Политика

Новая стратегия Вашингтона для Сомали

С давних пор западные державы, и прежде всего США, активно вмешивались во внутреннюю политику государств, расположенных на территории Африканского рога. И в первую очередь это, конечно же, касается Сомали, занимающего крайне важное стратегическое положение в данном регионе.

***

Прямое военное вмешательство американских войск в Сомали впервые было осуществлено в 1993 г., когда была предпринята скандально известная военная акция под названием Gothic Serpent, целью которой было уничтожение одного из местных полевых командиров. Акция закончилась для американских коммандос бесславно – они потеряли 18 человек и отступили. Это стало самой крупной неудачей США с тех пор, когда американские спецподразделения попытались провести операцию в Иране, связанную с историей вокруг посольства США в Тегеране. Впоследствии на основе произошедших в Сомали событий был снят известный художественный фильм «Падение «Черного ястреба».

Провал акции Gothic Serpent сильнейшим образом отразился на пребывании американцев в Сомали, ибо вскоре Белый дом принял решение покинуть эту страну. При этом по заявлениям чиновников из ЦРУ «за время выполнения своих обязательств в Сомали было уничтожено от 7.000 до 10.000 сомалийцев; США же потеряли убитыми только 34 человека». Несмотря на столь экстраординарное неравенство в Вашингтоне решили больше не участвовать в сомалийской кампании. И это лишний раз демонстрирует, насколько пронизана «двойными стандартами» западная элита – в то время как граждане других государств гибнут буквально тысячами, малейшие потери среди граждан западных держав (причем, среди военных) сразу вызывают бурю эмоций.

***

Бесславный опыт американцев в Сомали остался в их памяти надолго. Даже в период президентства Джорджа Буша-младшего в Белом доме не решились влезть в эту страну еще раз. Как ни странно, но изменения произошли при лауреате Нобелевской премии мира Бараке Обаме. Именно при нем американские власти начали широко использовать в своих военных акциях беспилотные летательные аппараты. В течение нескольких лет беспилотники наносили удары по сомалийской территории, и лишь недавно Белый дом официально признал свое участие в этих «черных операциях».

Конечно же, американские чиновники заявляют о том, что целями дронов становятся лишь террористы. По их подсчетам в результате таких военных акций было ликвидировано более 100 экстремистов. Однако это и так сомнительное число по каким-то причинам исключает около 60 гражданских лиц, убитых в результате ударов беспилотных аппаратов. Что же касается сомнительности первого числа, то сомнения вызваны, в т.ч. и тем обстоятельством, что методика различения гражданских лиц от негражданских, используемая Вашингтоном, выглядит весьма странно: взрослых мужчин там относят к негражданским, а всех других – к гражданским. То есть, если в результате атаки погиб взрослый сомалиец, то его без каких-либо уточнений и расследований сразу заносят в список «погибших экстремистов», даже если он был простым крестьянином или торговцем, просто случайно оказавшемся в районе взрыва.

Вероятно, все эти факты долгое время и не позволяли Белому дому признавать проведение атак беспилотников. Однако в 2012 г. в силу сложившихся обстоятельств ЦРУ все же вынуждено было это сделать. При этом помимо информации о непосредственно военных ударах стали известны и некоторые сопутствующие им подробности. Так, оказалось, что наведение дронов на цель осуществляется посредством самих сомалийцев, причем не из армии официальных властей Сомали, а из числа наемных агентов. Каждый месяц агенты получают свою 200-т долларовую зарплату, выстраиваясь в очередь перед своими протеже. Эти совсем небольшие суммы в условиях несуществующей в Сомали экономики на самом деле являются крупными деньгами, поэтому американцев иногда называют здесь «большими инвесторами».

