Общество

Реконструкция московских мечетей: исторические факты

Соборная мечеть Москвы будет подвергнута реконструкции, но не уничтожению. Провокаторы, хоть и рядятся в одежды защитников истории столичных мусульман, в действительности не имеют ни малейшего представления о том, что происходило на самом деле в истории исламской уммы Москвы.

Что такое «реконструкция»? «Большой энциклопедический словарь» гласит, что слово «реконструкция» имеет такие значения: 1) Коренное переустройство, перестройка чего-либо с целью улучшения, усовершенствования. 2) Восстановление первоначального вида, облика чего-либо по остаткам или письменным источникам.

Соборная мечеть Москвы будет подвергнута реконструкции, но не уничтожению. Об этом заявил в интервью газете «Ислам минбаре» председатель Совета муфтиев России шейх Равиль Гайнутдин. Тем не менее, провокаторы или просто недалекие умом люди обвинили его во всех смертных грехах, и два-три сайта заполнились соответствующими материалами, в которых напрочь отвергается возможность реконструкции Соборной мечети. Это, мол – беспрецедентное, унижающее московских татар явление. Авторы всех этих поклёпов, хоть и рядятся в одежды защитников истории столичных мусульман, в действительности не имеют ни малейшего представления о том, что происходило на самом деле в истории исламской уммы Москвы.

Возьмем для примера несколько фактов. Не так давно я смог ознакомиться с документами Центрального исторического архива Москвы, из которых становится очевидным, что старинная мечеть в Замоскворечье была разобрана после эпидемии чумы 1770-х годов при новом владельце этого земельного участка купце Щукине. Однако жители Татарской слободы не забывали о своей святыне и по мере сил пытались вернуть это место себе. Участок, где находилась та мечеть, впоследствии принадлежал различным владельцам. В период 1819-1821 годов это владение выкупил купец из села Камкино Нижегородской губернии мурза Хасан Аюпович Мангушев. В «Указателе жилищ и зданий» от 1826 года под номером 281 значится Магометанский молитвенный дом. Это то самое владение, где находилась ранее мечеть, на углу Большой Татарской улицы и Старо-Толмачевского переулка. Итак, очевидно, что мусульмане стремились молиться как можно ближе к тому месту, где некогда стояла их святыня эпохи позднего средневековья. Однако при этом, Магометанский молитвенный дом был построен примерно на 20-30 метров южнее средневековой мечети.

Спустя еще несколько лет была построена и сохранившаяся по сей день Историческая мечеть. Бухарский купец Назарбай Хошалов выкупил землю, принадлежавшую цеховой Пелагее Сарычевой, не позже лета 1823 года. В августе-сентябре 1823 года, не дожидаясь окончательного разрешения властей на постройку именно мечети, на этом участке началось возведение каменного одноэтажного здания. Встревоженный этим обстоятельством московский архиепископ Филарет задал вопрос генерал-губернатору Москвы князю Дмитрию Голицыну: «действительно ли от вышнего начальства на строение мечети дано позволение, и с таким ли обязательством, чтобы сего столь чуждаго богослужения публичных оказательств, каков публичный крик [азан], не было, согласно с известными секретными постановлениями о веротерпимости»? На том же документе стоит резолюция князя Голицына московскому обер-полицмейстеру от 21 сентября: «Написать, чтобы крику [то есть азана] никакого не было, и выдать план для построения дома для купца просителя, а не для мечети, а в доме он может по обряду своему богослужения отправлять уже».

Через 4 дня окончательно разнервничавшийся генерал-губернатор Д.В. Голицын издал несколько секретных постановлений по вопросу строительства мечети. Именно в этих документах мы видим кульминацию «компромисса» между властями и мусульманами о строительстве этого «столь чуждаго для Москвы» объекта. «Татарское общество допустить к построению дома для богослужения можно, но с тем, чтобы дом сей, будучи обыкновенного вида с прочими обывательскими домами, не имел снаружи ни малейшего признака мечети... Чтобы отнюдь дом сей строим не был в виде мечети, [далее дописано] и не назывался бы мечетью».

Итак, мы видим, что изначально Историческая мечеть возникла в качестве частной молельни, без минарета и купола. Мусульмане были вынуждены согласиться с ультиматумом властей. Понятно, что никакого разрешения императора на строительство мечети не было; ни о каких заслугах татар или прочих мусульман перед престолом в войне с Наполеоном говорить в этой связи не приходится; никакого уважения к исламу в этих документах не найти при всем желании. Но жители Москвы, исповедующие ислам, решили действовать согласно поговорке: «хоть горшком назови, только в печь не ставь». Очевидно, что если бы они продолжали упорствовать в своих требованиях построить мечеть «как в Казани», и «только по разрешению правительства» (таково было их требование от 1816 года), они бы еще долго не смогли обрести богослужебного здания. В результате через несколько лет, а именно к 1826 году, мечеть переехала из дома Мангушева в здание специально выстроенного для этих целей Татарского молитвенного дома, который мы сегодня называем Исторической мечетью.

