Среда обитания

Бери шинель, айда…. Куда?

Выяснение принадлежности 26 тысяч километров крымской земли стало главным мировым событием ХХI века. Жители полуострова на референдуме ошеломляющим процентом голосов заявили о желании присоединиться к России. Киев, естественно, выступил против. Мировое сообщество выразило недоумение, страны СНГ – испуг. Но главное уровень ненависти между братскими народами стал стремительно расти. Ситуацию в Крыму и Украине комментирует Орхан Джемаль, только что вернувшийся из Киева.

О Киеве

На Украине, в западных и центральных  областях происходит естественная  консолидация общества.

Почему  естественная? Да потому что была ситуация, когда все выступали против Януковича, поскольку больше  не хотели  терпеть коррумпированного бандита непонятно  как (или понятно?) ставшего  президентом.  Януковича откровенно ненавидели в стране все. Он был таким аллергеном.  Его убрали.

Встал вопрос: а что дальше? А дальше произошла другая  консолидация.  Референдум в Крыму и позиция России привели к тому, что очень разные люди и  полярные политические силы сплотились перед лицом внешнего агрессора. По их мнению, то, что происходит с Крымом – это  агрессия.

Отсюда и понятная реакция –  идёт частичная мобилизация населения, люди записываются в добровольческие отряды. Уровень роста патриотических чувств, так же, как и в России,  неестественно растёт. Но это естественный процесс.

Очень   печальная картина – отчуждённость между двумя братскими народами  стремительно увеличивается.

В  самой   Украине это противостояние особенно тревожно, тем более  в  восточных областях, где   градус напряженности между западенцами и пророссийскими силами предельно высок.
А у Киева нет  ни политических, ни силовых ресурсов, что-либо этому противопоставить.

Что  может предпринять  украинская власть по разрешению крымской проблемы и дезинтеграции всей страны? Насколько я понимаю, выбран  вариант длительного  «дипломатно-юридического» противостояния. Всё это упирается в разговоры о легитимности, договорах, о роспуске Верховного совета Крыма и т.д.

Но, понятно, что это не может быть эффективным. Это разговоры, а не действия.

Но к  иным вариантам   Киев пока не готов. И он  не будет предпринимать резких шагов. Он слаб.  Да и политической воли у нынешнего руководства Украины нет.

О крымских татарах

В решении  крымского вопроса, по вполне понятным причинам,  не могут не быть задействованы  крымские татары.   Да, они не смогли повлиять на итоги референдума, но они и не признают его. Они будут вести такую же дипломатическую тягучую борьбу.
Силы  явно не равны, что они могут  еще сделать?  Поговаривают, что могли бы вести партизанскую борьбу…. Да, но только при условии некоего внешнего содействия.  Без   этого фактора все попытки уйти в лес – бесперспективны.
А они, по сути, одни, и  им остаётся только терпеть да и всё. Другие варианты не проглядываются.

О Турции

Конечно,  многие  сейчас вопросительно  поглядывают  на  Турцию. Особенно после того, как Эрдоган заявил о том, что он не признаёт итоги референдума.

Турция -  может. Но не в варианте Эрдогана. Потому что он человек, включенный в целый ряд путинских проектов от газовых контрактов до гуманитарных вопросов.

К тому же, сейчас его положение неустойчивое. У него выборы на носу. И гюленовцы готовят против него всевозможные акции эдакого «майданного» плана. Его возможности предельно ограничены.

О России

Дальнейшие действия России как-то могут зависеть от  того, как пройдут турецкие выборы. Потому что если партнёр Путина Эрдоган проигрывает, то тогда нужда в Крыме становится более острой.  На смену Эрдогану может  придти проамериканские гюленовские силы.

Если Эрдоган сохранит свои позиции, то тогда можно ожидать того, что Путин не будет включать Крым в состав российской территории, а  может держать его своеобразной точкой постоянного напряжения для Украины.  Дать ему ограниченный суверенитет.

По типу того, как это происходит с Абхазией или Южной Осетией.

Надо немного подождать и карты будут раскрыты.

Автор: Орхан Джемаль

Комментарии 0