Таким образом, Вашингтон самостоятельно и без оглядки на официальные власти Сомали, фактически, проводит в этой африканской стране свои личные военные операции. И в качестве еще одного подтверждения этого факта можно привести наличие в одном из районов сомалийской столицы городе Могадишо базы Центрального разведывательного управления. Это сооружение представляет собой мощную резиденцию с высокими стенами и башнями, тщательно охраняемую по всему периметру границ. За стенами расположено более дюжины зданий, предназначенных для различных функций. В частности, там происходит обучение сомалийских агентов и неофициальных военных подразделений. Целью такой подготовки является создание в Сомали таких сил, которые могли бы выполнять разного рода спецзадания и противостоять другим сомалийским группам влияния.

Данная политика четко укладывается в современную геополитическую модель мира, сложившуюся в мире в последнее время. Речь идет о той борьбе, которую ведут «американские демократы» из «команды Обамы», пытающиеся вытеснить из значимых регионов всех своих конкурентов, в т.ч. и из «республиканского» блока. То есть, война против терроризма и радикализма – это на самом деле борьба различных геополитических игроков друг с другом. При этом кто-то использует в этой борьбе экстремистские, террористические группировки, а кто-то предпочитает иметь дело с контртеррористическими подразделениями. Мусульмане же в этой борьбе, к сожалению, становятся «разменными монетами, пушечным мясом». И причина здесь, по большому счету, одна – отсутствие стратегического мышления и видения тех геополитических процессов, которые происходят в мире в целом.

***

Несмотря на все сказанное, все же возникает один важный вопрос: «Почему Сомали?» Действительно, кому и зачем нужен далекий сомалийский берег? В этой связи значение имеют несколько различных и подчас взаимосвязанных факторов, среди которых можно выделить два основных:

1)      географическое расположение;

2)      природные ресурсы.

Что касается первого аспекта, то важность Сомали с точки зрения географии поистине велика. Дело в том, что берега этого африканского государства омываются водами Аденского залива, который является единственным выходом в Индийский океан из Красного моря, а, значит, и из Суэцкого канала. Таким образом, контроль над Аденским заливом позволяет контролировать один из важнейших морских путей, по которому следуют не только торговые суда, но и …нефтяные танкеры.

Второй фактор также немаловажен. В стране имеются немалые запасы двух самых основных на сегодняшний день видов природного сырья – нефти и газа. Еще в период президентства С. Барре почти две трети ресурсов Сомали разрабатывались такими нефтяными гигантами как Chevron, Filips, Amoco и Conoco. Согласно последним отчетам суммарные запасы нефти, находящиеся на территории этой африканской страны, составляют более 100 миллиардов баррелей. Большими являются и запасы природного газа, найденные в территориальных водах Сомали. А если добавить к этому и так уже внушительному списку наличие крупных залежей урана, то становится ясно, почему этот район Африканского рога столь важен для ведущих мировых держав.

***

Вывод, к которому неизбежно приходишь после изучения всех тех факторов, которые так или иначе связаны с сомалийским государством, более чем очевиден – ни США, ни другим западным державам абсолютно нет никакого дела до мирного населения. И если даже в какой-либо стране действительно существуют террористические группировки, то борьба с ними ведется не потому, что они «плохие», а лишь по той причине, что в ходе этой борьбы удается залезть внутрь того или иного государства.

Также посредством поддержки того или иного движения ставятся те цели и задачи, которые сложно осуществить собственными силами. Это хорошо видно на примере Афганистана – сначала американцы помогали талибам; затем, когда они стали не нужны, их сместили; теперь с ними вновь пытаются наладить взаимоотношения. Спрашивается, какие же все-таки для западного мира талибы – «плохие» или «хорошие»?

Ни тот, ни другой ответ не будет отражать действительности, поскольку для представителей западной элиты и «Талибан», и «Аш-Шабаб», и другие подобные группы являются всего лишь инструментом для решения крупных геополитических задач. И пока мусульмане этого не поймут, рассчитывать на успех будет очень и очень сложно, если вообще не невозможно.

Комментарии 0