Еще раз подчеркнем этот момент: первоначальный вид строения мало напоминал мечеть. В 1858 году был проведен первый ремонт этого молитвенного дома. Между 1880 и 1884 годами была осуществлена перестройка Исторической мечети – такая же реконструкция, которая сегодня вдруг объявлена преступной, если ее проводить в отношении Соборной мечети. Этому предшествовало прошение имама Х.Агеева, старосты И.Девишева, и Салиха Ерзина – главного финансиста проекта – на имя генерал-губернатора князя В.А.Долгорукова, в котором отмечалось: «Наше магометанское общество... числом значительно увеличилось, а находящаяся здесь в Москве мечеть не может вместить в себя более 300 человек по пятницам и праздникам, ...отчего приходится совершать молебствия снаружи мечети, что для нас весьма неприятно, особенно в холодное время года». Исходя из этого, авторы письма просили разрешить им увеличить мечеть.

В результате проведенной перестройки здания оно было расширено по восточному и западному фасадам, причем над обеими пристройками и над крышей основного объема мечети были построены минареты. Вместимость мечети увеличилась до 1500 человек – то есть в 5 раз!

Мы видим, что Салих Ерзин, построивший Соборную мечеть Москвы, самолично финансировал реконструкцию Исторической мечети, как только: 1) у мусульман появились финансовые возможности; 2) этого потребовали изменившиеся условия, в т.ч. – значительное увеличение численности мусульманской общины. Сегодня недальновидные противники реконструкции Соборной мечети, ссылаясь на память С.Ерзина, говорят нам, что Московский муфтият разрушает историческое наследие татар-мусульман.

Получается, что и Салих Ерзин разрушал мусульманское наследие, которое с трудом возникло в 1826 году? Салих Ерзин финансировал коренную реставрацию, известен архитектор этой масштабной реконструкции (перестройки) Исторической мечети – Д.И. Певницкий. Представляю, какими словами обозвал бы Салих Ерзин провокаторов, которые суют палки в колеса процессу реставрации построенной им Соборной мечети – ведь и у нас коренным образом изменились два ключевых момента. Имеются финансы, и изменились условия существования общины, в том числе резко выросла ее численность. Как говорится, попробуйте найти отличия...

Далее Историческая мечеть еще не раз подвергалась реконструкции и ремонту. В сентябре 1915 года на деньги Садека Салиховича Ерзина около мечети было построено каменное здание медресе, которое сегодня выполняет роль административного помещения; в 1937 году мечеть была закрыта, в 1960-е годы снесли минареты, в 1992 году на средства посольства Саудовской Аравии была осуществлена полная реконструкция здания, а в 1998 году на средства Рашида Баязитова – еще одна.

Теперь перенесемся в Соборную мечеть Москвы. Она была построена в рекордно короткие сроки, за 5 месяцев 1904 года, можно сказать, в спешке. Ее возвели без фундамента. Почему? Дело в том, что второй мусульманский приход Москвы, который построил Соборную мечеть, почти 10 лет (!), с 1894 по 1904 годы, добивался разрешения на ее строительство. Участок по Выползову переулку перешел в собственность московского купца Хусаина Байбекова не позднее января 1902 года. В июле 1903 года в Московскую городскую управу пришло прошение Байбекова «разрешить мне в [моем] владении построить каменное трехэтажное жилое строение... и деревянное жилое строение...»; при этом ни о какой мечети или молельном помещении даже не упоминается.

Очевидно, что мусульмане решили «обойти» многочисленные бюрократические препоны, не позволявшие им в законном порядке построить мечеть. Для этого с согласия Байбекова два других лица – С.Бакиров и Х.Акбулатов – стали совладельцами зданий на участке. Затем они подали ходатайство о передаче участка со всеми строениями в пользу ОМДС. После того, как официальным собственником участка сделалось ОМДС, вопрос о строительстве новой мечети вместо намечавшегося в прошении Байбекова жилого дома фактически был предрешен. Можно сказать, что владельцы «путали следы», чтобы добиться в итоге своего. Вот и ответ, почему мечеть была построена в спешке, неправильно ориентирована на Каабу, не имела фундамента.

В любом случае, за истекшее столетие перекрытия мечети износились, а масштабной реконструкции здания за все это время так и не было проведено – в отличие, как мы помним, от здания Исторической мечети. Были только косметические ремонты, менялась электропроводка и система отопления, но мечеть ни разу, ни одного дня за всю советскую и постсоветскую эпоху не закрывалась для прихожан для полной реконструкции, как того требует грамотное ведение хозяйства.

Почему сегодня нельзя осуществить ее реконструкцию? Я не вижу ни малейших препятствий к этому! Более того, я четко осознаю: если сегодня старинное здание не отреставрировать, завтра нас ожидают колоссальные проблемы. Рухнет потолок, проломится пол, завалится стена... Кто будет нести ответственность за это? Активисты-провокаторы? Подписанты невыносимо глупых заявлений? Муфтии из чувашских колхозов? Редакторы сайтов, бесконечно сеющих фитну в мусульманской общине Москвы и России? Они первыми, вместе со своими друзьями-исламоедами, возложат ответственность за происходящее на руководство Московского муфтията.

Следовательно, надо идти вперед, не обращая внимания на провокаторов. Если же у активистов, искренне переживающих за судьбу мечети, и были сомнения в правильности принимаемого решения о реконструкции здания – искренне надеюсь, что после прочтения этой статьи сомнения исчезнут. Дорогу осилит идущий, которыми в свое время были Хасан Мангушев, Назарбай Хошалов, Салих Ерзин, Рашид Баязитов... Настало время пополнить этот почетный список новыми именами!

Автор: Дамир Хайретдинов, к.и.н., архивист, специалист по истории московской мусульманской общины

Комментарии 25