Среда обитания

Перелом в деле Али Якупова

11 марта Городищенский районный суд вынес постановление о возвращении уголовного дела против Али Якупова обратно прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. Постановление длинное и обоснованное – на 6 страницах.

В этот день сначала допросили еще 5 свидетелей, которые постоянно ходили на проповеди Али Якупова, но ни разу не слышали, чтобы он призывал к чему-то плохому, не говоря уже о призывах к истреблению евреев, в чем обвиняют этого молодого Коран-хафиза. Двое из этих свидетелей также находятся в списках тех, кто якобы был на собрании 30.04.2013 в кафе в Средней Елюзани. Когда им показали протокол собрания и приложенный к нему список с их фамилиями, именами и отчествами, они были удивлены – как это, они даже не слышали, что будет это собрание, им никто не сказал, поэтому они там и не были. А один человек из списка вообще живет в Рязанской области и в село не возвращался около двадцати лет. У одного в это время был гипс на ноге и он не выходил из дому.

Вообще многие свидетели на этом процессе ничего не слышали о том, что они, согласно списка, якобы были на этом собрании в кафе. Факт фальсификации протокола собрания, которым Али Якупов был освобожден от своих обязанностей и на его место председателя был поставлен Кязым Якупов, а Абубакяр Бикмаев стал имам-хатыбом, стал очевиден всем участникам процесса.

Затем адвокат ходатайствовала об исключении некоторых доказательств и о возвращении дела прокурору. Судья удалилась на целый час и 45 минут. В итоге судебное разбирательство пока завершилось. Теперь, если прокурор подаст свое представление, то будет апелляция в областном суде.

Удивительно, но на этом последнем заседании в зале не было никаких людей в штатском, которые ранее сидели, как пришитые, и слушали каждое судебное заседание.

Судья отметила, что в обвинительном заключении имеются нарушения, неустранимые в ходе судебного разбирательства.

Некоторые из этих нарушений были перечислены в ходатайстве адвоката. Например, на суде было доказано, что у переводчика Акмалжона Азизова, узбека из Хорезма, юриста по диплому, нет ни знаний татарского языка, ни знаний религии ислам, которые позволили бы ему сделать перевод фрагмента из проповеди Али Якупова. Этот перевод явно сделан выходцем из Средней Елюзани, имеющим хорошие знания по религии, но в перевод вставлены слова и даже целая фраза, которых нет в прослушанном фрагменте. А слово «яхуд» в хадисе о камнях и деревьях, которые заговорят перед Судным днем, специально переведено не как «иудей», а как «еврей».

В деле также нет подписки переводчика об уголовной ответственности за недостоверный перевод. Что касается самого перевода, то, по утверждению переводчика, и, согласно документов в деле, перевод якобы был осуществлен 4 июня 2013 года в присутствии капитана полиции Рафаэля Керимова. На самом деле этот же перевод, с подписью того же переводчика, фигурирует в справке эксперта №5 от 28.05.2013, в котором указано, что перевод поступил из Центра противодействия экстремизму к эксперту Экспертно-криминалистического центра МВД еще 21 мая 2013 года.

Происхождение аудиозаписи неясное – в деле нет ничего о том, в результате какой оперативно-розыскной деятельности она получена, когда и при каких обстоятельствах она произведена, каким именно записывающим устройством, и на каких основаниях.

Также на суде было выявлено, что по меньшей мере один протокол допроса сфальсифицирован, причем самим майором Чапановым, руководителем отдела по особо важным делам Следственного комитета РФ по Пензенской области. Майор Чапанов, который вел это дело, взял электронный текст допроса Кязыма Якупова (который, кроме клеветы на Али Якупова об истреблении евреев, еще и говорил о том, что ему выбили зубы и т.д.) и вписал туда данные Кязыма Куряева. Также Чапанов убрал два несущественных вопроса, и так у него получился протокол нового допроса, уже другого человека. Майор зачитал старику только то, что тот реально говорил, и Кязым Куряев спокойно подписал то, о чем он не только не говорил, но и не мог говорить, так как, несмотря на возраст, зубы у него сохранились за зависть молодым.

