Общество

13 осетинских узников

В Северной Осетии люди убеждены, что президенту России Дмитрию Анатольевичу Медведеву сообщили, что все задержанные в мае по делу об убийстве поэта Джикаева отпущены за отсутствием состава преступления и отсутствием улик.

Докладываю, Дмитрий Анатольевич, раз Вас обманывают, что на сегодня 13 человек по-прежнему задержаны. Пошел 4-й месяц их задержания.

Ни одному человеку не предъявлено обвинение в убийстве поэта или соучастии.
По словам адвокатов и родственников, всех задержанных били, пытали и при арестах подбрасывали патроны, гранаты и наркотики.

В установившейся практике в нашей стране, Дмитрий Анатольевич, так поступают, чтобы хоть за что-нибудь зацепиться и срок впаять, если под пытками не оговорят себя сами.

Презумпция невиновности у нас, Дмитрий Анатольевич, не действует. Точно так, как в тех процессах, на которых государственным обвинителем выступал Вышинский. Вы, наверное, изучали это в университете. И, наверное, Вы уверены, что в сегодняшней России все нормы правосудия соблюдаются. Вынуждена Вас огорчить: нет, у нас все как в Америке, там тоже пытают, судят на основании самооговора или ложных свидетельств и дают «срока огромные». Попросите, Дмитрий Анатольевич, Ваших помощников подготовить Вам справки по Гуантанамо, по делу Афии Сиддик или другим так называемым террористам.

Если быть честной, то отличаемся мы пока все же в лучшую сторону. У нас, как в Америке пока в тюрьму не волокут грудного младенца или старик столетнего. У нас таких убивают случайно при зачистках.
Но вернемся в Северную Осетию.

В СИЗО Северной Осетии сейчас остается 11 арестованных в конце мая мусульман и еще 2 содержатся в СИЗО ФСБ.
Ни одному из задержанных убийство поэта не предъявлено.
По словам адвокатов и родственников, на них идет постоянное давление, чтобы они признали свою вину в виде хранения боеприпасов или оружия или наркотиков.

Исмаилов Куват, Икаев Алан, Кадзаев Чермен, Бирагов Руслан, Чибировы Мурат и Дауд, Хоранов Алихан, Уртаев Аслан, Лагкуев Рамазан не признают то, что им предъявляют следователи.

Принцип такой, Дмитрий Анатольевич: кто больше упорствует, тому и срок больше. Бирагову, например, обещают 4 года.
Суд идет в закрытом режиме, Дмитрий Анатольевич. Вы не можете узнать у Ваших советников, почему? Ведь дело не об изнасиловании и не о государственной тайне.

Два человека подписали признания и получили по году условно: Хаев Руслан за хранение патронов, Бирагов Аслан - за пакет анаши.

Признание подписал несовершеннолетний Боллоев Эраст. 18 лет ему исполнилось в СИЗО. Его, как считают родственники, пытали током, из-за пыток он оглох на одно ухо. Он взял на себя кучу статей, оружие и наркотики. Он, Дмитрий Анатольевич, молодой, он знает, что молодому больше 10 лет не дадут.

Имам мечети Куват Исмаилов тоже в СИЗО, ему инкриминируют пистолет. Он вообще попал в число задержанных совершенно случайно: находился с Боллоевым в одной машине. Как говорят родственники, случайность его задержания даже следователь неофициально подтвердил его жене и просил ее на него не сердиться, потому что он, следователь, ничем не в силах помочь.

Может быть, Вы, Дмитрий Анатольевич, сможете помочь имаму мечети, который всеми силами трудился за примирение на Северном Кавказе?

Исмаилову, по свидетельству родных, подложили пистолет уже утром после задержания, хотя понятые говорили, конечно, по-другому.

Еще два человека содержатся отдельно, в СИЗО ФСБ. Это Гацалов Аслан и Гадзаонов Виссарион, которых задержали первыми - вечером 29 мая, хотя в документах пишут, что задержали их 30 утром. По ним нет никакой информации у родственников, и не известно, ведется ли следствие вообще.

Обоим инкриминируют наркотики. Гацалов подписал признание на себя. Они были очень сильно избиты после задержания. Правоохранительные же органы утверждают, что они были избиты до задержания. Но не расследуют, кто и когда их так сильно избивал.

Суды начались у Хоранова, Бирагова, Уртаева.
Кочиева Валерия осудили на год в колонию-поселение. У него, по версии следствия, был дома автомат (ст. 222, часть 1). Адвокат убедил Кочиева признаться и получить условный срок, так как адвокат считал, что им это обещали. Кочиев признался – но получил реальный срок.

Некоторые адвокаты, по мнению родственников, помогают не подзащитным, а следствию. При этом, они требуют изрядные суммы от родственников, а особого выбора адвокатов в Северной Осетии, Дмитрий Анатольевич, нет.

Эти мусульмане, Дмитрий Анатольевич, – это позитивные и примерные граждане, они, например, сажали деревья на Бесланском кладбище, ездили с «поездами мира» по Северному Кавказу, кровь сдавали и совершали всякие благие деяния. Не нужны нам, Дмитрий Анатольевич, такие люди?

Автор: Надежда Кеворкова

Комментарии 2