Политика

«Боливарианский альянс» как один из ключевых союзников мусульман

Мысли о строительстве нового канала между Атлантическим и Тихим океанами витали в воздухе уже давно. И связано это было с тем обстоятельством, что единственный подобного рода водный путь находится в Панаме. Но это государство настолько зависимо от США, что даже не имеет собственную реально действующую валюту, место которой уже несколько десятилетий занимает американский доллар.

Одним из самых подходящих мест, где мог бы осуществиться столь грандиозный проект, является Никарагуа. Ведь с одной стороны это государство омывается водами обоих океанов, с другой стороны – внутри страны расположено крупнейшее в Центральной Америке озеро, что существенно облегчает строительство нового межокеанского канала. Но самое главное – это то, что у власти в Никарагуа стоят не проамериканские силы. Поэтому вполне естественно, что президент Никарагуа привлек к проекту Бразилию, Китай и Россию. Вашингтон воспринял это как прямую угрозу своим интересам, т.к. новый морской канал лишит его той монополии, которую он имеет сейчас, контролируя Панамский канал.

***

Поскольку США не имеют в Никарагуа практически никаких рычагов давления, едва ли не единственным вариантом для Белого дома оставался метод окружения этого государства враждебными режимами. Во времена Дж. Буша-младшего южным соседям уделялось внимания немного, т.к. основной вектор американской агрессии был направлен на Большой Ближний Восток. «Боливарианский альянс» как единственный достойный соперник США на их южных рубежах сумел извлечь из этого много пользы. Помимо Венесуэлы, Кубы и Никарагуа в альянс вступили Боливия и Эквадор. Также позиции альянса существенно упрочились в Гватемале, в Сальвадоре, и даже в традиционно проамериканском Гондурасе. И это не говоря уже об изменении стратегического курса в таких государствах как Бразилия, Аргентина, Чили, Перу, Уругвай, т.е. в большинстве стран Южной Америки.

Казалось, еще немного и гегемонии США в этом регионе наступит конец. Но новый внешнеполитический курс, заключающийся в смещении вектора в сторону Тихоокеанского региона, который стал осуществляться при Б. Обаме, позволил Белому дому провести несколько значительных контрнаступлений.

Так, в 2009 г. в Гондурасе происходит военный переворот, в результате чего политический вектор страны, измененный было бывшим президентом, оказался вновь направлен в сторону Вашингтона. А в 2011 г. проамериканские силы пришли к власти и в Гватемале, правда теперь уже без участия военных.

Новый виток контрнаступления, направленного на укрепление влияния США в регионе, начался и в других странах Центральной Америки. В начале февраля 2014 г. прошли выборы в двух ближайших к Никарагуа государствах – Сальвадоре и Коста-Рике. Что касается Сальвадора, то кандидат от Фронта национального освобождения имени Фарабундо Марти занял в президентской гонке первое место. Однако его соперник, поддерживаемый Белым домом, набрал всего лишь на 10% голосов меньше, и потому во второму туре, который состоится в начале марта, союзнику «боливарианцев» придется не так уж легко. Тем более, что экономически сальвадорцы в немалой степени связаны с Соединенными Штатами.

А вот в Коста-Рике Белый дом сумел упрочить свой контроль, ибо во второй тур вышли те претенденты на президентский пост, которые устраивают Вашингтон; союзный же «боливарианцам» кандидат неожиданно сошел с дистанции, заняв лишь третье место. В этой связи важным аспектом является то, что именно Коста-Рика расположена ближе всего к зоне будущего морского канала в Никарагуа. При этом между двумя государствами имеется спор относительно прохождения государственной границы. Все это вызывает достаточно резонные опасения по поводу будущих отношений между двумя соседями.

Следует отметить, что помимо Коста-Рики, Гондураса и Панамы под контролем Вашингтона находятся также Суринам и, пожалуй, главная надежда Белого дома – Колумбия. Именно эта страна обладает наибольшим потенциалом из всех «проамериканских протекторатов». Именно с ней в 2009 г. было достигнуто соглашение о создании семи военных баз США. И именно она граничит с Венесуэлой, представляющей наибольшую угрозу для Белого дома.

***

Венесуэла отличается от других государств региона по целому ряду параметров, но самыми основными являются: наличие больших запасов нефти и обладание мощным военным потенциалом. Все это налагается на тот явный антиамериканский курс, которым уже давно следует эта страна. Поэтому отнюдь не случайно, что Венесуэла не осталась в стороне от атак, продолженных в данном регионе Вашингтоном. Сначала, словно по заранее намеченному плану, после подозрительной болезни смерть настигает одного из главных лидеров «боливарианцев» Уго Чавеса. Затем новоизбранный президент Н. Мадуро сталкивается с большими внутриполитическими проблемами. Удержать власть в стране после харизматичного лидера и так непросто. Но вдвойне непросто, если твою страну начинают дестабилизировать как изнутри, так и снаружи.

Новое обострение ситуации, начавшееся недавно в Венесуэле, является наглядным тому подтверждением. И здесь внутренний фактор может сыграть весьма деструктивную роль. Достаточно вспомнить, что в свое время (в 2002 г.) путчисты сумели на время свергнуть даже самого Чавеса. И хотя тот мятеж удалось ликвидировать, тем не менее, он является показателем того, насколько в стране сильны позиции проамериканских сил. К тому же, эти «пятые колонны» усиливаются колумбийскими боевиками, подготовленными на специальных базах в Майами и прошедшими боевую закалку на своей родине.

В добавление к этому на Венесуэлу началась и экономическая атака. Внутренние банковские круги, колумбийские контрабандисты, саботажники самых разных мастей – все это при информационной поддержке определенных СМИ временами доводит население до паники. При этом (в свете происходящих на территории Украины событий), весьма примечателен тот факт, что одна из основных антиправительственных молодежных группировок в Венесуэле носит название «Народная воля», а оппозиционные интернет-активисты всячески демонстрируют «свою солидарность с киевскими единомышленниками». Во многом эта ситуация напоминает ту, что была в Иране, когда там произошла попытка «цветной» революции, получившей название «зеленой». Сумеет ли Венесуэла сдержать мощный натиск своего северного соседа, как это сумели сделать иранцы в 2009 году? От этого во многом зависит будущее не только Венесуэлы, но и, по сути, всего «Боливарианского альянса».

***

Вероятно, кто-то задастся вопросом: «А важны ли для нас дела далеких венесуэльцев, никарагуанцев или сальвадорцев?» Еще как важны! С геополитической точки зрения процессы, происходящие даже в самых отдаленных регионах, могут оказывать самое непосредственное влияние и на нас с вами. Особенно в современном мире, тесно переплетенном взаимными связями. Тем более, что именно активность стран «Боливарианского альянса» во многом заставила американцев оттянуть свои силы от Большого Ближнего Востока. То есть, состоявшийся вывод войск из Ирака и планируемый уход из Афганистана является прямым следствием деятельности «боливарианцев».

Не следует забывать и о том, что покойный Уго Чавес всегда поддерживал, насколько это было возможно и иракцев, и палестинцев, и других борцов с оккупацией. Все это свидетельствует в пользу того, что наши союзники из «Боливарианского альянса» являются неотъемлимой и важной частью общего сопротивления Американской империи.

Комментарии 0