Многие протоколы тех, кто якобы обвинял Али Якупова, написаны как под копирку, одними и теми же фразами и подробностями. На суде эти свидетели говорили совсем о другом – о том, что Али не уважал стариков, так как позволял садиться в первом ряду всем, кто пришел пораньше, так как он сделал время намаза аср, как и во всех других мечетях села, и т.д. То есть высказывали какие-то мелкие обиды, но никак не подтверждали свои показания об истреблении евреев, изложенные в подписанных ими протоколах. Бедный прокурор зачитывал им их же показания, а они говорили: «Нет, я такое не мог сказать. Следователь, когда читал, все прочитал правильно, и я подписал». То есть, получается, старики давали одни показания, а следователи писали то, что им было нужно, а потом зачитывали старикам их реальные показания, и старики смело подписывали совсем не то, что они говорили.

Михаила Бабича, Талгата Таджуддина, пензенские власти и правоохранительные органы можно поздравить – их ловко использовали в своих интересах четыре ушлых старичка – Абубакяр Бикмаев, Гаязь Янгуразов, Кязым Якупов и Джафяр Бибарсов.

Правда, последний даже потерпел неприятности – на его дом был произведен налет, молодчики в масках связали его жену и опустошили сейф. Полиция тут же подумала на Али Якупова и его сторонников – их всех допросили, сняли отпечатки пальцев. Но в итоге преступниками оказались не среднеелюзанские мусульмане, а заезжие оренбургские оперативники, полицейские, работавшие по наводке пензенских коллег.

Зато Абубакяр Бикмаев цветет и пахнет – скоро уже год как он имамствует в той самой мечети №1 села Средняя Елюзань, откуда его изгоняли 30 лет назад. Кязым Якупов наслаждается своим положением начальника мечети. У них часто бывают в гостях представители пензенской структуры скандальной организации РАИС.

Вот и недавно РАИСовцы во главе с Асиятом Уразаевым привозили в эту мечеть какого-то одураченного ими арабского шейха. Дескать, это наша мечеть, старейшая в селе. Приехали даже РАИСовцы из Мордовии во главе с Шафиевым. А 12 марта этого же шейха уже «пользовали» в Саранске – все те же лица. Только в столице Мордовии РАИСовцам нет хода ни в одну мечеть, поэтому шейха выставляют напоказ на экономическом факультете Мордовского университета.

Гаязь Янгуразов стал основным деятелем, кто лично занимался фальсифицированием документов. Сначала, в 2012 году, когда «Махалля №44» избрала было себе имамом Кязыма Исяняева, Гаязь подделал протокол собрания и указал там, что был избран его давний друг Абубакяр Бикмаев. Но эта уловка не прошла – в Управлении Минюста заметили, что в одном месте одного и того же протокола имамом избран Кязым Исяняев, а в другом стоит имя и фамилия Бикмаева.

Янгуразов прокололся и с протоколом тайного собрания в кафе. Собрание было тайным только для мусульман, а районные и областные власти прислали сюда своих людей – они были в курсе. Так вот, помимо того, что в списке указали не тех людей, кто был там реально (большинство там были люди с улицы, не имеющие отношения к этой мечети, лишь бы начальникам показать, что людей на собрании много), так еще на титульном листе принятого устава указали, что председателем собрания был Кязым Якупов, а не Гаязь Янгуразов, как это записано в самом протоколе. Но теперь уже Управление Минюста изо всех сил закрыло глаза на любые нарушения и новое руководство и новый устав «Махалли №44» были зарегистрированы в рекордные сроки.

Так что на этом дело Али Якупова не заканчивается. Будет еще и суд по «тайному собранию в кафе, где начальники избрали Бикмаева», как выразился один из свидетелей на суде.

Комментарии 0