его правительство. Если бы это было действительно так, Турция не достигла бы такого роста за 10-летний период.

Комментарии 0